ПРИХОДИТ СРОК СТАТЬ МАТЕРЫМ

http://24.media.tumblr.com/62812b98afdc4e25594ff6c2ffb2d53a/tumblr_mm6fkxpUty1qcra4yo1_500.gif
Mads Dittmann Mikkelsen

Гюнтер Раух
крестный отец, поверенный Дамьена Бродбека, владелец типографии " Феникс"

ВОЗРАСТ:
от 45

СТОРОНА:
Грин-де-Вальд

ЧИСТОТА КРОВИ:
чистокровен | оборотень

СПОСОБ СВЯЗИ:
skype: du_fleur_mal

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Разумеется оборотней никто не жалует - даже в стройном стане тех, кто готов положить голову на алтарь дела Геллерта Грин-де-Вальда они не желательные гости. Но Гюнтер не всегда был Белым Волком, зато черной магии отдал всего себя, впитав любовь к колдовству вместе с молоком матери. Счастливое детство с любящей семьей было сожрано непреклонными стенами тюрьмы - чету Раух осудили за чрезмерное использование тёмной магии, признали опасными для общества когда Гюнтеру было всего пять. Вы скажете, удивительно, как такое могло произойти в годы, когда вся Европа дрожала, заслышав тихие шепотки сплетен о деяниях и возможностях Геллерта? Легко, правительство остервенело цеплялось за любую возможность показать волшебникам, что власть по-прежнему находилась в их руках, в те годы хватило бы и намека от мнительной соседки, что кто-то практикует тёмную магию, а Раухи никогда не скрывали своих пристрастий.
Они были фанатиками, они были помешанными на идее господства и готовы были целовать выжженную землю, по которой ступал Грин-де-Вальд - ничего больше они не любили с такой же силой, даже собственного сына. Не раз мальчишка становился жертвой Круцио или Империуса за то, что вел себя неподобающе, за то, что не оправдывал ожиданий. Отец и мать научили Гюнтера молчать, не перечить и превозносить Геллерта, как магглы превозносят Бога, предопределив дальнейшую жизнь волшебника. Быть может, он не верит в Грин-де-Вальда так, как верят остальные. Просто однажды, будучи еще мальчишкой, он ступил на тёмную трупу его идеологии, одурманенный несправедливостью и жаждой крови. Жаждой страданий. Они должны были ему за всё ответить, он должен был взять своё. Талантливый самоучка, добровольно отказавшийся от обучения в Дурмстранге, сжигаемый неисполнимым желанием отмщения, первый на передовой разведки - Гюнтер остановился ишь у порога Нурменгарда, возившись взглядом в лаконичное "ради общего блага". Здесь всё должно было закончиться и, по сути, так и случилось. Оставляя за спиной магическую тюрьму, которой ему чудом и хитростью удалось избежать, он на долгие годы обрёк себя на позорное клеймо "предателя", вынужденно покинул Европу, даже не попытавшись оправдаться перед вчерашними братьями, которые приняли его, как родного.
Он учился всему сам, ему помогали "добрые люди". С детства крутясь в далеко не высшем свете, Гюнтер узнал о жизни и её правилах всё, что только было нужно знать для того, чтобы выжить. Он был карманником, он был барыгой и вышибалой тоже был - сложно себе представить, как много волшебник знал о криминальном мире в свои неполные тридцать лет. Посвящая дни заработками, он ночи на пролёт сидел за книгами, которые покупал в ущерб пропитанию, частенько практиковался в магии, заработав приличное количество шрамов и опыта. В бою Волк брал напором и яростью, проиграть ему не позволял страх оказаться никчемным трупом, что сгниёт в канаве так и не успев чего-то добиться.
Однажды он смог вернуться к тем, кто всё еще верил в Геллерта и имел определенную власть в преступном мире - его рекомендовали люди с именем, слава о его талантах шла вперед волшебника. Ему дали второй шанс и исполнитель из Рауха вышел во-истину знатный. Но всё снова чуть не полетело в дымоход семнадцать лет назад.Карточный домик, который он кропотливо выстраивал и называл своей жизнью, рухнул. Во время очередного рейда его с ребятами "потрепали" оборотни и мужчина буквально ощутил на своих плечах тяжесть креста, на котором когтями было выгравировано "оборотень". Он готов был сдаться, он готов был попросить напарника прикончить его, но, на счастье, Дамьен имел иные планы и придерживался других взглядов - он его и вытащил. Господин Бродбек сумел сохранить в секрете произошедшее, помог Гюнтеру вновь встать на ноги, нашел для товарища лучших алхимиков, умевших держать язык за зубами и не гнушавшихся сомнительными исследованиями. Как только они не истязали душу и тело Рауха для того, чтобы научить его управляться со зверем внутри, что только они не перепробовали. Это были не сладкие пять лет биографии Гюнтера, но у них получилось и волшебник, получивший прозвище Белый Волк - для многих лишь за то, что убил в ту роковую ночь обращения вожака стаи - поклялся сослужить Бродбеку службу, в знак вечной благодарности. Именно по совету Дамьена он уехал на Альбион, с его помощью открыл там небольшую типографию, дела которой нынче процветают. Гюнтер ждал часа, когда ему удастся вернуть приятелю долг и без лишних вопросов согласился разыскать для него Астрид Нильсон - девушку, в которой Бродбек признал свою дочь.
Увы, судьба не была к приятелям благосклонна и здесь. В день, который должен был стать для волшебника и его дочери судьбоносным, когда они наконец должны были познакомиться, в результате атаки Пожирателей Дамьен получает серьёзную травму, чуть было не погибнув на руках у боевого товарища, но волшебник успев стребовать с него Непреложный Обет и Гюнтер обещает, что защитит Астрид, даже если это будет стоит ему жизни. Оборотень и триккер вынуждены бежать и о судьбе своего друга немцу не известно.

ОТНОШЕНИЯ С ПЕРСОНАЖЕМ

Гюнтер становиться для Астрид центром вселенной полной тайн и загадок. Он не просто вводит её в мир гриндевальдцев, но и становиться советником, сторонним, с одной стороны, слушателем, который позволит ей не потеряться в круговороте происходящего вокруг. Астрид не помнит отца, которого привыкла считать настоящим, и ей пока не удаётся узнать Демьена, поэтому Гюнтер, со всем своим чувством долга и мудростью, станет для девушки названным (крестным) отцом, тем, кто может спасти её или погубить.

ЧТО ОЖИДАЕТСЯ

Планы на игру, разумеется, имеются. Как и место в общем сюжете, который обещает быть очень интересным. Я предлагаю начать с той самой роковой встречи и пройти вместе весь тернистый путь к "и жили они долго и счастливо, пока не умерли, в один день"

Пример игры

Ей приятно, что Амос поддерживает её шутку, ей льстит, что он может взглянуть на неё, как на ребёнка. Зная Диггори не так уж и долго, ведьма укрепляется в мысли, что ему крайне сложно сохранить прежнюю легкость, что с каждым днём он всё сильнее и сильнее гнется к земле, словно в туфли кто-то старательно подкладывает свинец по утру, а он и не замечает. Ей хочется помочь, ей хочется приободрить, но если она положит ему руку на плечо, неловко тряся и важно подмечая "соберись", разве это поможет? Конечно же нет, всё это грустные усмешки и болезненные напоминания о том, что когда-то слов было достаточно, когда-то им и значения не придавали, стараясь не искать причин и следствий. Он не говорит, что произошло, а Нильссон и не просит. Кому как не ей понимать важность секретов? Вот и дурачится триккер, стараясь быть самой собой - Диггори нравится. Наверное, нравится. Иначе бы не приходил.
- Оу, знаешь, я привыкла брать выходной на свой день рождения, поэтому - без меня, пожалуйста, - отмахнулась девушка и пожала плечами, словно сомневаясь, стоит ли объяснять истинную причину. Медленно ладони скользят в карманы брюк, она поднимается на цыпочках, словно хочет казаться взрослее, хоть прежде никогда не придавала возрасту особого значения, на лице читаются смешанные чувства. Астрид неловко, но она смело смотрит в глаза своим страхам и будто перескакивает неприятную страницу истории, успев пробежаться глазами по каждой строчке, что и без того болью пропечатались на сердце, - есть подозрение, что с дня смерти родителей я никогда больше не праздновала этот день, не хочу омрачать людям праздник своей постой рожей... Но так или иначе, что-нибудь придумаем, если ты всерьез отказываешься от шлема. Очень напрасно, кстати говоря, думаю, коллеги по работе оценили бы то, как он гармонично сочетается со всем этим твоим... Костюмом.
Она смеется, но смех этот какой-то хрустальный, холодный. Она кокетливо крутиться на месте, незаметно вытирая плечом слезу, скрываясь за ширмой шоколадных волос. Сколько прошло, сколько еще должно пройти для того, чтобы она наконец перестала думать об этом? Перестала просыпаться в кошмарах, научилась спокойно смотреть на Юргена, прекратила отчаянно цепляться за каждую ниточку, которая сможет рассказать о таинственном мужчине не фотографии матери? Нет, это никогда не пройдет, с этим нужно смириться. Научиться жить. И смеяться, обязательно смеяться.
Заметил ли Амос эту перемену или просто удачно воспользовался моментом? Нильссон поднимает на него удивленный взгляд, словно ждет пояснений, но, кажется, здесь все предельно ясно. С пол минуты она внимательно изучает волшебника пытливым взглядом янтаря и, кажется, этого достаточно для того, что бы смутить.
- Амос Диггори приглашает меня на свидание? - с кошачьей грацией спрашивает она, медленно наклоняя голову. Есть шанс, что мужчина скажет "нет", так триккеру будет проще, но девушка сама разбивает момент странной и никому не нужной истины. Так странно, но ей не хочется ясности, ей хочется оставить всё как есть, сохраняя догадки и опасения, сохраняя тот странный мир, в котором они могут себе позволить уютное общение. Она не хочет слышать ни "нет", ни "да". Пусть будет так, так даже лучше, - как бы то ни было, но думаю, что немного фадишт этим вечером никому не повредит. Подхватишь меня перед выступлением? Юрген до сих пор не верит, что меня можно доверить вечерним лондонским улицам, а на мопед он и вовсе смотрит, как на дракона. Хотя нет, за дракона он навряд ли стал читать мне морали. Заодно прокачу тебя, а то знаешь ли, твое недоверие Веспе начинает нас огорчать. Уговор?
Ведьма едва касается его ладони своей - нежное рукопожатие, как глоток весеннего ветра. Улыбается и убегает, вновь не давая мужчине времени для ответа. Ускользает от него, словно шаль с шее кокетливой дамы на южной набережной.
- Мне пора бежать - до вечера, мистер Диггори.


- Я не думаю, что это хорошая идея, - ворчание Юргена непривычно и режет слух, но Астрид постоянна в своей решительности. Она поднимает на наставника испытывающий взгляд, желая слышать объяснения, но старик лишь откладывает пергамент в сторону, даже не взглянув на свою ученицу. Вот значит как. Астрид медленно встает из-за стола, убирая волосы назад и пожимает плечами.
- О, теперь она мне кажется еще более удачной, - возможно кто-то и спишет это на максимализм, быть может, это он и есть, в чистом и неприкрытом воплощении, но сама шведка так не считает. Если часть её здравомыслия и понимает, что триккер проявляет заботу, то остаток резонно подмечает, что уже поздно о чем-то беспокоиться. Волновался бы раньше, когда лгал о родных, когда покрывал правду и когда отпустил её в путешествие, которое по факту являлось побегом.
- Астрид, не будь ребёнком, - усталый старческий голос откладывается в сознании шорохом вчерашних газет, таких же бесполезных в новом дне, как и все его упрёки. Ваша девочка выросла, мастер, вы пропустили свой восемнадцатый год., - что ты знаешь об этом волшебнике? Ты уверена, что он не подозревает неладного? Да ты хотя бы видела его палочку?
- Юрген, ты уверен, что это вписывается в рамки здешной морали? Не подумай, что осуждаю, но англичане не столь открыты, как мы, шведы, - сарказм Эрвину к лицу, как и вся его напускная аристократичность. Триккер не входит, он вплывает в гостиную, сменяя вечернюю вахту летописцев, замирая в проходе. Нильссон улыбается, расправляя плед и небрежно бросая его в кресло. Здесь холодно, но никто не спешит разжигать камина, словно это было бы знаком их смирения, окончательным доказательством того, что это - их дом. Нет, триккеры чувствуют себя в Англии чужими, они приехали в гости, на симпозиузм, с туристической визой - называйте это как хотите, ничто не заменит волшебникам особняка под Хальмстандом.
- Эрвин, пожалей мои седины!
- А мне кажется, он прав, Юрген, - и прежде чем наставник успеет что-то возразить добавляет, обмениваясь с молодым Штернбергом лукавыми взглядами, -  К тому же, моей палочки тоже никто не видел, но это ведь не делает меня плохим человеком?
- Нильссон ты забываешься... - в голосе закипает ярость, но и ей не удается найти должного выхода - в дверь постучали. Эрвин, облачая себя в мантии наивысшего безразличия и спокойствия, разворачивается в сторону коридора, бросая что-то вроде я открою, оставляя их наедине. Нильссон уже готова поспешить на выход, но резкое движение старика останавливает её - с кофейного столика падает чернильница, оставляя на память о себе крупное пятно на подоле легкого, белоснежного платья. Астрид делает шаг назад, осматривая масштаб трагедии и готова сыпать проклятиями.
- Здраааавствуйте...
- Ты никуда не пойдешь в этом платье. Я сообщу гостю, что всё отменяется, - оборачивает случайность в козырь волшебник и теперь уже никто не сможет помешать триккеру, даже если придется выходить через окно. Пока старик шаркает в сторону двери, девушка умело плетет заклинание, заплетая магию в косу и оборачивая её вокруг собственной талии - пятно медленно заполняет атлас, оборачивая его в приятный цвет ночного неба. Нильссон опережает наставника, вырастая за плечом Эрвина, а на щеках её горит румянец.
- Надеюсь этот прохвост не успел предложить тебе чего-то такого, от чего гражданский кодекс пошатнется? - с улыбкой произносит она, словно и не замечая тяжелого взгляда старшего Штернбергера. Она ловко просачивается вперед, успевая прихватить с вешалки сумку, и спешит вперед к веспе, оставляя Диггори в недоумении на пороге, однако, что-то заставляет её замереть, развернуться и оправдаться. Это что-то льдинкой застыло в глазах старого волшебника, оно звучит в отточенном голосе его племянника.
- Может ты хотя бы дашь кавалеру представиться? Уверен, зная имя этого господина, кое-кто сможет беспрепятственно заснуть после седьмой успокоительной. Мне лично не хочется омрачать твой вечер, сестренка, высылая сову с приглашением в Мунго
- Не собираюсь я разлеживаться в этом Мунго! - возмущается старик, подходя ближе и Нильссон видит поразительную перемену. Юрген, фокусник со стажем и хороший актер. На мгновение ведьме кажется, что она видит мир глазами маленькой себя, в те годы, когда вера была непогрешимой, а жизнь казалась доброй сказкой. Волшебник облокачивается на дверной проем, копируя позу Эрвина и теперь они вдвоем больше похожи на братьев-лисов, чем на самих себя. Хотя, младшему не привыкать, - я просто хочу убедиться, что если господин решил похитить юную леди на свидание, то он не позволит им сесть за руль этого монстра.
- Юрген! - Нильссон чуть не захлебывается собственным возмущением, будучи уверенной в том, что ей проще сквозь землю провалиться, чем терпеть эту постановку о заботливой семьи. Чувства становятся смешанными настолько, что ведьма уже и не понимает, за что именно ей стыдно: за то, что она перестает верить в искренность сказанного, за то, что Амос видит этот фарс и может подметить фальшь, которая ей самой кажется очевидной, или за то, что кому-то еще может прийти в голову, что это свидание? Сейчас она тот еще ребёнок.
- Дядюшка, ну что вы. Наша леди не надела каблуки, навряд ли это свидание, - теперь ей уже ничего не остается, кроме как обхватить лицо руками, в тщетной попытке скрыться от этого кошмара. Даже в семнадцать не было так тяжко, а тут !
Однако, Амос оказывается далеко не из робкого десятка...

внешний вид

Белоснежные конверсы, которые удачно могли бы сочетаться с молочным платьем из атласа - жаль, но теперь оно скоре уж цвета индиго, нежели чем молока. Волосы распущены, через плечо перекинута сумка на тонком ремешке. Темный макияж подчеркивает удивительные глаза ведьмы, на руках остались следы чернил.

сюжет

акция

анкета дочери

гостевая

о триккерах