Форум: Бесконечное путешествие - кроссплатформенная игра без анкет и с возможностью вариаций самых разных миров и фендомов

Текст заявки: NC-17, м+м, драма (переживание смерти, потеря памяти), романтика
Кого играю: учитель рисования в младшей группе детского сада, человек без памяти и прошлого (условно Джейсон)
Кого ищу: отец-одиночка, воспитывающий дочь трёх лет от роду, некогда переживший смерть своего мужа (условно Джерард)

Три года назад в авиакатастрофе погиб муж Джерарда, направляющийся из командировки домой, подстёгиваемый новостью о рождении их дочери (суррогатное материнство). Оставаясь сильным лишь благодаря своему ребёнку и поддержке друзей, Джерард продолжает жить дальше, спустя два года перебираясь в небольшой, но уютный соседний городок, где открывает своё небольшое дело.
Три года назад Джейсон открыл глаза в реанимационной палате госпиталя, судорожно пытаясь вспомнить, как он сюда попал. Ответа на этот вопрос он не находит, также как и не находит ответа на такие вопросы, как: кто он, откуда и почему его до сих пор никто не нашёл. В скором времени его оставляет жить у себя местный добродушный самаритянин, мужчина 55-60 лет, разыскивающий среди пострадавших в авиакатастрофе своего сына и случайно спутавший его с Джейсоном.

Годы идут. Небольшой городок, в котором многие знают друг друга, становится местом обитания и Джейсона и Джерарда. Они не знакомы и прежде умудрялись ни разу не встретиться на узких пешеходных улочках, до того момента, как дочь Джерарда не принялась рассказывать отцу об "удивительном учителе рисования" в их детском саду, с ужасным шрамом, располосовавшим лицо, и красивыми глазами. Их первая случайная встреча - отнюдь не решение всех проблем прошлого, это новая порция множества вопросов: отчего этот учитель так похож на его погибшего мужа? почему отец одной из воспитанниц оказался призраком, который мучил его по ночам?

Технические условности: прошу не больше, чем могу дать сам: два-три поста в неделю, активный диалог-обсуждение сюжетной линии, готовность идти на компромиссы, трепетная любовь/нежное вожделение к научной фантастике, относительная грамотность.
Огромное пожелание играть данными внешностями: jensen ackles (сын президента Цитадели) и jared padalecki (Капитан Океана). Понимаю, что для многих эта "связка" не воспринимается иначе, как "братья Винчестеры". Так вот, забудьте об этой связке! Никаких братских чувств, никаких подобных отсылок. Чтобы настроиться на соответствующий лад предлагаю небольшую графическую подборку: бытового характера,романтического,добросемейного,драматичного, любовного (18+). Продолжать можно долго, наслаждаясь и ловя вдохновение.

Ваш персонаж: универсальный профиль на форуме;
Джейсон - замкнутый в себе, тихий человек, рассеянный и немного потерянный в силу своей болезни (амнезии), мучается болями в ноге, которая оказалась сломана во время катастрофы, отчего часто бывает раздражителен. Эгоистичен, однако старается преодолеть эту яркую черту своего характера ущемлением собственных потребностей.

Пример вашего поста:

Хроники Амбера, альтернативная история

Через горы Кашфы, скрывающие торговые пути между грубо сложенных природой утёсами, лежала наша дорога домой. Навьюченные аль-каркаданны с трудом пробирались по каменистым тропам, изгибающимся вдоль скальных холмов. Полуслепые гигантские животные, более всего похожие на шерстяных носорогов, каждый размером с двухэтажный дом, они медленно шагали друг за другом, доверяя своему вожаку, на морде которого восседал погонщик. Их длинные острые рога, растущие посреди крепких лбов, были обвязаны несколькими слоями толстых кож, гарантировавших, что каждый предыдущий аль-каркаданн не насадит на этот рог впереди идущего.
Мы продвигались уже добрых шесть лун, когда на заре нового дня узрели подёрнутые осенней позолотой изумрудные долины Амбера. Разбивая на ночь лагерь под боком королевства, в сумерках мы не заметили, сколь близко подошли к дому, и рассвет подарил нам радостное облегчение при мысли, что в скором времени все мы окажемся за родными стенами. Даже мне, долгие годы томившемуся мыслью о принудительном невольничестве, становилось легче дышать каждый раз, когда восходя на высокий пригорок, взору нашему открывался великолепный вид на замок, распростёртый у подножия Колвира.

Стоило нам войти в ворота города, как от зевак не стало отбоя. Каждый раз, стоит каравану из Кашфы показаться в Амбере, начиналась неделя оживлённой торговли и народных гуляний. Шелка и алмазный песок, специи, сладости, сталь особенной выточки, изящные украшения - кашфские сокровища славились далеко за пределами государства, и купцы во множестве совершали паломничество на местные рынки, желая разбогатеть. Двор Амбера раз в четырнадцать лун отправлял в Кашфу караван аль-каркаданнов, возглавлял который сам Делвин - один из наследных принцев, сын Оберона и Харлы.
Геральдическое древо Амбера я знал и мог с точностью до третьего колена (что немало, с учётом количества жён Оберона) воспроизвести даже разбуженный ночью громогласным рёвом рога, коим встречают всех путников у ворот столицы изумрудного королевства. Делвина, оруженосцем которого являлся, знал я лучше и ближе всех прочих отпрысков старого короля. Кроме того, на ристалище мне не раз выпадала честь бороться с Джулианом, Кейном и даже Джерардом - троицей Оберона и Рилгы. Последний отличался незаурядным талантом в ведении ближнего боя, проиграть такому - дело чести, а победить его было невозможно.
Все эти полезные знакомства я завёл благодаря жизни в стенах замка, к которому был привязан, как бывает привязана не к своей конуре чужая псина. Пятнадцать лет ожидания и мучительного томления, беспрекословного подчинения и страха, я был и оставался заложником, не смотря на привилегированное положение, оставшееся при мне как напоминание о происхождении, которое некогда я имел во владениях мира Хаоса, моего истинного дома. Долгая разлука сыграла плохую шутку с детской памятью. Я с трудом мог воспроизвести портретные черты своей матушки и отца, павшего от руки Флоры, белоголовой принцессы Амбера, узником которой я стал, едва переступив порог в десять лет. В силу юности, мне было уготовано место подле отпрысков третьего колена династии, за которыми я вынужден был повсюду таскаться, пародируя несвойственную мне привязанность.

- Я слишком устал. Быстрого спокойного сна мне не видать, - я ступил за порог гостиной, где тотчас столкнулся с одной из тех особ королевских кровей, вместе с которой рос. Должно быть, вам придёт в голову решить, что пока я набивал шишки на тренировочных боях, она, Дейрдре, просиживала над учебниками по этике и разучивая танцы. Как бы не так. Она была ближе всех мне по возрасту и духу, при всём этом оставаясь дочерью женщины, сгубившей мою жизнь, оторвавшей меня от дома, я считал именно так и никак иначе. Этот факт никогда не давал нам по-настоящему сблизиться, и, я был уверен, не позволит случиться этому и впредь.
- Я не знаю, - спокойно ответил я на её вопрос, сознавая, что даже самые нелепые предположения мечтателя невероятно далеки от многогранности существующих теней, которые год от года ширились и множились во времени и пространстве. Я не обладал даром манипулировать тенями, поскольку не находился в ранге тех, кому позволено пройти Огненный путь, а возможность оказаться перед Логрусом мне не представилась. Всё, что я видел за гранями настоящего мира, была Кашфа и прилегающие к ней территории, образующие сеть торговых путей, по которым вместе с Делвином мне случалось путешествовать. Сегодня мы возвратились из очередного путешествия, длившееся без малого полгода. За время нашего отсутствия Амбер мало изменился, ровно как и его обитатели, поэтому я не выказал никакого удивления при виде Дейрдре, по ночам нередко тихо скользящей из залы в залу в поисках утраченного сна.
- Конечно, - откликнулся я на её предложение без особого энтузиазма, добавив: - Словно я имею право дать тебе отказ, - и направился следом.
Такова была соль нашего общения. Корень зол и камень преткновения. Сколько себя помнил, из раза в раз я не давал себе забыть, кто я, где и по какой причине оказался. Это избавило меня от разбитых надежд пытаться и никогда не стать "своим" в землях Амбера, не делая, однако, участь мою слаще.
- Я слышал, Флора подыскала тебе достойную партию, - изрёк я, едва мы оказались под тенью сада, которую испускали деревья, облачившись в лунный свет ночного серебра. В моём голосе не было злости, однако отчётливо слышалось ехидство. Я как никто другой знал, сколь мало Дейрдре преуспела в желании стать замужней избранницей, и мысль о её скором "заточении" веселила меня, поскольку оно не мало смахивало на моё собственное жалкое положение узника в богатом замке.