Форум: JumpStreet

в поисках будущей: жены, матери моих детей и вдовы

http://i99.beon.ru/25.media.tumblr.com/tumblr_lvylwiEsRW1r2j689o3_250.gif

внешность: Natalie Portman
имя: На выбор
возраст: сейчас тебе 25, но познакомимся мы только через пять лет. Вся игра будет в будущем.
ориентация: Как хочешь, думаю гетеро
профессия: На выбор
связи: Мне, моей сестре и будущим детям

Многое я хотел бы обсудить с тобой лично, как ты придешь. Создать образ и историю вместе. Потому, оставлю лишь немного информации передающей суть основной задумки:

Жанр: драма, семья, повседневность

• Вся наша жизнь проходила рядом.
Мы жили по соседству, знали друг друга с самого детства. Ты была «девочкой со двора» а после «девочкой со школы», с которой я изредка общался. Кто же знал, что судьба в итоге сведет нас вместе.

• Я хочу отношения двух, потрепанных жизнью людей, у которых были другие планы. Планы, рухнувшие под натиском жизненных обстоятельств, сценарий которых не входил в наш собственный, но время, и невозможность что-либо изменить заставили нас смириться.
Смириться друг с другом, ведь мы давно знакомы и хорошо общаемся. Ведь из нас бы могла выйти неплохая пара. Ведь боязнь одиночества и простое желание душевного спокойствия мучают нас обоих, с годами лишь набирая силу.

• Это – не любовь. Это – смирение, согласие, поддержка. Это – безмолвное принятие продиктованного судьбой исхода, согласно которому, выбора у нас не было.

• Мы – чужие, начинающие привыкать друг к другу. В голове у нас – другие люди, быть может, оставившие после себя слишком яркий след, отголоски которого ослепляют каждого из нас и по сей день.

[Факты]

- У нас будут дети. Мальчик и девочка, близнецы, их рождение придется на следующий год после заключения брака.

- В настоящем времени у Хью отношения с другим мужчиной, кой факт он скрывает. Отношения сложные, не понятные, эмоциональные, не дающие покоя и мотающие из стороны в сторону, которые, растянутся в итоге на несколько долгих лет – возможно (а это значит – скорее всего), случайные встречи будут иметь место и после заключения брака.

- У тебя может/должна быть драматическая составляющая в личной жизни, неудачный опыт, отношения, не окончившиеся хорошо – что угодно, что в итоге повлияет на сознательный выбор выйти за человека, которого ты, в общем то, не любишь, но который способен дать тебе поддержку и тепло.

- Как будут развиваться наши отношения, обговорим. Скорее всего привыкание и взаимопонимание, нечто, напоминающее семейный уют. В котором и вроде бы все хорошо, но отголоски прошлого никуда не исчезли.
Мы попробуем создать семью.
Попытаться построить отношения из разрушенных ранее надежд. Обрести себя заново.
И у нас почти получится.

Почти – потому что жизнь подкинет очередной непредвиденный поворот.
Меняющий в корне наши с тобой жизни.

мы

http://media.tumblr.com/tumblr_m6sz467T0W1r5ruse.gif

Прочее: как видишь, я практически ничего не написал про тебя, - характер, био. Я хочу создать все это вместе, чтобы персонаж не был тебе чужим. Я общителен [так могло не показаться по заявке] - как обьявишься, сразу в лс, дам с собой связь, все обговорим.)
Кроме внешности. Портман незаменима хд

Пример поста

Your eyes, they shine so bright
I wanna save that light

Некоторое время он просто лежал, созерцая умиротворенную темноту стен собственной комнаты, осознавая на уровне физических ощущений, что уснуть ему удастся не скоро.
Непрерывно мелькающие в голове, после всего произошедшего, образы, вызывали целый набор противоречивых чувств.
Страх, смешанный с болью, злость, разгоряченная обидой. Непонимание того, почему у него не может быть собственного мнения в свои девятнадцать лет. Почему он не волен влиять на ход своей жизни собственноручно.
Почему ему и его сестре приходится такое переживать.

Когда за дверью послышался еле различимый шорох – через некоторое время после того, как дом погрузился в успокаивающую тишину ночного покрова, - он не вздрогнул, не удивился. А лишь вздохнул, закрывая глаза, пытаясь сдержать накатившую горечь, только успев подумать:

«Джинни…»

Он знал, что рано или поздно она тихонечко проберется к нему, такое было не в первый раз после очередного всплеска отцовских эмоций, обрушенных на детей шквалом резких, скверно подобранных, обидных, задевающих слов. Иной раз [после очередного, громогласного и методично разрушавшего семейные узы, скандала] они засиживались до утра, растягивая момент умиротворяющего ощущения, потерянного ранее, но обретенного снова душевного комфорта. Просто рядом. Просто вместе. Просто даря друг другу поддержку.

Но в этот раз он не был уверен, что хочет, чтобы она пришла. Противоречивые чувства разделились на два лагеря. Ведь с одной стороны, он не хотел, чтобы она видела последствия возражений отцу, отдающиеся глухой, резкой болью по всего ему телу. Не хотел, чтобы она видела на что тот способен. Не хотел показаться слабым в ее глазах – ведь он чуть не плачет. Обида на отца полностью захлестнула его сейчас, подкатываясь к горлу неприятным, удушающим комом, грозившимся вырваться наружу беспомощным воем.

Но ему – нельзя, ведь он - ее брат. Ведь он должен быть сильным в глазах маленькой, напуганной, доверчиво настроенной и ранимой Джинни. Ведь он старше, ведь он – мужчина. Непроизвольно, и может быть, сам того не осознавая, он хотел являться для нее примером и опорой,  каким должен был быть отец. [Должен был ]Но не был.

Знакомая фигурка бесшумно мелькнула в дверном проеме, не издавая ни звука, не спрашивая разрешения. Совсем скоро оказалась возле кровати.

«Джинни…как ему ее жаль. Ведь она всего лишь подросток. Ведь ей всего пятнадцать и она н е д о л ж н а такое переживать..."

Хорошо, что было темно, и она не видела полную, оставленную руками отца картину. Не видела крепкой, твердой его руки с непреклонной решимостью показать сыну свое место,  ни того, как он озверел, вытолкнув Хьюго за дверь – а там, оцепенение и страх  подростка сцепились в одно целое. Все произошло быстро, резко, жестоко, будто сменяющимися кадрами из беспощадного кинофильма. Он даже не смог бы воспроизвести в голове прожитое – не помнил, какой по счету удар свалил его на землю. Помнил только, как изо всех сил сжал зубы, твердо был настроен, переносить все молча, чего бы ему это не стоило. Не показывать ублюдку-отцу, как ему больно и насколько тяжела его рука.
Но не смог.
Опыт первого противостояния обернулся кровавым привкусом, был подавлен быстрее, чем был начат и принес с собой хорошо усвоенный урок на всю жизнь.

Он так хотел отгородить ее от всего этого. От всех неприятных воспоминаний.
Он сжал зубы в молчаливой злости на отца. Но сейчас – не за разбитый нос и подавляющую бунтарский дух боль по всему тему, а за то, что отец позволял себе слепые вспышки ярости при ней – при Джинни. Она не должна была такое видеть.
Хьюго знал, что это заставляет ее плакать.
И ему было еще больнее от этого.

Он закрыл глаза, почувствовав ее тонкие пальцы в своих волосах, и это…тронуло его. Пробудила внутреннюю волну накативших эмоций, но уже совершенно иных, нежели совсем недавно испытанная обида и злость. Нет, это было нечто совсем иное. Нечто, которое он сам, охарактеризовал бы, пожалуй… как любовь.
Сглотнул, не давая приближающемуся к горлу комку, от переизбытка чувств, вырваться наружу, и приподнялся на локтях, пытаясь не показывать затраченных усилий. Спустил ноги с кровати и опустился на пол рядом с сестрой.
Чувствовал, что не ему сейчас нужна поддержка.
Вернее, не только ему.

Он не сразу узнал белеющую в темноте комнаты ткань в руках сестры. Боль заглушала и замедляла реакции и восприятие происходящего напоминало зависающий постоянно фильм, когда картинка замирает – несмотря на то, что плеер продолжает проигрываться, и все синхронно возвращается на места по прошествию нескольких секунд.

Хью дернулся от прикосновения, и первым его порывом было остановить ее мягкую [наполненную искренним теплом и заботой] руку помощи – показать, что с ним все в порядке и что она [помощь] ему не нужна. Снова пытаться быть сильным, но вовремя бросил взгляд на едва заметные при отсутствии света очертания ее лица – ее вырисовывающегося из темноты выражения, заметил то, как она волнуется, как она хочет облегчить его боль. И решил, что ей это нужно, что так она будет чувствовать себя лучше.

Но, все же, не стал полностью стягивать с себя футболку, с которой лег, ограничившись тем, что приподнял ее немного, открывая темнеющее на коже пятно отека. Не готов был показать ей все последствия, а может быть, сам не готов был встретиться с ними. Беглый взгляд в зеркало, некоторое время назад, напугал его, заставил сердце биться чаще. Слишком жестоким ему показался полученный итог. И он не хотел сейчас передавать свою тревожность Джинни, которая была и так на порядок его впечатлительней, и скорее всего, увиденное бы, отразилось лентой всплывающих перед глазами образов последующие несколько дней.

Сейчас они сидели рядом, на полу, возле его кровати, и темнота умиротворяющим покровом пыталась спрятать их от прокрадывающихся в душу, тревожных мыслей.
- Джин, какая же ты бестолковая. – негромко ответил он, мягко беря ее за руку. В темноте не было видно легкой улыбки, нарисовавшийся на его лице после ее слов. Как она только может думать, что все произошедшее – ее вина? – Отец все за меня решил уже давно. – в тоне проскользнуло отчаянье, сказанное было правдой. Планы глава семьи не имел привычку согласовывать, даже тогда, когда касались они не только его – лишь спокойно [спокойно - когда не встречал возражений] выкладывал свершившимся фактом. Не был тем отцом, с которым можно было бы поговорить, высказать свои пожелания. Мнение у семьи Вульфов было одно – его собственное.
И любая попытка протеста грозилась быть срезанной на корню.

- Сильно болит?
- Нет. – соврал он. Его тело, скорее всего все еще пребывало в состоянии шока – адреналин, все еще бегающий по крови, немного заглушал восприятие.  – Все хорошо, - такое типичное, призванное сгладить ситуацию вранье, и они оба знали об этом. Но что поделать, если язык не находил подходящих слов.
Он чувствовал, сквозь боль, что подбирается медленно, но верно, момент разговора. Самый важный момент душевной близости. Чувствовал, что хочет ее успокоить и успокоиться сам.

Ведь они сейчас оба были на нервах, сегодняшний сон сняло твердой отцовской рукой. Но Хьюго не знал, с чего начать. Ничего, казавшееся ему способным успокоить беспокойство Джинни, не приходило в голову.
Но он должен найти слова.
Помимо «чертов ублюдок, смотри, что ты делаешь со своими детьми».
Смотри, как они сидят в комнате, на полу, под покровом ночи ища друг в друге поддержки. Б е с п р и н ц и п н ы й с у к и н с ы н.
[float=right]http://67.media.tumblr.com/622141a47a6925447ed26504c291e91f/tumblr_inline_nkfyimT89X1sccn28.gif[/float]
- Просто постарайся это забыть, хорошо? – он сжал ее руку, понимая, что просит о многом. Но что ему еще оставалось? – Спасибо. – он поджал губы, едва заметным кивком отреагировав на примочки, одновременно оценивая важность и эмоциональность настоящего момента. Как же он рад, что у него есть Джин. И как же ему больно будет с ней попрощаться. – Мне не стоило возражать ему, я сам виноват, - от хмыкнул, почти усмехнувшись и одновременно зашипел от боли, когда сестра задела очередной отек, - На что я рассчитывал вообще? Что он просто так согласится? Сам напросился, - нет, он не оправдывал отца, он пытался защитить Джин от ее собственных мыслей. – Все хорошо, маленькая, правда – опять уверенно сказанное вслух вранье, - Как думаешь, до первой девушки заживет? – он чуть улыбнулся, попытавшись разрядить ее беспокойство, чуть крепче сжал ее ладонь, пропуская пальцы белокурой лисички сквозь свои. Обычно говорят «до свадьбы» но куда там.
Но шутка не могла окончательно разрядить атмосферу.
Не могла отвлечь их от неизбежного разговора.
Который Хьюго все никак не решался начать.
Отдавая предпочтения возникшей из неоткуда тишине.
И все же, он собрался.
Притянул к себе маленькую родную фигурку, приобнимая ее за плечи, утыкаясь носом в светлые волнистые локоны, как всегда душистые от девчачьего шампуня.

- Джин, - тихо позвал он, пытаясь собраться сказать сложные слова, самому близкому, для него, человеку. И сделать это так, чтобы тон не дрогнул, - Мы два года не увидимся.