Итааак, я в поисках двух чудесных мужчин с: Сама играю за студентку Райвенкло, 6 курс, и у меня уже много идей на этих двоих. Все детали можно обсудить в любом удобном средстве связи.
И дааа, не я одна буду им рада \бровит\ Подходи-налетай, пока горяченькие

http://asset-d.soupcdn.com/asset/3132/4800_d8ad.gif

http://38.media.tumblr.com/tumblr_lu4apjQkHj1r600pio3_250.gif

Max Krieger
- Хэй, где твой царь в голове, Марк?
- По решению далеко не здравого смысла казнен в четверг! – и улыбка окрашивает его веснушчатое лицо

Маркус «Марк» Дэниэл Уинфред | Marcus «Mark» Daniel Winfred
18 лет, Грниффиндор, 7. Занятость на ваше усмотрение. Магглорожденный или полукровный.

Я спокойно дочитывала старый фолиант по древним рунам, раздумывая над тем, идти на этот предмет на третьем курсе или нет, когда чье-то тело фактически грохнулось на стул напротив. Мне пришлось оторваться от чтения, дабы посмотреть на злостного нарушителя моего личного пространства, хотя оставались последние страницы. На языке уже спело язвительное возмущение, но стоило мне посмотреть в его глаза… Маленькая двенадцатилетняя я просто потонула в этих глазах. С тех пор я люблю голубой цвет и смотреть в небо. Потому что небо заставляет вспоминать о его глазах, даже тогда, когда я этого совсем не хочу.
- Руны? Хочешь их изучать? Не самое веселое занятие, но довольно прикольное, - он встал со стула и обошел стол, подойдя ко мне со спины. Голова его пристроилась над плечом, а руки без разрешения полезли  изучать страницы моего блокнота.
- И зачем тебе пустой эскизник? Или он новый? – мальчишка задорно тараторил, листая желтоватые листы, а я ехидно ухмылялась. Я видела каждую картинку, нарисованную лично мной же, а вот ему это было не под силу.
- Зачарованные листы-ы-ы-ы, - протянула я, выхватив у него из рук блокнот.

Он нагнал меня на выходе из библиотеки.
- Хэй, ты зачем так быстро ушла? А я так хотел попробовать вывести тебя из себя, - наигранно-грустный тон вызывал улыбку.
- Может быть когда-нибудь тебе удастся наверстать данное упущение, - весело проговорила я, и мальчишка лишь хохотнул в ответ.

Просто тогда мы с тобой еще не знали, что умудримся тысячу раз достать друг друга, несколько раз рассориться, помириться, еще рассориться… Да разве важно это?
Важны те моменты, которые были между ссорами и примирениями. Вылазки, поездки, прогулки… Сколько приключений на собственную задницу ты собрал, попутно втянув в них меня, а, Марк? Я знаю тебя довольно давно, но до сих пор не могу понять, что происходит в твоей голове. Это легкое отношение к жизни, эти спонтанные решения, безбашенные поступки – Унфред, Мерлин тебя подери, да как у тебя это  получается?
Спросите меня, кто для меня Маркус Уинфред, и вы получите длинную триаду о том, что это моя любимая, неповторимая и самая невыносимая заноза в заднице. Но  никто и никогда не узнает, насколько я без ума от тебя. Даже ты сам. Никто не увидит, сколько раз я зарисовывала твои глаза. Никто не заметит, как меняется мое настроение в твоем появлении. Никто не услышит тех заветных слов про то, что ты мне бесконечно дорог.

Твое пение и умение играть на гитаре могли бы вызывать кровь из ушей, если бы не красота голоса. Этот мягкий тембр обладает магическим свойством переворачивать все с ног на голову. Шутки становятся серьезными, серьезные вещи – смешными. Правда, только тогда, когда ты этого хочешь. Ты берешь от жизни все, не жалея о сказанном или сделанном, ты выезжаешь на везении, выходя сухим из воды, ты… Да, черт возьми, ты невероятный!
Тебя окружают толпы девиц, желающих набиться в дамы сердца, и  ты так любишь дарить им лживые надежды, а потом хлопать глазками и говорить, что не срослось. И все равно умудряешься оставаться паинькой-заинькой. А еще ты верно предан одной женщине, имя которой – Астрономия. Ух, смотреть с тобой на звезды – как слушать лекции. Но я люблю их слушать. И ты знаешь об этом. Наверное, именно поэтому ты до сих пор не выкинул меня из жизни. А может быть я тебе действительно дорога. Нельзя сказать, что мы лучшие друзья, хотя многие именно это и думают. Мы, скорее, родственные души.

Люблю ли я тебя? Возможно. Скорее, не хочу терять. Ни при каких обстоятельствах. Но при этом я всегда пойму и приму, если ты внезапно скажешь, что существующее между нами «что-то» должно закончиться. Приму и, наверное, на следующий же день пойду на дно Черного озера. Потому что пережить предательство Эбигейл я еще более-менее смогла, а вот перетерпеть потерю тебя я точно не смогу.

Когда-нибудь ты узнаешь, что для меня значат твои глаза. Узнаешь, сколько созвездий я насчитала в твоих веснушках. Еще, быть может, я расскажу тебе, что запах пшеницы был бы четвертым запахом моей аммортенции, ведь именно так пахнут твои волосы. Когда-нибудь мы будем валяться на одном диване не потому, что «нам не в падлу поспать на одном, не чужие же люди», а потому что действительно не чужие. А сейчас я просто буду восхищаться тобой, радуясь, что являюсь той девушкой, с которой ты а) заговорил сам б) уже так долго вошкоешься. И еще кое-что: будь рядом… Ай, нет, даже не так. Просто будь.

Может быть, я выскажу тебе это. Но только тогда, когда ты дашь мне понять, что за моими словами не последует «Эл, это шутка такая, да?» А пока что я последую твоему примеру и попробую взять от жизни все.

Дополнительная информация:Если вас не устраивает предложенная мною внешность - можем обговорить эту деталь. В крайнем случае, буду подрисовывать веснушки или перекрашивать глаза х))
Я не требую от вас игры в любовь до гроба, не прошу внезапно начинать любить моего персонажа и прочее-прочее. У нас с вами будет крепкая дружба, со своими странностями и особенностями. В конечном счете, это может быть вечная френдзона, а может быть и свадьба-семья-дети. Зависит это не только от моих прихотей, но и от вашего желания.
Характер частично прописан, но так же хотелось бы видеть в нем отрицательные и грустные стороны. Пусть он будет вспыльчивым, или, например, слепым в гневе. Или внутри него будет жить маленький мальчик - суицидник. Но такие моменты желательно обсудить со мной. Дам любой удобный контакт для связи, помогу с написанием анкеты. Биографию оставляю на вас, ни чем не ограничивая. Единственное, о чем попрошу – учтите любовь к астрономии и к путешествиям. Обещаю любить, кормить, холить-лелеять, одевать в собственно сшитые мантии и играть. При всем этом, думаю, подобный персонаж приживется на форуме. Надеюсь, не я одна буду тебя ждать, о объект моих восхищений~

Твои вундервафельные веснушки

http://data.whicdn.com/images/99866356/superthumb.gif

Песни – вдохновители

RHCP – Dani California
Poets of the Fall – Roses
Flatfoot 56 – Shiny eyes
Alai Oli – Лев умрет за любовь
Немного нервно feat  В.Кристовский – Поцелуй меня, я ирландец!
Linkin Park – Somewhere I belong (banjo cover)
Сплин – Весь этот бред

http://45.media.tumblr.com/2529886002b584efbffa8de9fec2679c/tumblr_mh0k15IxMB1s3ugqxo6_250.gif

http://45.media.tumblr.com/485f80bf25feecc51f0866115ea176b5/tumblr_mh0b0k657z1s3ugqxo4_250.gif

Уильям МакБрайд | William McBride
20 лет, практикант любого свобоного предмета; выпуск Гриффиндор\Слизерин (НЕ Райвенкло)

Рассуждения о странности своего имени и звуки гитары окунули Эл в ностальгические воспоминания. Вот она играет на небольшой полянке перед поместьем. Замечает красивую бабочку, и,  в лучших традициях сказок, бежит за ней, отдаляясь от дома. Вот ее ловит мальчишка, как раз в тот момент, когда невнимательная малышка чуть не ныряет в ручей.
- Как тебя зовут, глупенькая?
- Лорна.
- Лорна? Какое странное имя. Оно слишком сложное. Давай я буду называть тебя Лори, хорошо? Так где ты живешь?..

Твои родители работали на моего отца, когда он только начинал свое дело. Твоя матушка выращивала различные растения и имела огромные теплицы, а твой отец - неплохой зельевар.
Вы жили недалеко от поместья МакКуарри, и однажды, когда тебе было 8, ты увидел, как за ограду огромного дома выскочила маленькая четырехлетняя девочка с копной темно-каштановых волос. Да, это была я.
Ты стал для меня старшим братиком. Опекал, присматривал, тайком от родителей уводил гулять в степи,  на холмы и руины древней Шотландии. Именно ты стал называть меня Лори, и я до сих пор так представляюсь.
Когда ты уехал в Хогвартс с обещанием слать письма, я очень грустила и переживала. Но обещание продлилось недолго - всего лишь 4 письма за первые месяцы первого курса. Я храню их до сих пор. Когда я поступила в Хогвартс, ты был уже на пятом курсе и даже не обратил внимание, как некую МакКуарри распределили на вороний факультет. Не на твой - и не важно. Я узнала тебя, но ты поменялся. В свои пятнадцать ты считал себя выше того, чтобы общаться с "какой-то там первокурсницей", так как боялся замарать свою репутацию перед друзьями.

Со временем и я забыла о том, что есть такой человек, как Уильям МакБрайд. В воспоминаниях ты оставался прежним добрым и милы Уиллом, который катал меня на плечах и водил за руку по лесам. В памяти тепло твоих ладошек, смех и детский голос, а не надменный взгляд свысока.
И вот, ты выпускаешься, почти великолепно сдав ЖАБА, а в 20 лет возвращаешься к истокам, устраиваясь практикантом в Хогвартс.
Задерживаешь меня после уроков, пытаешься заговорить, как-то пойти на контак, а я не понимаю, что тебе от меня нужно. Сначала я даже грублю тебе, но потом ты приглашаешь меня на примирительную кружку сливочного пива в "Три метлы", совсем забыв о том, что сейчас нам туда нельзя.
Сейчас ты пытаешься построить какой-то мост между нами. С чего вдруг тебе это в голову взбрело, я понять не могу до сих пор, и, наверное, не пойму. Но знаешь, у тебя ведь получилось. Кажется, скоро ты снова станешь для меня тем самым Уиллом, а не мистером МакБрайдом.

Дополнительная информация: Хотелось бы, чтобы у них была милая романтика с конфетно-букетным периодом и поцелуями в щеку, с походами в Хогсмид, с вечерними совместными посиделками. Пусть это будут милые и теплые отношения, может, долгие, а может и не очень. В дальнейшем я вижу Уилла как хорошего друга Лорны. Они тихо разойдутся, поняв, что что-то как-то не то и не ладится. Хотелось бы, чтобы он не до гроба любил Лорну, а был именно влюблен, чтобы потом персонажам можно был легко расстаться без всяких тяжких переживаний по этому поводу.
Да, как вы могли понять, я ищу этого персонажа для первых серьезных отношений Лорны. Мне кажется, что это должно получиться мега-мило.
Вам совершенно не нужно зацикливаться только на этой сюжетной ветке. Я уверена, что найдутся другие люди, которые захотят с вами поиграть. Персонаж, в первую очередь, ваш, и мне бы хотелось, чтобы он развивался не только на почве отношений с Лорной, но и сам по себе.
Внешность, конечно, можно поменять (сейчас это Брендан Дулинг), но я исходила из того, что с ним довольно много изображений рядом с моей внешностью (Кэти Финдлей). Для связи дам ВК, аську, скайп - что пожелаете. Желательно соблюсти все прописанные мной пунктики, все остальное оставляю на вашу фантазию ;3
От себя обещаю красивую графику, помощь в написании анкеты несколько хороших отыгрышей с: 

Жду тебя, парень~

Несколько постов от меня

1

Лорне 14 лет. Лорна уже не девочка, но еще и не девушка. Можно сказать, что Лорна почти что взрослая. Ведь она уже умеет прятать слезы от посторонних глаз и улыбаться, когда этого требуют обстоятельства.
Лорна уже не ребенок. Она на четвертом курсе, а это значит, что зелья сложнее и чары длиннее, и что скоро придется сдавать троеклятые СОВ. Конечно, до них еще целый курс, но кто помешает малышке с сине-бронзовым галстуком уже сейчас почитывать программу пятого курса?
Ведь Лорна так любит читать. Лорна читает все: учебники и романы, стихи и рассказики, и даже в свои 14 еще все читает сказки. Но лишь перед сном или в гордом одиночестве в библиотеке, ведь когда тебе 14, кажется, что ты уже сильно взрослый для сказок. Ведь сказки-то для детей. А ты не ребенок вовсе. Но и не взрослый же? А если и взрослый, то только почти. А значит, можно и сказки читать.
Для Лорны не важно даже, чьи это сказки. Барда ли Бидля, или кого-то другого. Пусть даже их написали магглы, от этого сказки не перестанут быть сказками. Конечно, немного смешно читать о волшебстве в представлении обычных людей. Но Лорна не в праве их осуждать, потому что они просто не знают правды.
Сегодня Лорна нашла очередную сказку. Ее привез папа откуда-то с Азии, вроде. И Лорна, малышка Лорна, забыв о том, что ей полных 14 лет, убежала в библиотеку под самый вечер, и в ней до сих пор сидит. Вложила книжку со сказкой в учебник чар и так увлеченно читает. Рассматривает иллюстрации, водит пальцами по тонким линиям. А что, в 14 ты еще можешь позволить себе книжки с цветными картинками.
Лорна читает в запой, поглощает страницы и даже не замечает, как время летит к отбою. Не замечает, как тяжелеют веки, как разум заволокло пеленой. Лорна уже перечитывает строки дважды, но упорно сидит за столом. Потирает глаза, зевает. Лорна знает - она сова, а значит может долго не спать. Значит сейчас можно просто встать, размяться, зевнуть и снова засесть за чтение. Лорна даже два раза бьет себя по щеке.
Не спать!
Лорна увлечена, она хочет, хочет дочитать до конца, так, как еще никогда не хотела. По столу разбросаны перья, учебники и пергамент. И книжка чар уже не скрывает обложку. Лорна с головой в истории, Лорне на мир вокруг фиолетово. Она только книжный и воспринимает.
Лорна представляет себя порой как героя из сказки. Иногда она наблюдатель, иногда даже главный герой. У Лорны хорошее воображение, и ей легко представить общую картинку у себя в голове. Сложить пейзажи из предложений, героев из слов. Только вот образы все более мутные, словно Лорна страдает от близорукости и забыла надеть очки.
У Лорны пальцы в чернилах. Хорошо, что в быстро сохнущих, иначе, потирая глаза, она бы оставила несколько пятен на щеках. Лорна знает, что нужно идти в башню, но оторваться от книги так сложно и так не хочется.
Не спать!
Лорна уже положила голову на стол и держит книгу, чуть наклонив ту в бок, чтобы было удобно читать. Лорна знает, что от этого шея будет болеть, и что для зрения это вредно, но груз сна сильнее. Тяжелое ватное одело прямиком из царства Морфея лежит у Лорны на хрупких плечиках и пытается прогнуть девчушку под себя.
Лорна еще держится. Не сдается. Лорна сильная. Лорна боец! Лорна же почти взрослая, а значит с легкостью преодолеет такого врага, как сон. Тем более, девочка сейчас примеряет роль главного героя. А значит, ей нельзя сдаваться. Главные герои не сдаются. Они всегда побеждают, доходят до конца. И Лорна сможет. Она дойдет, она переборет, она победит. Ведь ей же еще до башни бежать, узкими коридорами и потайными проходами, шарахаясь от чужих шагов и теней.
Не спать! Не спать!
Лорна повторяет это, как мантру, но Морфей сильнее, и голова уже опустилась на руки, и руки расслабились, и книга упала на стол из расслабленных ручек. Лорна спит. Вот так вот, на простом библиотечном столе. Лампа греет Лорне затылок, и свитер колет щеку, но это мешает, совсем не мешает ей вот так вот дремать.
Не спать? Нет, милая. Все-таки, спать.

2

Очередной выезд, официальный прием. На кровати уже лежит расправленное платье. Примерно через полтора часа водитель подгонит машину. Почему-то, родители предпочитали появляться на всех магических приемах таким простым магловским способом, как автомобиль.
Лорна сидит на подоконнике и сама себе напоминает девушку из элитного борделя: черное кружевное белье, чулки, туфли, свежая прическа, вечерний макияж... Это все ей шло, несомненно. Но это была не она. Совершенно. Настоящая, та Лорна, которая еще существовала весной 2022 года, ни за что бы не надела эти шлюшьи чулки и неудобную обувь. Она пошла бы в легком и простом платье и летних, комфортных босоножках, в которых ее ноги не устанут за много -много часов простаивания за светскими беседами. Но сейчас она встанет, допьет бутылку вина с горла, залезет в черное месиво из шелка и кружева (да, платье), и спустится на первый этаж. Освежающее зелье придаст ей бодрый вид, и родители даже не заметят, что их чудо-дочь, внезапно из бунтарки превратившаяся в покладистую и покорную, достойную представительницу чистокровной фамилии, с раннего утра пьяна.
Алкоголь стал ее лучшим другом. Легкое фруктовое вино утром, сливочное пиво в обед, огневиски на ужин и текила перед сном. Эл здраво осознавала, что наносит вред организму, но запивать любой содержащий градус напиток восстанавливающим зельем стало проще, чем отказаться от алкоголя совсем.
Конечно, чаще всего она пила вино. Винный погреб в доме МакКуарри был огромным, и отец даже не замечал пропажи. Конечно, девушка была не на столько наглой, чтобы постоянно "подворовывать" у собственного дома. Порой она брала отложенные деньги на карманные расходы и шла в те бары, где ее смазливая мордашка и красивые глаза срабатывали как паспорт совершеннолетней. Только в душе Лорна была совершенно зимней. А алкоголь, пусть и слабо, но грел.
Последние глотки она делает неаккуратно, и из уголка рта красной полосой ползет струйка вина, капая с подбородка на грудь. Девушка утирается тыльной стороной ладони, ставит бутылку на окно и подходит к кровати. Она окидывает взглядом платье, оценивает его, отмечает его красоту и в который раз понимает, что это не для нее. Но она не в силах сопротивляться. Ей не за чем. Не хочется. Рука проводит по гладкому шелку, пальцы гуляют по бархату кружев, и Лорна, все-таки, заворачивает себя в человеческую подарочную упаковку. Смотрит в зеркало и видит девушку, довольно красивую, безусловно, чистокровную и из обеспеченной семьи. Тольк ее зовут не Лорна МакКуарри, ей далеко не 15, и она не беззаботная школьница. Из-за стеклянной глади на нее смотрит отягощенная заботами, потерявшая вкус жизни женщина. Ее, наверное, зовут как-нибудь пафосно и красиво. Эллаиза, или, быть может, Анастейша. И это пафосное имя не сокращается до простого "Эл", и, уж тем более, до детского "Лори".
Только это все иллюзия. Под тонной лже-элегантности и фальшивого спокойствия, под наигранно-томным взглядом, натянутой, но приятной улыбкой прячутся равнодушие и опустошенность. А внутри, в самом центре ледяного шара, сидит маленькая 15тилетняя девочка, потопленная в море алкогольного коктейля.
Лорна спускается по лестнице, краем глаза замечает улыбку отца, слышит переигранный возглас восхищения от матери, а мысленно хочет пустить себе аваду в висок. Садится в машину, открывает окно. Автомобиль трогается, и сквозняк волной свежести ударяет в лицо. Девушка достает из сумочки солнцезащитные очки, потому что июньское солнце светит прямиком в глаза. Жара и градус в крови клонят в сон, и стекла очков не раскрывают секрет слипающихся век. На горизонте появляются очертания замка.
Замок Монтфичет встречает своей величественностью. Тяжелые двери раскрываются, и громкий голос объявляет о том, что на прием пожаловала семья МакКуарри. Лорна завидует Дональду, который остался дома с гувернанткой. Эл некоторое время следует за матерью, затем видит несколько знакомых и отделяется в их сторону. За короткое время пребывания в замке девушка успевает влить в себя 2,5 бокала шампанского.
Шум очень быстро надоедает, отдавая гудением в висках. Лора находит фуршетный стол и тырит из ведерка со льдом только открытую бутылку игристого вина. Теперь перед девушкой стоит задача найти уединенное местечко. Она поднимается на второй этаж и плутает коридорами. Большинство комнат оказываются заперты, но примерно 6 или 7 дверь оказывается незапертой. МакКуарри трижды мысленно проклинает запрет на магию вне Хогвартса, пока запирается на довольно тяжелый и слегка ржавый засов.
Комната оказалась не самой большой, но одну из стен заменяло огромное окно, от пола до потолка. У другой стены камин, какие-то тумбы и шкафы, а в центре диван - то, что нужно пьяной заплутавшей душе.
Лорна скидывает туфли, а сама с ногами забирается на диван. Она смотрит в окно и огромными глотками уничтожает содержимое бутылки. В голове проносится мысль о том, что она почти не ела сегодня, но за два месяца дичайшего запоя организм уже привык. Бутылка отрывается от губ, а девушка тянется за восстанавливающим эликсиром, чтобы печень не умерла смертью храбрых. В этот момент засов со скрипом отодвигается, дверь распахивается, и Эл видит в дверном проеме какую-то незнакомую блондинку. Кажется, одиночная пьянка терпит крушение.

3

Каким бы ужасным не было растение, наблюдать за ним было занимательно. Оно завораживало, не давая отвести взгляд. Чудище дышало и рычало, и казалось порой, что если сделать надрез на стволе, то из него польется не сок, а самая что ни на есть настоящая теплая кровь. Оно заполняло почти все пространство своими ветвями и щупальцами, защищая "сердце", но именно к нему, как поняла Лорна, нужно было пробраться.
Девушка почувствовала, как рука парня проскользила по всей ее собственной, и на долю секунды задержалась на кончиках пальцев, обжигая ее замерзшие ладошки жаром человеческого тепла. Руки не хило замерзли, пока ребята сюда добирались, и Эл начала их растирать в жалких попытках согреть, иначе она банально не сможет держать карандаш. Дуреха, не могла согревающее перед входом наложить? - с этой мыслью девушка деревянными пальцами открывала рюкзак, дабы достать блокнот. Ровно в тот момент, когда МаКуарри поняла, что без мантии ей будет гораздо удобнее пробираться через эти ветви, прямо над ухом раздался вкрадчивый и спокойный голос Нотта:
- Раздевайся, только медленно, -  Слишком много электрических разрядов за один вечер. Сам Остин уже был без мантии и с закатанными рукавами.  На фоне общего легкого бедлама он выглядел на удивление идеально: выглаженная рубашка, галстук, брюки. Словно он собирался не в теплицы, а на собеседование или, может, важную встречу, а случайное стечение обстоятельств занесло его сюда. На его фоне Лора была похожа на обыкновенную тень - вся в черном, с этими синячищами от трехдневной почти бессонницы, болезненно бледная и не очень радостная. 
После снятия мантии Лора начала медленное движение по пятам слизеринца. Они двигались максимально бесшумно, и слышно было даже, как сминаются складки на ткани рубашки. Голос Нотта был на удивление мягким и даже приятным, а в голубых глазах в перемешку со страхом загорелся огонек безумия и одержимости. Вот он, истинный гений и мастер своего дела. Да, в его глазах был страх. Но до чего он был ничтожен в сравнении с остальным, а в особенности относительно размеров стоящего перед ними растения.
Было немного странно видеть, как человек, олицетворяющий мечту перфекциониста всем своим видом, начал разрывать землю. Руки Остина то окутывали, то высвобождали щупальца. Парень словно разговаривал с растением, посылал ему немые сигналы: через взгляды, прикосновения. Неожиданно одно из щупалец с силой полоснуло по запястью Нотта, по-видимому, выражая свое недовольство происходящим. Первая кровь. Кажется, я видела в сумке бадьян. Как кстати он там завалялся.
Пытаясь как-то занять себя, Лорна зарисовывала окружение: вот часть верхних ветвей, вот угол с небольшими горшочками, в которых наверняка выращиваются очередные эксперименты, вот профиль Нотта, раскапывающего... Так, стоп, что? Девушка даже не заметила, как рука сама накидала небольшой набросок, изображающий слизеринца за работой. Пожалуй, так и подпишу. Рядом не самым аккуратным почерком было выведено: "Остин Нотт за работой, 2 ноября, 2022 год."
Картина была по истине занимательной. Судя по тому, что с каждой секундой лицо Остина приобретало новую эмоцию, он был уже у цели, но...
Внезапно Эл почувствовала, как к ее ноге, чуть выше берца, что-то прикоснулось. Девушка аккуратно наклонилась и с ужасом обнаружила, что одна из тентаклей, подобно змее, охватывала ее ногу в кольцо и поднималась выше, к бедру.
Так. Дьявольские силки отпускают, если расслабиться. Ядовитая тентакула реагирует на свет и огонь. Только где взять? И как тут расслабиться?! Нервное напряжение последних дней брало свое. Ни о каких расслабленных мышцах не могло быть и речи, а кольцо щупальца лишь плотнее сжимало ногу. Девушка искренне не понимала, посему растение так с ней себя ведет. Она не была агрессивна в его отношении, не пыталась нанести вред, и даже не наступила на одно из многочисленных щупалец на полу, хотя ее обувь сегодня позволяла ей быть невнимательной в этом плане.
- Нотт, - тихо и безэмоционально, чтобы окончательно не попасть в мертвую хватку, - Остин, черт подери, - девушка готова была это проорать, но все же сдержалась и просто прошипела сквозь зубы, - у меня, кажется, проблемы. Не отвлекайся от работы и просто объясни, пожалуйста, что делать, чтобы это чудо природы разжало мою ногу?
Тем временем бешеная лиана добралась уже до середины бедра.

4

Прочь из моей головы,
Наугад, в темноту,
С середины концерта,
Сквозь толпу, сквозь охрану, сквозь двери, сквозь парк,
Чтоб чуть-чуть постоять над водой на мосту.

В висках стучит, а в голове не укладывается. Сердце колотится в бешеном ритме, а в мозгу одна единственная фраза: уходи. Уходи. Уходи. Ты никогда не была мне дорога, запомни и прими к сведению. Запомни и прими к сведению. Уходи. Ты никогда... И так по кругу, циклично, без остановки. Она уже три часа просто сидит на кровати и втупляет в пустоту. Ее не интересует то, что уже давно закончился обед. Ей совершенно плевать на узор на ковре, и на то, что Арчи обшерстил ее свитер и оставил несколько затяжек. Она не обращает внимание на то, что вокруг есть люди. Они и не нужны ей сейчас, по сути. Раньше всегда были нужны. Но не сейчас. И не завтра. А нужны ли будут? Нужны ли будут другие, если среди них не будет ее? Вернее, формально то она будет. Но не твоя. А разве она была твоей, МакКуарри? А ты? Была ли ты ее? Нет. Нет. Никогда. Выкинь эту иллюзию из головы. И после каждой подобной мысли новый, совершенно неконтролируемый поток соленой воды из глаз. Да-да, это называется слезами, да. Но как не хотелось ей этого признавать. Как не хотелось осознавать, что слезы эти из-за той, кого ты считала всем. Кто заменил тебе семью, кто стал дороже отца. За кем ты в огонь и воду... За кем теперь?
Лорне казалось порой, что она жила, последние пять лет жила ради Эбигейл. Да, у Ларсон была сестра - Яника, но разные факультеты разлучили их, и Лора видела, отчетливо, как никто другой, что она заменила Эбби сестру. Да и хафлапаффка стала для Эл семьей, старшей сестрой и лучшим в мире другом. Через сколько всего они прошли вместе? Наверное, можно было написать книжку. Да, может, это были бы детские рассказы, но умелое перо вполне могло родить из их дружбы качественный приключенческий роман.
Сейчас казалось, что вокруг летают сотни дементоров, но ни один даже самый мощный патронус не смог бы их отогнать. Нет, в ней не просто не было радости. Не было ни-че-го. Абсолютно. Пустота. Пустыня, в которой даже перекати-поле уже сдох от одиночества и жары. Хотя, какая жара может быть в таком состоянии?
МакКуарри даже не представляла, что весь их мир, который они так долго строили, стоял на фундаменте из лжи и лицемерия. Что все это было пустой иллюзией, в которою она верила, которую она оберегала. А Эбигейл взяла и разрушила все в один миг. Уходи. Не нужна. Запомни. Она верила этой милой блондинке. Она не хотела мириться с тем, что Ларсон так просто измяла, сломала, растоптала, изгадила их отношения. Нет. Этого не могло произойти. Лоре на минуту показалось, что она идет ко дну. Она в чем-то вязком и холодном, и это что-то тянет ее вниз с неимоверной силой. Тону. Так пусть и она утонет. В моей голове. Теперь внутренний голос отвечал светловолосому образу: "И ты уходи. Тони вместе со мной". Тело же, тем временем, на ватных ногах отправилось в сторону кухни. Оно действовало само, не поддаваясь командам мозга и здравому смыслу. Словно девушка - робот, и в нее заложили программу: кухня - вино - влить в себя. Что? До этого момента Лора пила лишь шампанское на светских приемах и сливочное пиво в Хогсмиде. Откуда вдруг взялась в голове мысль, что необходимо вино? Неизвестно. Но она была. И тело ей повиновалось.
Кухня. Пощекотать грушу. Пройти вглубь. Найти "винную стенку". Стащить. Выбежать. Бежать. Бежать. Бежать.
Пятый этаж. Почему? Неважно. Вечер. Ужин. Все там. Всем все равно. Никто тут не ходит? Отлично. Подоконник. Открыть вино. Пить. Пить. Глоток за глотком. Стоп. С непривычки горячая жидкость жжет горло. Девушка морщится от горечи напитка, а на глазах выступают слезы. Уже не от обиды - от того, что она, глупая и неопытная, залпом глотанула треть бутылки красного вина. Она сидит на подоконнике, болтая ногами, в глазах пустота, в руках бутылка. На кого ты сейчас похожа? - твердил внутренний голос, - посмотри на себя. Разве это не жалкое зрелище? А в это время знакомый силуэт, такой родной и чужой одновременно, постепенно стал погружаться в воду. Вспоминая о Ларсон, Лорна представляла ее уже по щиколотку в воде, уровень которой с каждым глотком повышался. Работает. Это действительно работает.
Когда красная жидкость заполняла бутылку лишь на одну четвертую, в голове всплыло все то, от чего Эл так долго старалась убежать, прикрываясь своей вечной веселостью и жизнерадостностью. Вспомнился утренний громовещатель от матушки. Какой он за этот семестр? Девушка потеряла счет на тридцать четвертом. От нее требуют идеально сданных СОВ, мать надеется на то, что ее дочь станет старостой, раз уж "пойти в квиддич силенки не позволяют". О, квиддич был вообще больной темой. Зато как радовалась Анна МакКуарри, когда малец Дональд забрался на метлу с радостными воплями: "А в школе я буду охотником!" И хотя Эл весьма недурно летала и имела в арсенале хорошую метлу, в мире мячей, метел и бит она себя не нашла. Так порвалась одна из первых ниточек, которые хоть как-то связывали Лору с мамой. И ведь чем дальше в лес - с каждым годом Эл отдалялась от матери все сильнее. Да, она хорошо училась, соблюдала все правила этикета (и делает это до сих пор), и всячески потакала alma-mater, но со временем девушка поняла, что это бесполезно. Они разные. Они видят мир через две различных призмы. Их мнения расходятся абсолютно во всем, и это даже не от того, что Лора - слегка бунтарь, нет. Так вышло.
Все обиды и горечи, все ссоры и разочарования нахлынули морской волной, давили, хлестали, вода эта заливала всю пустоту внутри, царапая своей солью тонкие стенки сосуда, которым сейчас было тело Лорны. Девушка забралась с ногами на подоконник и уткнулась лицом в колени. Морской воды внутри было слишком много, и вода эта не нашла выхода лучшего, чем в виде слез и из глаз - непрекращающимися потоками. Горло горело, глаза щипало, а внутри все захлестнуло бушующим морем. Больно. Больно. Б о л ь н о.

Отредактировано маракуйя (13.06.2016 16:23:26)