http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/22968.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/47859.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/41555.css
[НЕ ПРОПУСТИ!]
[29.11.] С 29.11. некоторые правила упраздняются к тому, что - за что голосовали, то и поставили (администрация снимает с себя все полномочия по выбору работ дня). Без ограничений на количество попаданий. Раз в неделю/две, тема с выбором будет закрыта. Что это значит? Это значит, что в таблице будет ВЫБОР АДМИНИСТРАЦИИ. В котором будут собраны все работы за неделю, зацепившие внимание амс. В Daily Art News о.2 выбор администрации будет отмечен отдельным сообщением с соответствующей пометкой.

[12.11.] Друзья! Обратите внимание на нововведение в выборе работ дня: теперь в таблице будут присутствовать три работы по итогам голосования пользователей, и три - по итогам голосования амс-состава. Сами правила голосования остаются прежними)
[12.10.] Товарищи ренессановцы! У нас изменился дизайн, искренне надеемся, что администрацию камнями не забьют (у нас демократия, помним)).
А еще у нас больше не будет баннера-дня, зато будет дизайн дня, за который вы можете проголосовать, ну или если не будет дизайна - будет еще один эпиграф или аватар.
P.S. А еще мы вернули голосование за работы дня и пересмотрели ранги, с новой системой, уже можно ознакомиться в соответствующем разделе ;)
» на рекордных скоростях
[БУДЬ В КУРСЕ]

[КОНКУРС: РЕКЛАМА ДЛЯ РЕНО] - - ПРОДЛЕНО ДО 3.12.

[лента в профиль] - для всех, у кого стояла лента - смена на новую - бесплатно. Для тех, кто хочет поставить себе - стоимость с 1500 флоринов, упала до 300. Предложение ограничено!
[открыто голосование на работы дня]
" П р о р ы в "    н е д е л и        
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели

Photoshop: Renaissanse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Наборы; новости » Цвет воронова крыла [набор]


Цвет воронова крыла [набор]

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

http://sa.uploads.ru/B1HUh.png

Здравствуйте — и добро пожаловать!
Если Вы по счастливой случайности заглянули сюда, то располагайтесь как можно удобнее, ведь, насколько мне возможно судить, нам есть о чём беседовать. Не думаю, что ошибусь, если предположу, что нас с Вами объединяет одно стремление — научиться излагать свои эфемерные мысли в плавных и красочных предложениях, которые смогут удивить любого читателя собственными детальностью и необычными приёмами. Я угадала? Подобное допущение является вполне логичным и имеет право на существование. Если Вы всё ещё заинтересованы в процессе обучения, оставайтесь на линии; если нет — желаю Вам хорошего дня и, конечно же, всё ещё надеюсь однажды увидеть Вас в своих учениках или же — что ещё лучше — в числе мастеров. Вдохновение не будет лишним в любом случае.

Отставим в сторону излишние словеса и, наконец, приступим к самому главному. Сперва мне стоит рассказать о себе, дабы у Вас сложилось определённое представление о том, с кем, возможно, Вам придётся сотрудничать в дальнейшем. Меня зовут Татьяна, и Вы вполне можете обращаться ко мне по имени, избегая всевозможных никнеймов, которые используются в копирайтах. Признаться, прежде мне не приходилось обучать кого–то официально, в специально отведённой для этого теме, однако соответствующие навыки всё же имеются. Хочу отметить тот факт, что я стараюсь найти к каждому из учеников индивидуальный подход. Я не буду верстать Ваши пробные посты под свой стиль (хотя при желании, конечно, могу перефразировать отдельные интересующие Вас моменты); напротив, мы постараемся отыскать Вашу изюминку — особенность, которая будет характеризовать именно Ваши посты, которая, вероятно, будет ассоциироваться именно с Вами. На мой взгляд, это весьма значительный успех. Именно этого мы и постараемся достичь.

Чего ждать от меня:
1. Адекватности. Независимо от Вашего ранга, моих комментариев касательно отдельных постов всё же не избежать. Критикую корректно и без оскорблений, тем самым стараясь создать благоприятную атмосферу.

2. Требовательности. Если мне всё же предстоит стать Вашим мастером, я буду ожидать от Вас достаточного участия. Я не говорю об активности, не буду требовать Вашего ежеминутного присутствия, но всё же давайте уважать друг друга.

3. Комплексности. Для каждого ученика я постараюсь составить его индивидуальный план, которому мы будем следовать. В него могут быть включены следующие пункты:
- анализ Ваших работ;
- выполнение всевозможных заданий (описание отдельных ситуаций, предметов; подбор синонимов, эпитетов, интересных сравнений; эксперименты с художественными тропами речи);
- помощь в написании отдельных отрывков (Вы говорите, что хотели бы описать, я даю Вам советы и привожу небольшой пример того, как это сделала бы я).

4. Понимания. Не стоит делать из меня зверя — это прежде всего. Я всегда смогу понять любое положение дел, в котором Вы очутились: утратили ли временно вдохновение на процесс нашего обучения, столкнулись ли с проблемами в реальной жизни, хотите ли сменить мастера или оставить обучение. Главное — говорите об этом прям; загадочное молчание выбивает меня из колеи.

Чего жду от Вас:
1. Креативности. Не бойтесь экспериментировать и высказывать предположения или идеи: я, к сожалению, не смогу узнать, что же происходит в Вашей голове, и это повлечёт за собой низкий КПД обучения.

2. Умения выдержать критику. Не стоит на каждое замечание реагировать очень бурно, крича о том, что я придираюсь или же вовсе не хочу с Вами работать. Конструктивная критика никому не мешала — особенно если она не граничит с крайней степенью хамства.

3. Ответственности. Постарайтесь предупреждать заранее о Вашем перерыве или уходе; не забудьте оповестить меня о том, если не успеваете выполнить что–то в срок. Конечно, форс–мажорные ситуации не исключаются, но если они входят в привычку, то невольно вынуждают задуматься: а действительно ли они столь непредсказуемые и неожиданные?..

4. Понимания. Думаю, Вы уже догадались о том, что этот пункт очень важен (недаром он указан и в требованиях от Вас, и в требованиях от меня). У каждого из нас существует своя личная жизнь, поэтому не стоит пинать и требовать чего–либо сверхурочно. Давайте будем людьми и не станем нарушать личное пространство друг друга без получения на то одобрения.

Примеры постов:
Примечание: их же одобряла и администрация форума при выдаче ранга.

Пост № 1

Резкий голос Ричарда, крепко прижимающего меня к себе, отрезвляет подобно ведру ледяной воды; я робко хватаюсь заледеневшими пальцами за его рубашку, тяжело дыша и вдыхая до боли родной запах любимого мужчины. Нежеланные слёзы подкатывают к глазам, но я сдерживаю их с невероятным усилием, не желая в очередной раз досаждать Тейлору своим несносным характером. Он и без того чертовски зол и едва находит в себе силы на лёгкий поцелуй в макушку в то время, как я буквально ощущаю ярость, бурлящую в его груди подобно Везувию, погубившему в своё время прекрасный город Помпею. Резковатым тоном, выпустив меня из своих объятий, Аддерли приказывает немедленно сесть в автомобиль, после чего делает несколько шагов в сторону подонка, который наблюдает за нами со снисходительной усмешкой, хотя я бы на его месте уже давно дала дёру, трусливо поджав хвост. В каждом движении мужчины чувствуется едва сдерживаемая злость, которую он тут же вкладывает в сильный удар по челюсти противника. От противного хруста меня передёргивает, и я, поспешно обернувшись, семеню на каблуках до виднеющегося неподалёку черного зверя Рика, на котором тот по обыкновению любил рассекать по улицам Манхэттена, с восторгом наблюдая за тем, как стрелка спидометра неумолимо ползёт вверх. Терпкий аромат, источаемый натуральной кожей салона, слегка успокаивает меня. Всё ужасное, что могло случиться, не произошло: госпожа Фатум оказалась благосклонной ко мне, несмотря на то, что я такая сука. Видит Бог, я не заслужила того, чтобы Ричард относился ко мне с такой любовью и заботой. Я не была той девушкой, которую нужно носить на руках и всячески оберегать от негативных воздействий окружающего мира; я была другой. Моему умению раздуть скандал на пустом месте позавидовала бы любая стерва, привыкшая подобным путём получать желаемое от покорных, словно идущее на водопой стадо, мужчин. В отдельные моменты я становилась совершенно невыносимой и диву давалась, как Рик до сих пор не убил меня за это. Он обладал воистину дьявольским терпением и умением прощать любые выходки девушки, которую любил. За что он любил меня? Чёрт возьми, я не знаю! Я отвратительно готовила, в моменты предменструального синдрома придиралась ко всему, что было связано с Тейлором, начиная тем, как громко он дышит, и заканчивая тем, как тихо он храпит. Я перебила множество посуды за год совместной жизни и умудрилась захламить все полочки для обуви своими кедами всевозможных расцветок. Теперь в кабинете Аддерли были разбросаны всевозможные тюбики с краской, кисточки, бумага и скомканные наброски, а на подоконниках красовались кактусы всевозможных форм и размеров, на чьи цветы у Рика иногда была аллергия. Но даже в случае, когда мужчина, непрерывно чихая, просил меня избавиться хотя бы от половины, я умудрялась выставить его виноватым и по-детски дула губы, когда он не просил прощения. Я была исчадием ада – но он меня любил. Любил той бескорыстной любовью, о которой мечтает любая девушка. Когда я с умирающим видом лежала в кровати с термометром под мышкой, Тейлор готовил мне травяной чай и пироги с вареньем, заботливо держал одеяло, пока я делала ингаляцию и купал меня, словно маленького ребёнка. Когда я не успевала написать очередной реферат для университета, он ночами сидел за ноутбуком, подыскивая и верстая нужный материал. Ричард всегда приходил мне на помощь. И сейчас пришёл. Я знала, что он не прислушается к моей просьбе и всё равно сделает по-своему. Чёртов упрямец. Через лобовое стекло автомобиля я вижу, как насильник наносит ответный удар по лицу Аддерли: брюнет, пошатнувшись, прижимает ладонь к лицу, громко матерясь на всю улицу. Я судорожно выдыхаю и, оставив сумку на сиденье, выхожу из машины, обеспокоенно наблюдая за тем, как Тейлор, отойдя после удара по лицу, бьёт подонка под дых, а затем наносит резкий удар коленом в пах. Я вижу, как тот падает прямо под ноги Ричарда, без сожаления пинающего его по рёбрам и животу. Прижимаю руки к приоткрытому рту, дрожа от страха. Аддерли равнодушно осыпает свернувшуюся в луже тварь сильными ударами, упиваясь его булькающими криками вперемешку с нецензурной бранью, – и не думает останавливаться. Я боюсь. Боюсь за, что этот подонок, едва не изнасиловавший меня, окажется каким-нибудь чиновником, которому не составит никакого труда упрятать Рика за решётку. Боюсь за то, что сюда нагрянет полиция по добросовестным наводкам какого-нибудь случайного прохожего. Боюсь за то, что Аддерли будет бить противника до тех пор, пока не услышит его предсмертные вздохи. Я не могу этого допустить.
- Ри-и-ик… - подойдя ближе, негромко зову я, зная, что он меня слышит. Тейлор замирает, словно настороженный хищник, и прислушивается к моему голосу, точно слышит в нём давно позабытые псалмы. Я повторяю его имя, словно молитву неизвестному богу, в надежде на то, что Ричард возьмёт себя в руки. К счастью, так и происходит: мужчина, отвесив напоследок сильный удар по рёбрам, резким движением отворачивается от полутрупа, лежащего на земле, и стремительно направляется ко мне. Я поспешно возвращаюсь в автомобиль, помня о том, что мне приказано быть здесь, а не снаружи. Тейлор занимает сиденье рядом со мной и с силой захлопывает дверцу машины. Я боюсь поднять на него взгляд, но не сдерживаюсь: увидев разбитый нос мужчины, я сдавленно ахаю.
- Рик, я…
- Только пикни, и вылетишь из машины! – неожиданно рявкает Аддерли, заставляя меня вздрогнуть и отпрянуть в сторону, как от прокажённого. - Хайди, не выводи меня!

Ричард, вцепившись в руль свезёнными в драке кулаками, выруливает на главное шоссе Манхэттена. Он молчит, тяжело дыша и пристально наблюдая за тёмно-серой лентой, извивающейся под колёсами автомобиля. Я понимаю его злость – но это не мешает мне выудить из упаковки влажную салфетку и, дождавшись, когда мужчина притормозит на светофоре, сунуться к нему с целью вытереть лицо, чтобы тот не испачкал кровью новую рубашку. Это проявление заботы раздражает Аддерли, о чём тот не упускает возможности заметить, прикрикнув, чтобы я села на своё место. Вытираю рукой хлынувшие из глаз слёзы и отворачиваюсь в сторону, рассеянно наблюдая за огнями ночного города: я не могу видеть Ричарда в таком состоянии. Тот, осознав свою неправоту, тихо бормочет слова извинения и миролюбиво протягивает руку за салфеткой, глядя на меня с невыразимой болью и непониманием. Я робко улыбаюсь ему и в ответ слышу короткое “Пристегнись”. Нет, Рик, не думай, пожалуйста, о том, что я возненавижу тебя после всего этого. Всё хорошо. Тот подонок заслужил этого. Просто ты чертовски пугаешь меня, даже сейчас, таким сосредоточенным и внимательным, придерживающим одной рукой салфетку возле носа, а второй – руль автомобиля. С сожалением наблюдаю за твоими изувеченными руками, с горечью признавая тот факт, что я этому виной. Мне так хочется нежно обнять тебя, целуя твои изломанные гневом губы и зарываясь лицом в мягкие, словно кашемир, волосы. Прости меня, пожалуйста. Я не могу произнести этих слов вслух, но продолжаю повторять их в своих мыслях, надеясь, что их смысл каким-то чудесным образом дойдёт до тебя. Сегодня ты спас меня, появившись в самый нужный момент, когда я уже не ждала помощи и приготовилась к самому худшему: кто знает, что было на уме у этого подонка. Спасибо.

Автомобиль останавливается у подъезда, тихо шурша шинами по асфальту. Ричард, продолжая сидеть и смотреть вперёд невидящим взглядом, отправляет меня домой, обещая подняться позже. Я киваю и, отстегнув ремень безопасности, послушно открываю дверцу. Прежде чем выйти из автомобиля, я быстрым движением наклоняюсь к Аддерли и неуклюже целую его в щёку, прежде чем тот догадался о моих намерениях. Я опасаюсь того, что Тейлор поедет обратно. Меня не будет, чтобы остановить его во второй раз. Отгоняю от себя пугающие картины и вставляю ключ в замочную скважину. Квартира встречает меня уютной тишиной, обволакивающей в тёплый и успокаивающий кокон. Иду в гостиную, зажигая по дороге свет, и выуживаю из выдвижного ящика комода аптечку с перекисью водорода. Смачиваю ею ватку и осторожно прикасаюсь к разбитым коленям, раздражённо шипя от неприятной боли. Поверхность кожи вокруг царапин пузырится, и я дую на неё, чтобы как-то облегчить неприятное ощущение. В коридоре громко хлопает входная дверь, слышатся шорохи. Из моей груди вырывается облегчённый выдох. Он никуда не поехал. Он вернулся. Поспешно выбегаю из комнаты и сталкиваюсь нос к носу с Ричардом, который тут же резко вскрикивает, отправляя меня спать. Обиженно смотрю ему вслед и, когда он уже заходит в кабинет, нагоняю его и решительно беру за руку.
- Рик, постой… Тебе нужно обработать руки и лицо, ты весь в крови. Рик, пожалуйста…
Мужчина отрицательно мотает головой, решив поиграть в самостоятельного и независимого мужчину, но всё уже уступает, заметив мой умоляющий взгляд. С видом мученика Аддерли садится в кресло, равнодушно наблюдая за тем, как я осторожно устраиваюсь у него на руках, вооружившись ватой и пузырьком с дезинфицирующей жидкостью. Нежными движениями протираю разбитый нос Ричарда, сжимаясь внутри от жалости и чувства глубочайшей вины перед ним. Тот терпеливо переносит экзекуцию, лишь морщась от резкого запаха перекиси, но не издавая ни единого звука возмущения. Соскальзываю с ручки кресла и беру правую руку брюнета. После обрабатывания каждой сбитой костяшки запечатлеваю на ней нежный поцелуй, крепко сжимая длинные пальцы Тейлора и поднося их к своей щеке. Я никогда не раскаивалась перед ним так, как сейчас; я никогда не чувствовала себя настолько виноватой в случившемся. Едва я успела протереть последнюю костяшку и положила покрасневший клочок ваты на журнальный столик, как Ричард, резко вскочив с кресла, ринулся в сторону приоткрытого кабинета, где, несомненно, собирался запереться почти на всю ночь, думая чёрт знает о чём. Я не могла этого допустить. Вскочив с пола, словно ужаленная, я ринулась за ним и, когда мужчина обернулся, бросилась ему на шею, с силой прижимаясь к широкой груди Аддерли.
- Рик… Рик, пожалуйста, прости меня, - я тихо заплакала, не в силах больше молчать. – Сегодня утром я вела себя, как самая последняя тварь. Я не знаю почему. Правда, чёрт побери, не знаю! Я не понимаю, почему ты до сих пор со мной. Я отвратительно веду и себя и совсем не ценю того, что ты для меня делаешь. Хотя признаю, что зря. Сегодня, когда этот подонок прижал меня к стене весьма недвусмысленно, - пробормотала я, почувствовав, как на этих словах напрягся Тейлор, - я подумала о том, что это, видимо, само небо решило меня наказать. Что я, видимо, этого заслужила. И я не представляю, что бы со мной было, если бы ты не пришёл. О, Рик! – выдыхаю я, покрывая нежными поцелуями лицо мужчины и ласково гладя его по небритым щекам. – Я люблю тебя, Рик! Даже в моменты моих беспричинных истерик, даже тогда, когда злюсь и готова в очередной раз залепить пощёчину, я не перестаю тебя любить! Не уходи от меня, пожалуйста. Ты нужен мне, Чудовище. Ты и понятия не имеешь как.

Пост № 2

- Ну, если ты за ней, а не за мной плачешь, то точно дура… - раздаётся весёлый голос, пробуждающий во мне желание придушить его обладателя собственными руками и украсить рождественской гирляндой из остролиста. Я так старалась порадовать своего мужчину вкусным и красивым ужином в первое Рождество, которое мы планировали провести вместе, а он вместо того, чтобы предложить достойную альтернативу в виде заказанной пиццы и салатов, лишь подтрунивает над моим абсолютным отсутствием кулинарного таланта. В любой другой момент я бы, несомненно, посмеялась над остроумием Аддерли, но в этот раз я весьма расстроена тем, что мой сюрприз не удался. Оттого и разражаюсь рыданиями с новой силой, обзывая Рика всевозможными словечками, которые только приходят мне на ум. Вытираю слёзы руками и, подняв глаза на брюнета, подозрительно хмурюсь: странная футболка телесного цвета, чей принт имитирует мужское тело с татуировками, цветная шапка, связанная моими руками на досуге, и косички в бороде, украшенные всевозможными бусинками и подвесками. Что за чертовщина происходит? Сейчас, если я не ошибаюсь, Рождество, а не Хэллоуин. И, самое главное, Рик должен был покупать продукты для праздничного стола, а не пугать прохожих своим, мягко говоря, странным видом. Я складываю руки на груди и, насупившись, пристально наблюдаю за каждым движением мужчины.

- ГДЕ. ТЫ. БЫЛ?! – членораздельно произношу я, меча разъярёнными глазами молнии. Испорченный праздник вкупе с лукавостью Тейлора сделали своё дело: от прежних слёз не осталось и следа. Единственное, чего мне хочется, – выведать правду у брюнета, который, впрочем, клятвенно уверяет меня в том, что задержался в гипермаркете из-за немыслимо длинных очередей и демонстрирует мне два огромных пакета как доказательство своих слов. В другой руке Рик чудом удерживал плоскую коробку и две бутылки с вином. Моим любимым. На этой эпичной ноте мне бы прослезиться от умиления, но хрен там: на очередной подкол Аддерли я реагирую метким броском кухонного полотенца, которое тот, к сожалению, стремительно ловит возле самого лица и имитирует им вентилятор, разгоняя по кухне удушливый запах гари. После этой весьма занимательной пантомимы мужчина с облегчением открывает форточку и одновременно включает вытяжку, намереваясь замести любые следы присутствия в кухне палёной индейки. Я недоверчиво наблюдаю за Тейлором, облокотившись на стол. Что-то мне подсказывает, что этот бородатый кретин не шоппингом занимался в магазине.

- Я тебе не верю, - тихо произношу я. – Небось к своей любовнице заходил, да? Кто она? Она работает в том гипермаркете?! Сволочь! Мерзавец! Я тебя…
- Ага, - с широкой улыбкой произносит Ричард. Его, кажется, забавляет моя спонтанная ревность, а мне хочется оторвать ему эту самую “забавлялку”.  - Скотина, сволочь, мерзавец, шлялся по бабам, даже до старушки миссис Клаус добрался… Иди сюда, - и, прежде чем я успеваю отреагировать на эту тираду, мужчина стремительным движением притягивает меня к себе, крепко обнимая, и запечатлевает на виске нежный поцелуй. Я недовольно извиваюсь в объятиях Аддерли, не желая с ним обниматься, и фыркаю, словно рассерженная кошка. Но за что я люблю Тейлора – так это за его терпение и настойчивость: он не обращает никакого внимания на мои попытки вырваться, продолжая обнимать и ласково покачивать в объятиях, словно маленькую девочку. Это успокаивает, и я примирительно утыкаюсь лицом в приятно пахнущую футболку, диву даваясь, как Рик мог купить подобную безвкусицу.

- И всё равно ты скотина, сволочь и мерзавец… - примирительно бурчу я, зная, что за этим всегда следуют комплименты и осторожные поцелуи. Так оно и есть: Аддерли с улыбкой восхищается моими локонами, нежно собирая их в пучок на затылке и отпуская, отчего пряди рассыпались в беспорядочном каскаде на спине. Он скучал по мне, о чём непременно успевает отметить. И я окончательно успокаиваюсь, отстраняясь от мужчины, и с улыбкой глядя на него. На фразу о Санте я отвечаю звонким смехом. Каким он бывает забавным. Как восемнадцатилетний подросток с юношеским максимализмом и отменным чувством юмора, которым можно покорить не одну девушку. Но меня-то уже не стоит покорять, поскольку я и так чувствую свою принадлежность этому мужчине, который готов мириться даже с подгоревшей индейкой в Сочельник.

- Плакать перестану, а вот называть тебя Сантой не хочу: ты ещё не заслужил этого, - хитро ухмыляюсь я, наблюдая за тем, как Тейлор с усталым вздохом плюхается на мягкий уголок, увлекая меня за собой и крепко прижимает к себе, чтобы я ни в коем случае не думала снова впасть в истерику и вырываться. Но я и собираюсь этого делать. Лёгкий укус Рика отзывается в моём теле приятной дрожью, и я, извернувшись в его руках, в свою очередь осторожно прикусываю его нижнюю губу в поцелуе.
- Я не менее голодна, потому что с утра ничего не ела. Так что, так уж и быть, буду оплакивать индейку завтра, а сейчас постараюсь съесть тебя прежде, чем это сделаешь со мной ты! – громко визжу в ответ на щекотку Аддерли, умоляя его остановиться. Тот, сменив гнев на милость, ставит меня на ноги и, отвесив лёгкий шлепок по бёдрам, встаёт с диванчика, интересуясь наличием съестного в нашем доме. Я грустно вздыхаю, вспомнив своё фиаско, запах которого всё ещё витает в кухне.
- У нас только салаты… - бормочу я, потупив взгляд в пол. – С креветками, с ветчиной и огурцами, грибной и фруктовый на десерт. Я даже не испортила их, вроде… Только палец порезала немного. А больше ничего нет, Рик. Потому что твоя девушка – криворукая неумёха.

- Не реветь! – грозит пальцем Рик, убеждая меня в том, что сам найдёт в холодильнике, что ещё можно съесть помимо нескольких салатов. – А ты играйся с рамочкой.
- С рамочкой? – недоумённо переспрашиваю я, намереваясь понять, что из случившегося сегодня я пропустила. Аддерли закатывает глаза и указывает на плоскую коробку, которую ещё недавно мужественно притащил домой вкупе с пакетами и виной. Я осторожно открываю её и издаю дикий вопль восторга, не веря своим глазам.
- Ты вспомнил о них! – размахивая рамочками по сторонам, я бросаюсь на шею Тейлору, покрывая его ошалевшее лицо нежными поцелуями. – О Боже, Рик, мой дохлый Санта, я не знаю, как я пережила день без тебя! Без тебя и этих рамочек! Как ты вспомнил о том, что они мне так понравились тогда?!! Чудовище моё. Любимое моё! – крепко-крепко обнимаю мужчину. – У меня тоже для тебя подарок. Хоть ты и Санта, а Сантам не дарят подарки, я всё же сделаю для тебя исключение. Он под ёлкой. Старческие ноги в руки – и айда его смотреть! Я жду, - с улыбкой наблюдая за тем, как Аддерли скрывается за дверью, осторожно прокрадываюсь в спальню и, выудив из прикроватной тумбочки связанный для мужчины шарф, иду обратно на кухню. Когда на пороге комнаты появляется Ричард со счастливой улыбкой на лице, я с тихим смехом забрасываю ему на шею шарф, любуясь своим творением.

- И это тоже тебе. Чтобы ты не замерзал зимой, когда рядом нет твоей горячей Красавицы. Надеюсь, тебе нравится… - ласково ерошу рукой волосы мужчины. Я помню, как он безмерно восторгался запонками своего коллеги, и я провела не один день в поисках аналогичных. Сейчас мои усилия вознаградились сполна искренней радостью и безмерной благодарностью, плескающихся в зеленоватых глазах Тейлора. Ради этого я готова провести ещё полторы недели безумного поиска запонок, лишь бы Чудовище не скалилось, а довольно мурчало, словно насытившийся сливками кот.

Пост № 3 (альт по фильму "V - значит Вендетта)

За окном медленно покачивался ноябрьский день – весьма ранний для предзимнего успокоения природы и более чем подходящий для того, чтобы предаться отстранённой меланхолии, отстранённо глядя на стальной отблеск дождевых туч. Срывающиеся с неба ледяные капли иссекали покачивающиеся верхушки деревьев хлёсткими розгами, бесцеремонно стучались в завешенные плотными портьерами окна, искажали очертания вяло текущей жизни, превращая дома в тюремные камеры, а людей – в костлявых узников собственного разума. Политика Норсфайра отчётливо прослеживалась и в этой семнадцатой сонате небесного плача.

Меня зовут Иви Хэммонд, и эта история едва ли покажется вам занимательнее ежевечерних проповедей Голоса Судьбы, именуемого себя Льюисом Протеро. Столь неприятные люди всегда оказывают огромное влияние на окружающий мир, точно тот сам позволяет осуществлять всевозможные махинации с собой во избежание конфронтации возвышенного и насущного. Комплексы одного человека, которому однажды посчастливилось взобраться на вершину политического Олимпа, становятся неотъемлемой частью всего общества. Стереотипы, которые явственно отражаются в операциях внешней и внутренней политики, завладевают сознанием простого люда, который так далёк от мирового господства, но так близок к подчинению ему. Мне совестно осознавать то, что я слаба духом и волей – всё ещё маленькая девочка, забившаяся в дальний угол под деревянной кроватью с плюшевым медведем и осознающая, что плотная чёрная ткань мешков навеки поглощает в своё ненасытное чрево лица дорогой семьи. Мне совестно испытывать страхи, от которых мой отец по обыкновению лишь небрежно отмахивался, как от назойливой мухи. Мне совестно принимать себя такой, какой я являюсь в настоящий момент – ассистентка в BTN, что вынуждена ежедневно поглощать до невозможности обсахаренную ложь своих коллег, вещающих с телевизионных экранов. Я осознаю, сколь порочным является этот мир, чьи статуты воспеваются правительством Туманного Альбиона, но этой здравомыслящей крупицы недостаточно для кардинальных перемен. Воистину, путь озарения подобен полумиле битого стекла[1]. Мы – лишь покорное стадо овец, в глазах которых пастух кажется истинным Богом. Но вспоминаем ли мы о том, что пастух чаще вонзает зубы в нашу плоть, нежели волк – образ, порождённый ненавистью и страхом? Наша память столь же краткосрочна, сколь и жизнь ночного мотылька, безрассудно летящего навстречу раскалённому уличному фонарю. Более не осталось людей, способных держать в руках меч правосудия, безрассудно оставленный прозревшей Фемидой. Более не грянет монаршим криком громогласное «Пощады нет!» Останутся прикованными цепью псы войны, которые могут лишь обнажать клыки в бессильной ярости[2]. Кровавый бой не прекращается – но можно ли считать правильной войну против собственного народа?

– Иви! – голос Джессики безжалостно возвращает меня в реальность; его характерная хрипотца невольно навевает ассоциации о безжалостных приговорах, приводимых Службой Безопасности в исполнение, и я вздрагиваю, словно через моё тело кто-то пропускает электрический разряд. – В коридоре я столкнулась с Патрицией. Она в ярости, потому что всё ещё не видит на своём столе заказанный, как она утверждает, полчаса назад эспрессо.

Мысли – наивысшее из благ, что даровано нам, но порой они губительны для реальности, в которой мы пребываем. Встрепенувшись, словно испуганная уличным котом пташка, я отхожу от окна, мысленно проклиная себя за рассеянность и несерьёзность. Вступать в конфликт с Патрицией мне не хотелось бы. Эта женщина, хотя и не принадлежала к членам парламента, умела вгрызаться в горло не хуже них. Джессика кричит мне вслед о том, что Дитрих также просил принести чай к нему в кабинет, в то время, как я, стремительно лавируя по коридорам корпорации BTN, направляюсь к кабинету своей начальницы. Перед утончённой дверью, увенчанной позолоченной табличкой, перевожу дух и, едва удерживая поднос одной рукой, стучу костяшками пальцев по дереву условленных три раза. Патриция, в действительности выглядя весьма рассерженной, не упускает возможность отчитать меня, пригрозив выговором или, что ещё хуже, увольнением. Потупив взгляд в пол, кротко выслушиваю каждую реплику женщины, осознавая, что в настоящий момент мои извинения могут представиться ей немыслимой дерзостью. Наконец, Патриция просит меня удалиться и опускает взгляд в разложенные на столе бумаги, тотчас делая вид, что я уже исчезла из её виду. Но я всё ещё здесь, слышишь? Я наберусь смелости и, сжав руки в кулаки, бесстрашно выплюну правду тебе в лицо. Однажды… Этот момент ещё не настал и, вероятно, воплотиться в реальность лишь в одной из моих реинкарнаций.

Гордон Дитрих, директор нашего змеиного гнезда, встречает меня радушной улыбкой и искренней благодарностью по поводу того, что я не забыла порадовать его ароматным чаем эксклюзивного сорта – напитка, который недоступен простым смертным, что вынуждены выживать в пределах Англии, ставшей для многих концентрационным лагерем. Не считаю нужным упомянуть тот факт, что Дитриху стоит быть благодарным именно Джессике, а не мне, и вежливо улыбаюсь, водружая на стеклянную поверхность его стола белоснежную кружку.

– Иви, ты не забыла о том, что сегодняшним вечером я постараюсь скрасить твоё одиночество? – произносит мужчина, с наслаждением отпивая янтарную жидкость. – Из развлечений, к сожалению, могу предложить тебе лишь просмотр нашего шоу и обсуждение его недостатков. Они всегда есть, знаешь ли, недостатки, – Гордон заговорщически подмигивает мне, и этот добродушный жест вызывает у меня тихий смешок. Дитрих был одним из немногих людей, что ещё не отказались от проявления эмоций во благо страны. На фоне механизированных человеческих клонов, неспособных на улыбку и приятную беседу, мужчина казался выходцем из другого мира, где вежливость и уважение всё ещё были в почёте. Встреча с такими людьми невольно вселяет надежду на лучшую жизнь.

– Конечно, не забыла, мистер Дитрих.

– Пожалуйста, зови меня Гордон… Кажется, я говорил уже это?

– Сегодня утром, – широко улыбнувшись, отвечаю я, – когда просили меня отнести миссис Хадсон оставшуюся со вчерашнего дня корреспонденцию.

– У юных леди память ещё ветрена, не так ли? – Дитрих отставляет кружку в сторону, лукаво глядя на меня, неловко переминающуюся с ноги на ногу.

– Вы, безусловно, правы.

Приятная беседа весьма воодушевляет, и оттого я не замечаю, как рабочий день подходит к концу. Откладывая в сторону увесистую папку с намечающимся проектом, не без внутреннего ликования кладу в сумку ежедневник в потрёпанном переплёте и, выйдя из кабинета, вливаюсь в поток коллег, которые желают как можно скорее очутиться дома, где создаётся призрачная видимость мнимой безопасности. Я тороплюсь не меньше: до визита к мистеру Дитриху осталось несколько часов, а мне бы хотелось успеть принять душ и очутиться в его доме до наступления комендантского часа. Крохотная квартирка, ютящаяся на втором этаже покосившегося дома, встречает меня сладковатым запахом плесени – напоминанием о её прежней хозяйке, которая то и дело взвинчивала цену за аренду, а на следующий день абсолютно забывала об этом ввиду старости, что уже стояла на пороге. С наслаждением ступив под горячие струи воды, я умиротворённо улыбаюсь, предвкушая вечер, который я не буду вынуждена провести в четырёх стенах в компании старенького телевизора, что уже давно дышит на ладан, но всё ещё подаёт признаки жизни с помощью то и дело мелькающих серебристых помех. Выйдя из ванной комнаты в одном полотенце, я щёлкаю пультом управления и, на мгновение сощурившись, обречённо выдыхаю: сейчас время новостей, оттого мне и приходится собираться к Гордону под аккомпанемент голоса мистера Протеро. Надев нижнее бельё и методично высушив феном непослушные локоны, собираю их в «мальвину». Пристальный взгляд придирчиво изучает моё отражение в зеркале, пока рука тянется к выдвижному ящику туалетного столика, хранящему весьма скромные косметические сбережения. Затемнив бархатистые ресницы тонким слоем туши и подчеркнув чувственный контур губ розовой помадой, вновь оцениваю свой внешний вид, едва прислушиваясь к тому, что вещает Голос:

– Кто со мной? Кто со мной, чертяки?

Вложив во взгляд в изрядную долю скептицизма, смотрю на диктора, что в настоящий момент купается в лучах аплодисментов. Вот оно, влияние на бесформенные массы аморфных тел! Вот оно, рвение зародить ненависть к скотским шлюхам Америки – хотя в действительности их мало кто видел воочию. Надеваю через голову чёрное платье ниже колена и юлой верчусь около крохотного зеркала, поправляя пояс и одёргивая образовавшиеся складки ткани. Декольте также не оставлено без внимания. На мгновение замешкавшись, также распускаю волосы по спине струящимся мягким водопадом. Я не имею понятия, с какой целью столь тщательно готовлюсь к предстоящему визиту, ведь мой результат – чистой воды провокация. Однако что-то подсказывает мне, что Гордону можно довериться. Он не посягнёт на честь юной девушки – даже если она будет щеголять перед ним полностью обнажённой.

– Я богобоязненный англичанин – и чертовски горжусь…

– Ну хватит, пожалуй, – бесцеремонно перебиваю Льюиса Протеро и выключаю телевизор, не в силах более слушать эти клишированные фразы, которые уже запомнились каждому; собственно, это и является первоначальной целью вечерних новостей. Настольные часы извещают меня об одиннадцатом часе ночи, и я, в сердцах ругнувшись, вытаскиваю из рамы зеркала клочок бумаги с адресом директора. Стоит поторопиться. Бежевое пальто, накинутое на плечи, становится последним штрихом моего образа, и я покидаю квартиру, не в силах отделаться от ощущения того, что за мной кто-то наблюдает. Это чувство возникло у меня и днём, когда я, торопливо семеня мимо тёмного переулка, невольно остановилась, чувствуя на себе чей-то пристальный взгляд. Сейчас же я и в самом деле вижу тёмные силуэты на другом конце улицы и оттого испуганно сворачиваю в ближайшую улочку, не замечая того, как мой степенный шаг плавно переходит в бег. Оборачиваясь назад, я не замечаю идущего мне навстречу мужчину и сталкиваюсь с ним на полном ходу.

– Извините, я нечаянно, – робко извиняюсь я, однако незнакомец встаёт на моём пути, любопытствуя о том, куда я тороплюсь с таким отчаянием в первые минуты комендантского часа. Не зная, что ответить, поспешно оправдываюсь тем, что мой дядя очень болен и нуждается в моей помощи. Мужчина отвечает мне тихим смешком и вопрошает у пустого пространства, стоит ли верить в наспех придуманную мной басню. С тихим ужасом вижу, как из-за угла показывается отвратный тип, и нащупываю в кармане пальто спасительный баллончик со слезоточивым газом. Уилли – а именно так его звали – хватает меня за запястье и неожиданно кладёт руку на свой пах, дабы я почувствовала, что и он страдает от болезни, которая может излечиться лишь влажным теплом женского лона. Намерения подонков весьма прозрачны, но я всё ещё не желаю сдаваться им в руки покорно и безвольно, словно обмякшая тушка попавшего в капкан кролика.

– Не трогай меня! – дрожащим голосом вскрикиваю я, выставив перед лицом баллончик. Мужчины лишь насмехаются над моей опрометчивостью; один из них выуживает из кармана значок. Красный крест с двумя горизонтальными линиями на чёрном фоне. Дрожь в моих ногах усиливается от внезапного осознания того, сколь серьёзными могут быть мои проблемы. Оправдываясь на ходу, я предпринимаю отчаянную попытку к бегству, но меня тут же перехватывает подкравшийся со спины третий служитель английского закона.

– Ну, что скажете? – нагло вопрошает он, прижимая к моей обнажённой шее металлический прут.

– Что палка – лучший воспитатель, – звучит не менее вызывающий ответ. Слышу отрывистый звук, с которым по обыкновению опускается бегунок «молнии» на брюках, и начинаю вырываться с удвоенным ожесточением, которое, впрочем, лишь сильнее будоражит кровь мужчин: обступив меня со всех сторон, они забираются руками под пальто, искренне упиваясь моими отчаянными криками. Я понимаю, что последует за этим. Никакой пощады и снисхождения – лишь желание овладеть мной, а после – убить.

– На помощь! Помогите! Кто-нибудь! – мои мольбы о помощи звучат подобно предсмертному вздоху. Я знаю, что никто не придёт.

Ибо в нынешнее время помощь – самый худший из грехов.


[1] - Терри Пратчетт "Мор, ученик Смерти"
[2] - Отсылка к пьесе У.Шекспира "Юлий Цезарь"

Пост № 4 (альтернативный квест с сохранением характера персонажа)

Смерть завораживает меня вечностью (с) Сальвадор Дали

Ещё никогда в жизни так не болела моя изувеченная душа. Она отторгается, словно инородное тело, собирается сгустками у самого края, выплёскивается наружу из телесного сосуда, в коем пребывала на протяжении многих лет. Скольких? Я не помню этого; по ту сторону мира Время теряет свою силу, покорно склоняя голову в тронном  зале перед флегматичным сюзереном, имя которому — Вечность. Ныне я лишь бестелесное существо, что колеблется между небом и землёй в сети собственных воспоминаний, несбывшихся надежд и желаний, которым более не суждено воплотиться. Кратковременное безумие, ставшее причиной моего бесславного конца, сменяется отягощающим сожалением, которое невольно вынуждает дать волю обуреваемым эмоциям и чувствам. Но в следующий же миг я осознаю ироничный и прискорбный факт, что звучит непоколебимой констатацией: мне более неподвластны горячие, словно воск, слёзы. Вкупе с богопротивным хрустом, волей Судьбы ставшим моей завершающей нотой, я утратила человечность, но обрела нечто иное, не поддающееся законам ни единой известной мне науки. Я обрела свободу, в которой видела не освобождение от тягостных мук земной жизни, но мучительную кару одиночества. За этой незримой чертой нет места тому, что прежде было мне дорого. Бесцельное блуждание в опустошённых полях чистилища — единственная участь, которая приносит лишь горечь разочарования. Прежде я любила довольствоваться малым, находя истинное упоение в настоящем, а не в призрачных иллюзиях; теперь же столь мучительно осознавать, что страницы моего будущего безжалостно вырваны из книги рукой какого–то юнца. О да, мне известно имя моего душегуба, хотя теперь я всего лишь аморфный дух, безжалостно изрыгнутый в пролив между Сциллой и Харибдой. Я — эфемерная пелена, обволакивающая тела несчастных путников, которым суждено умереть на этом безлюдном острове. Я — дождь, срывающийся с неба ледяными каплями. Я — разъярённый раскат грома, вынуждающий невольно пригнуться к земле в поисках убежища. Я — цветок молнии, распускающий свой бутон в чернильном небе. Я — Бог. Я — Дьявол. Я — Его ангел. Я — Его бес. Но для тебя, Гидеон Хартли, я откажусь от упоительной многоликости в угоду стремлению стать твоим кошмаром. Я проклинаю тебя и неистово сожалею о том, что не могу отплатить той же монетой, сжимая твоё горло в стальных тисках правосудия и наблюдая за тем, как в ледяных глазах постепенно гаснет незаслуженно дарованная жизнь. Ты не видишь меня, но я всё ещё рядом. Мой шёпот отдаётся в отзвуках заунывного ветра; мои невесомые шаги заглушаются шелестом непокорных волн. Однажды Мортис поглотит и тебя. Дождись этого — и мы встретимся вновь. Только на сей раз чаша весов склонится в мою пользу, размозжив твои останки об остроконечные пики прибрежных скал.

* * * * * * * * *

Ничто и никогда не остановит меня на пути к Тебе — даже собственная смерть. Ты не чувствуешь моего присутствия в прохладе морозного ветра, врывающегося в приоткрытое окно вместе с гулом огромного мегаполиса. Я здесь, Ричард! Мне хочется кричать об этом во весь голос, безжалостно скользя лезвием собственных попыток по ослабленным голосовым связкам. Вместо звука — лишь отсырелая тишина. Ты блуждаешь по апартаментам, желая найти меня, резким движением распахиваешь дверцы гардероба и с искренним недоумением обнаруживаешь мои вещи. Ты на мгновение допустил мысль о том, что я ушла? Безумец. Проскальзываю следом за тобой в детскую, наблюдая с мятежной скорбью за тем, как ты берёшь на руки нашего ребёнка и с силой прижимаешь к своей груди, более всего на свете страшась его потерять. Эдриан недовольно сопит, покряхтывая в твоих объятиях, но вскоре замирает, убаюканный твоим ласковым голосом, что каждую секунду грозит сорваться на протяжный крик отчаяния. Ты не уверен, но всё же в глубине души чувствуешь: нам не суждено увидеть друг друга. Не в этой жизни. Ты вздрагиваешь, едва холодный воздух касается твоей обнажённой кожи, и не угадываешь в том прикосновении мои нежные руки. Сколь жестокая участь уготована тебе — оплакивать ту, которая, казалось, продала своё счастье за тридцать сребреников, но на самом деле всё ещё ступает за тобой след в след подобно преданному псу.  Прощение за подобные мысли уже даровано тебе; непоколебимая уверенность в том, что ты справишься, не угасает ни на мгновение. Главное в жизни — её смысл; именно он сейчас покоится на твоих руках, сокрытый в теле горячо любимого тобой мальчугана, который более не увидит свою мать. Возможно, ею суждено стать другой женщине, которую ты однажды приведёшь в дом, желая заполнить зияющую рану в собственном сердце. Я не сочту это предательством, ибо покорно уступаю место на нашем брачном ложе. Пусть она окружит тебя той любовью, которую ты не сумел получить от меня. Пусть она станет твоей отрадой, единственным способом скрыться от жестоких реалий судьбы. Пусть она подарит тебе дочь, о которой ты мечтал, но по какой–то причине не считал нужным говорить. Не жертвуй счастьем ради воспоминаний обо мне, Ричард. Не чти их обетом одиночества во имя нашей любви. Она никогда не ослабнет, не потухнет подобно робкому пламени свечи, ибо мне суждено стать её призрачным хранителем. Ты вздрагиваешь от резкого звука и с надеждой произносишь моё имя, возвращая сына в уютную колыбель. Но всё, что открывается твоему взору в гостиной, — лишь осколки статуэтки, соскользнувшей с каминной полки по неизвестной тебе причине. Танцовщица окончила свой дьявольский танец. Теперь всё будет иначе. Ты всё так же будешь прогуливаться с сыном в Центральном парке, повествуя о далёких странах, которые ему ещё предстоит посетить. Ты всё так же будешь заходить в бар, где мы познакомились, и заказывать кружку крепкого тёмного пива, с ностальгией наблюдая за певицами и официантками в надежде узреть знакомое лицо. Ты всё так же будешь любить и вспоминать меня, приходя в галерею и останавливаясь напротив каждой из картин, что содержат в себе крупицы нашей истории. Я всегда буду рядом с тобой, Чудовище. В каждый из этих безотрадных моментов. Помни об этом.

И целого мира мало, чтобы мне помешать…

Пост № 5

Люди совершенно не умеют распоряжаться собственным временем – к такому выводу Скарлетт Крейг подтолкнули первые мгновения того знаменательного дня, когда девушка вступила с социумом в вынужденную конфронтацию – не кровопролитную, но оттого не менее угнетающую своей вопиющей бесцеремонностью. Золотистые стрелки Omega описывали уже не один медлительный круг. Тщательно собранные в причёску локоны постепенно выбивались из её упорядоченной структуры, ниспадая небольшими прядками на изящное, искажённой гримасой безразличия лицо. Ароматный пирожок с вишней, купленный в магазинчике на углу за несколько долларов у пышногрудой владелицы кондитерской, уже остыл и оттого обещал быть не таким аппетитным, каким был прежде. Скар со скептицизмом вглядывалась в лица прохожим, снующих вдоль перехода, в надежде разглядеть лицо своей коллеги, но каждый раз позволяла вздоху разочарования сорваться с губ: мисс Аллен определённо задержалась в одном из бутиков, умоляющим взглядом вымаливая у очаровательного кассира скидку в несколько процентов за приобретённую бижутерию. Девушка подносит пирожок ко рту и делает небольшой укус, дабы повидло насыщенного тёмно-бордового цвета не выскользнуло наружу, пачкая бумажную обёртку в клеточку и придерживающие её пальцы. Неторопливо направляясь в сторону ближайшей деревянной скамьи, на которой уже давно облюбовала место пожилая супружеская чета, генетик присаживается на противоположной стороне, изящно сдвинув вместе стройные ноги. Ожидание – вот что привносит в жизнь неидеальные черты. Мисс Крейг тщательно придерживалась порядка в каждом из его проявлений, оттого непредвиденное опоздание коллеги, которая должна была сопровождать её на лекцию доктора Харрисона об инновациях в генетике XXI века, вызывало в душе неистовый ропот. Лицо девушки, впрочем, остаётся таким же беспристрастным, словно у кариатиды, что с заносчивостью взирает на мелькающих у её подножья людей. Внезапно налетевший порыв ветра вынуждает Скарлетт поправить концы тонкого шарфа, прикрывая тем самым обнажённый участок кожи. Пирожок более не кажется вкусным; неприятный холодок отбивает всякое желание наслаждаться непродолжительной трапезой. Пальцы генетика скользят по сенсорному экрану, однако даже восьмой короткий гудок не сменяется звонким женским голосом. Следующая попытка извещает Крейг о недоступности абонента. Скомканная промасленная обёртка летит в огромную урну; мгновением позже к ней присоединяется одноразовый бумажный платок. Пластичным движением рука извлекает из бокового кармана пудреницу. Пара-тройка отрывистых взмахов спонжем – и неотъемлемая часть дамского туалетного столика вновь отправляется в сумку. Призрачный шанс в ближайшем времени увидеть мисс Аллен улетучивается, словно сигаретный дым, выпускаемый изо рта проходящего мимо паренька. Глаза Скар слегка сощуриваются: до чего же неприятный запах – горький, словно полынь, и токсичный, словно растительный яд. Решительным шагом генетик следует в сторону Нью-Йоркской публичной библиотеки, которая изначально было суждено стать местом встречи, а ныне – оплотом для одинокой души, что предпочитает коротать время с книгой в руках. Массивные двери поддаются толчку Крейг не с первого раза. Библиотекарь, услышав звонкий стук каблуков о мраморные плиты, поднимает голову и приветствует девушку доброжелательной улыбкой: он определённо видит свою неожиданную гостью не в первый раз. Краткий кивок в ответ – этого более чем достаточно. Скарлетт плавно скользит между стеллажами в поисках произведения, чьи строки были бы весьма ненавязчивыми для умственной деятельности, но в то же время достаточно интересными для того, чтобы время ускорило свой бег. Каждое из названий, запечатлённых буквами на корешках, хорошо знакомо генетику: будучи слегка фанатичным читателем, мисс Крейг жадно проглатывала книги одну за другой независимо от автора, жанра и метафоричности стиля. В настоящий момент, на мгновение замешкавшись около левой стороны огромного книжного стеллажа, девушка сделала выбор в пользу английской классики. Шекспир. То, что надо. Указательный палец поддевает потрёпанный корешок книги, которой определённо необходим косметический ремонт. Прижав томик с произведениями классика к груди, генетик направляется в сторону излюбленного места возле окна. В библиотеке нынче пусто, но это определённо прибавляет Храму знаний некую изюминку. Бёдра Скар плавно утопают в мягком потёртом диване; открыв оглавление, шатенка скользит взглядом по напечатанным строкам. Столь замечательный выбор произведений вызывает приятное удовлетворение: открыв книгу на нужной странице, Крейг, впечатлённая изящным слогом автора, погрузилась в чтение, не забывая время от времени смотреть на часы и проверять количество пропущенных вызовов на телефоне: лекцию ещё никто не отменял.

– Свой лоб нахмуренный скорей разгладь и не бросай на мужа гневных взглядов…

Мужской голос на мгновение прерывает хрупкую идиллию, что пульсировала невидимым ореолом вокруг Скарлетт. Девушка слегка приподнимает бровь, не отрываясь от чтения: горе-поклонник непременно ретируется после столь прохладного приветствия. Страница переворачивается с тихим шелестом. Монолог Катарины? Как иронично.

– Не против, я присяду? – звучит очередная реплика. Не дожидаясь ответа, незнакомец занимает место в кресле напротив Крейг, с интересом наблюдая за девушкой. Он определённо чего-то ждёт. Ласковой улыбки? Мелодичного голоса? Доброжелательных жестов? Скарлетт медленно приподнимает голову, отчего покоящиеся на её плечах волосы слегка покачиваются, задеваемые изящными серьгами.

– Из женщины нетрудно сделать дуру, когда она боится дать отпор, – безучастным голосом цитирует дражайшую Минолу шатенка, давая понять, что в данном случае осведомлённость в области литературы ни в коем случае не станет счастливым билетом. – Я предпочитаю читать в одиночестве.

Очередная страница присоединяется к уже прочитанным, однако мисс Крейг едва ли может пересказать их содержание. Присутствие нахала слегка рассеивает внимание, сосредоточенное на «Укрощении строптивой», но менять место из-за настойчивого юнца генетик отнюдь не желает.

Если у Вас всё ещё не пропало желание стать моим учеником, то прошу заполнить небольшую анкету для того, чтобы я смогла сформировать первое впечатление о том, какие плоды может принести наше сотрудничество.

Код:
[b]1. Ваше имя / никнейм.[/b]
[b]2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?[/b]
[b]3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?[/b]
[b]4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?[/b]
[b]5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.[/b]

Искренне Ваша,
walcnevar

Отредактировано walcnevar (13.04.2016 21:19:37)

+1

2

1. Ваше имя / никнейм.
Мур/Лис
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?
около 2х лет
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?
Сложно ответить. Когда-то говорили что легко читать. А так не знаю, в поиске себя.
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?
Постоянное я пошел, она\он\оно прошло; иногда проскальзывают повторение прилагательных; слишком много оборотов: она, сидя на кровати, потянулась за чашкой кофе. В постах много действий, мало описаний.
Больше: красочности, живости постов, больше описания, больше деталей, больше раскрытия чувств.
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

Худший

Через открытую на две трети форточку в салон небольшого межгородского автобуса врывался холодный северо-западный ветер. Но в том то и заключается прелесть общественного транспорта, что закрыть окно никак нельзя - ведь сразу найдется тот, кому покажется, что в автобусе слишком жарко. И через пару минут в подтверждение этому свора шестидесятилетних дам с визгами напала на недальновидного светловолосого юношу, решившего закрыть форточку.
Устало отведя взгляд от разворачивающегося скандала, Лори, сидевшая с самом конце транспорта, снова погрузилась в свой небольшой ноутбук, что покоился у нее на коленях. Интернет-вкладка пестрила разными заголовками по поводу работы, начиная от официантов и заканчивая помощниками генеральных директоров. Лишь пару дней назад она поняла, что не таким уж разумным решением было отдать диплом родителям. Что скрывать, это было эффектно, но и нельзя не признать, что эта бумажка с кучей цветных печатей дает существенные привилегии в поиске вакансий. Но что сделано, то сделано. Отступать девушка не привыкла. Но вот сосредоточится на поиске работы никак не давали тревожные мысли по поводу предстоящей встречи с сестрой. Оставалось все каких-то десять минут, а может даже меньше и она увидит Лину. Что сказать ей? Следует обнять или лучше просто пожать руку? Узнаю ли я ее? Не выдала ли она ее место пребывания родителям? А вдруг будет слишком много неловкого молчания? От стремительного потока мыслей разболелась голова, а от длительной дороги девушку уже продолжительное время укачивало. Сделав пару глубоких вдохов, она перевела взгляд в компьютера на пролетавшие мимо фасады домов. Мобильный настойчиво завибрировал в кармане - это была Каролина. Короткое «я жду тебя, уже на месте». Но от этого почему-то стало куда более волнительно. Спрятав в серый холщовый рюкзак ноутбук, Лори быстро нащупала там же внутри небольшой сверток. Там было пять симпатичных пирожных для Лины – обильный слой шоколадного бисквита пропитанный шоколадным кремом. Все таки она младшая сестренка. И хоть у Лори осталась совсем скудная сумма собственных сбережений, которой едва хватит оплатить месяц пребывания в небольшой комнатке где-то на окраине Миннеаполиса, – приехать без презента она не могла.
Тем временем автобус затормозил у широкой автобусной станции. Прибыли. Ну что – с нового листа? Девушка не спеша собрала вещи и засеменила вместе со всеми пассажирами к выходу из автобуса. Снаружи автостанции толпилось куча людей: одни спешили к автобусным кассам, другие нетерпеливо расхаживали, ожидая свой рейс, третьи в с интересом рассматривали выходящих с автобусов, желая увидеть заветное знакомое лицо. Растерянно стоя возле автобуса, Лори вглядывалась в мелькающие лица, стараясь найти сестру, но ее будто нигде не было.

Отредактировано mmuurrrr (30.03.2016 23:13:12)

+1

3

mmuurrrr, прошу сюда: Воронье перо для mmuurrrr

0

4

1. Ваше имя / никнейм.
Настя/Канарейка
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?
Чуть больше двух лет
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?
Честно говоря, сама таких качеств не замечала. Соигроки говорят, что пишу эмоционально и легко.
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?
Хотелось бы научиться писать более красочно, выразительно. Более правдоподобно описывать действия.
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

Лучший. Из последних

Пожалуйста будь моим, пожалуйста будь моим смыслом
Мы одни на целой земле, в самом сердце моих картин
Целый мир придуман, целый мир придуманных истин
Я нуждаюсь в твоём тепле, я хочу быть смыслом твоим


   Ты смотришь в телефонный справочник словно в поисках телефона своей давней знакомой, но видишь перед собой лишь ИХ фамилию, словно огнем выжженную на ломкой бумаге. Пытаешься убедить себя в простом совпадении, но рука невольно тянется к бабочке, которая словно жжет твою кожу своим холодом в этот момент. Трясущиеся пальцы сжимают телефон, ты даже оплачиваешь звонок, кинув монетку в прорезь, но стоит лишь услышать соединительные гудки, как тут же кидаешь трубку на место, словно она ядовитая змея и надумала тебя укусить.
   Что я делаю, они ясно дали понять, что я не нужна им, - твердишь себе вновь и вновь, а глаза в это время жадно запоминают адрес. - И зачем только Маркус сказал мне о них?
   Маркус. Тот, кто действительно заменил тебе отца, он помрачнел, как только ты назвала фамилию родителей, что узнала еще в институте. Ты пыталась расспрашивать его, но шеф лишь угрюмо молчал и его единственные слова все еще звучат у тебя в голове. "Найди их адрес, Кэсси. Они живут в Лондоне и ты должна поговорить с ними.  Иначе никогда себя не простишь."
   Никогда себя не простишь. Надо же, как глупо. Ты-то думала, что никогда не простишь их или даже может они самих себя. Но ты? В чем будешь виновата ты? Неужели в том, что они бросили тебя? Так вроде ты не чудовище, да и врожденного уродства на себе не замечала. Кэсси, ты не хочешь знать, отчего они тебя бросили словно ненужного котенка, не хочешь знать, почему отказались от тебя. Твоя жизнь только начала налаживаться, а подобные знания могут разрушить хрупкую душу, сломать разум и вынуть напрочь сердце. Ты знаешь об этом, не так ли? Слишком часто тебя бросали в этой жизни, слишком часто ты не могла найти своего места сред прочих. И все-таки ты никогда не пыталась облегчить свой путь, всегда стремилась напрямик к призрачной цели и никогда не отступала перед проблемами. Почему же колеблешься сейчас?
   Но вот теперь ты решаешься, любой бы заметил это. Гордо поднимаешь голову и выходишь прочь из телефонной будки, продолжая твердить адрес про себя. Тебе страшно, да, но даже ты сама не знаешь, чего на самом деле боишься. Лишь решаешь по пути, что говорить им о том, что ты - брошенная когда-то дочь, вовсе не обязательно. Тебе нужно лишь взглянуть на них, удовлетворить врожденное любопытство. Ведь ты уже взрослая и не нуждаешься в родителях как прежде. Хватает одного Маркуса да Анны, что заменили тебе отца и сестру.
   И все же ты замираешь посреди тротуара, когда видишь девочку, что счастливо смеется, поедая леденец рядом с родителями. Ты наблюдаешь за счастливой семьей со стороны и сердце сжимают невидимые тиски, которые будто стремятся убить тебя изнутри, раздавить под гнетом фантомной боли. Спрашиваешь себя, что же за темное чувство расцветает в душе, но не можешь сразу признаться себе в том, что это зависть. О да, ты завидуешь этой незнакомке, завидуешь так, как не завидовала никогда и никому прежде. А все почему? Потому что рядом ее семья, потому что ее окружает забота, от которой она так глупо стремится сбежать.
Что же ты сама? С малолетства предоставленная самой себе, лишенная даже воспоминаний о родителях, брошенная на произвол судьбы. Ну и пусть. Об этой маленькой и вечно кровоточащей ране не следует знать никому, даже Матвею. Ты не хочешь его жалости, так ведь? Никогда не хотела.
   Проходишь мимо чужой семьи словно и не ты вовсе только что истекала кровью изнутри. Не оборачиваешься на них, не смеешь даже бросить последний взгляд. Лишь решительно выстукиваешь каблуками по брусчатке, плотнее кутаясь в заледеневшее пальто. От твоих волос пахнет кофе и корицей и ты невольно улыбаешься этому аромату посреди заметенной снегом улицы. Вспоминаешь, как утром пила кофе с Маркусом на работе, как смеялась над его шуточками и невольно съеживаешься от того, как сильно изменилось настроение за какой-то жалкий час, что прошел с того момента. И все-таки не замедляешь шаг. Ведь ты же Кассиопея Уэйн и не умеешь сдаваться.
   В тот момент, когда ты наконец замираешь перед незнакомым домом, раз десять сверяя адрес, тебе кажется, что прошла уже целая вечность. Ноги устали от каблуков, тело замерзло под тонким пальто из-за ледяных порывов ветра, а лицо словно избили миллионы снежинок. Ты знаешь, что щеки и нос покраснели на морозе, а волосы спутались. Под глазами залегли тени после рабочей ночи, да и приятный аромат кофе не может заглушить запах алкоголя, что словно въелся в твою кожу за рабочую смену.  Должно быть сейчас ты напоминаешь грустного клоуна, но нет сил волноваться еще и из-за внешнего вида. К слову сказать, не лучшего для первой встречи.
   Ты сомневаешься, поднимаясь на скользкий порог. Сомневаешься, когда заносишь руку для стука. Сомневаешься даже когда уже стучишь. Зачем-то вцепляешься в свою волшебную палочку, словно в поисках поддержки, и хочешь сбежать, правда вот ноги словно примерзли к порогу.  И когда дверь наконец распахивается, ты отшатываешься, чуть не получив по носу из-за собственной неосторожности.
- Простите, Амелия Леншерр тут живет? Мне нужно поговорить с ней, - дрожащая рука тянется к подвеске и ты привычно гладишь крылышки каменной бабочки. А когда наконец поднимаешь глаза, из тебя будто разом выбивает весь воздух.
   Ты смотришь на мужчину перед собой так, словно увидела призрака, да быть может так оно и есть. Смотришь в СВОИ глаза, видишь СВОИ губы и СВОИ же непослушные волосы. Задыхаешься, отступая назад, и чуть было не падаешь со ступенек. Осознание происходящего тяжелым грузом сваливается на хрупкие плечи и ты невольно смаргиваешь слезы. Ты никогда не могла понять, о ком так сильно тосковало твое сердце при каждом взгляде в зеркало. Не могла понять, чего же так недоставало твоей душе. Но сейчас, глядя в такие родные чужие глаза, ты поняла многое, не так ли? Не важно, Кассиопея Леншерр ты или Кассиопея Уэйн. Ты давно уже слышала маггловский миф о том, что у близнецов одна душа на двоих. Глупо, да? Но сегодня, глядя на парня перед собой, не имея сил даже вымолвить свое имя, ты внезапно поверила каждому слову. Потому что ты никогда не была цельной. Никогда, до этого момента.

Худший

Пожалуйста будь моим, пожалуйста будь моим смыслом
Мы одни на целой земле, в самом сердце моих картин
Целый мир придуман, целый мир придуманных истин
Я нуждаюсь в твоём тепле, я хочу быть смыслом твоим 


   Счастье. Такое странное состояние, заставляющее все вокруг сверкать, казаться таким прекрасным и живым. Габриэлла давно не ощущала подобного, да что уж там давно, скорее никогда. Но эта неделя стала для нее отпуском в самом настоящем раю. Переполненная любовью к своему молодому мужу, новоиспеченная Кинкейд готова была забыть обо всем на свете. Пожалуй она с удовольствием провела бы всю жизнь в их новеньком доме, месте, которое она уже успела полюбить всем сердцем. Лишь бы только Каин был рядом.
Она возненавидела его работу только потому, что из-за нее он должен был уходить из дома. Возненавидела телефоны, с помощью которых кто-нибудь постоянно стремился оторвать их друг от друга.
   Зато она полюбила утро. Ничто не могло сравниться с теми вспышками любви, которые разрывали ей грудь по утрам при виде сонного возлюбленного. Она обожала его взъерошенные волосы и заспанные глаза. Его щеки, на которых остались следы от подушки. И конечно же его "Доброе утро, любимая".
   Габриэлла любила держать его за руку, переплетая пальцы так, что его кольцо впивалось в кожу девушки. В такие моменты на губах ее расцветала счастливая улыбка, столь острым было осознание того, что все это ей не приснилось.
   Габи таяла, когда он заговаривал о детях, хотя сама не хотела с этим спешить. Она просто любила. Впервые в жизни была по-настоящему влюбленной. И больше всего на свете она боялась, что однажды она проснется и поймет, что вся эта сказка была лишь сном.

   Сегодня все было как обычно. Габриэлла проводила мужа на работу, потратила полдня на рисование (сейчас для нее это занятие было особенно важным, ведь девушка решила, что, раз годы обучения психологии исчезли из ее памяти, то она вольна занятся чем-нибудь другим. И в тайне ото всех подала документы в Лондонский университет искусств. Со дня на день должен был прийти ответ и она безумно нервничала по этому поводу). Ближе к вечеру она принялась за приготовление ужина, желая, чтобы Кай поскорее вернулся с работы. Девушка все делала не спеша, но и с готовкой расправилась слишком быстро. От нечего делать, решила поболтать с сестрой, но, взяв в руки телефон, обнаружила сообщение от Кристианны и, прочитав текст, невольно застонала.
   - Боже, Крис, что на этот раз ты задумала?
   С одной стороны Габриэлла еще в полной мере не насытилась обществом Каина, а потому жаждала проводить с ним каждую свободную минуту. Но с другой... С другой она все еще чувствовала себя виноватой перед Ти и конечно же ей не нравилось, что сестра отказывается даже разговаривать с ее мужем. А потому Габи знала, что сегодня ночью ей не светят объятия молодого мужа. Ее ждет какой-нибудь особенно безумный вечер в обществе сестры.
    Быстренько приведя себя в порядок, девушка вызвала такси и уже в дороге позвонила мужу, наткнувшись на голосовую почту.
   - Добрый вечер, любимый. Прости, я не дождусь тебя сегодня, Кристианна похищает меня на эту ночь, - тихий вздох, которым одновременно удается передать и разочарование от того, что она сегодня уже не увидит любимого, и предвкушение от вечера. - Ужин на столе, если не задержишься, он еще даже не успеет остыть. Надеюсь, что меня вернут к утру, но ничего не могу обещать. Отдыхай. Люблю тебя.

   Когда машина остановилась у дома Крис, Габи уже успела подавить в себе любые признаки разочарования и настроить себя на веселый вечер. В конце концов она скучала по сестре, ей не хватало их чуть-ли не ежеминутного общения.
  - Крис? Ты дома?
   Войдя в дом, Габи тут же столкнулась с сестрой и невольно расплылась в счастливой улыбке.
   - Ну и что ты на этот раз задумала, чертовка?

+1

5

Канарейка, прошу сюда: Воронье перо для Канарейки

0

6

1. Ваше имя / никнейм.
Рита/Летеция.
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?
Более четырех лет, часто делала перырывы по несколько месяцев.
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?
Сама в себе подобных качеств не замечаю, от других не слышала ничего подобного.
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?
Хотелось бы избавиться от тавтологии, повторения одних и тех же слов, бессмысленных предложений. Хочу научиться красочно описывать действия, эмоции, окружение, различные детали. Чтоб посты не были скупыми и сухими.
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

Худший, увы, лучших у меня не имеется. Все на одном уровне. :с

Ночь, как и всегда, наступила незаметно, принеся с собой темноту и небольшой лунный свет, который лег небольшим бликом на угол комнаты. Появилась узкая дорожка, освещенная серебряным светом, наводящая на мысль, что она показывает какой - то особенный путь к чему - то недосягаемому. Наверное, так и есть. Я выбрала совсем не тот путь в жизни, а теперь, другого пути нет, он не досягаем, дорога к нему — перекрыта. Я навсегда застряла на этой тропе, пропитанной моим отчаянием, и спасет меня лишь чудо. Но, как известно, чудес не бывает. Это всё детские сказки, и в них верят, ровно до того момента, пока не столкнуться с настоящей реальностью.
Мой личный мир рухнул именно тогда, когда я поняла, что совершила ошибку и доверились совершенно не тому человеку, отвернулась и отказалась от тех, кто предупреждал меня. Но я слишком горда, чтобы признать свою ошибку и поэтому, я показываю обществу, что счастливее меня, в целом свете, нет. Люди верят. Я умею убеждать и создавать такую атмосферу, словно всё прекрасно, когда на самом деле, внутри меня, бушует целый ураган эмоций. Я не показывала свои чувства даже себе, я не плакала в одиночестве и не сидела в подавленном состоянии часами. Я жила, именно жила, а не существовала [как многие, разочаровавшиеся в жизни, женщины], подавляя в себе все эмоции, отвлекаясь с помощью книг, новых увлечений, учебы. Всегда искала что - то новое и находила; это помогало мне забыть о том, кто я есть и кем является мой муж, помогало забыть о том, что придя домой, я надену на себя маску любящей жены, помогало забыть о том, что сегодня вечером, я испытаю ласки человека, который мне глубоко противен и отвратителен, и, в конце концов, это помогало справиться с неописуемым страхом перед ним. Я боялась.
Мой страх частично покинул меня, когда я пришла искать утешение у Бога. Я внушила себе, что каждая исповедь приносит мне облегчение и все становится намного лучше. В один из таких воскресных исповедей, я сблизилась со священником, который, впоследствии, дал мне все, в чем я нуждалась: спокойствие и утешение. Он буквально спасал меня, как спасают утопающего [ведь я тонула в болоте под названием — жизнь]. Дабы утешиться ещё больше, мы нарушили библейские заповеди, не почувствовав при этом, каких - либо мук совести.
Не испытав в своей жизни любви и влюбленности, я полагала, что никогда вовсе и не узнаю подобного чувства. Но оно пришло и принесло за собой кардинальные изменения во мне, кои можно было заметить невооруженным глазом. Возможно, именно эти изменения и сподвигли моего мужа следить за каждым моим шагом, но я не подозревала об этом до сегодняшнего дня.


http://38.media.tumblr.com/5f845540e3b529453fa3b59d67acf734/tumblr_nflx7tSqVq1rr6v0ao7_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/4c2d911d3ea487664c3385df7ec6e2dd/tumblr_nflx7tSqVq1rr6v0ao2_250.gif


Мой родной дом стал для меня личным адом, когда ворвался дьявол, узнав обо всех моих грехах. Он принес с собой всю свою ярость и, уготовленное, для меня, наказание. Дьяволом был мужчина, в обличии моего мужа, а я была слабой женщиной, жалкой грешницей, которая не могла сопротивляться его гневу. Телесное наказание приносило ему огромное нескрываемое удовольствие, отражающиеся в его глазах, налитыми кровью. Получая удар за ударом по своему лицу, я пыталась вырваться из под его когтистых лап, но всё было бесполезно. Он кричал на меня, словно одержимый и нещадно бил, раздражаясь, что я даже не пискнула от его тяжелой руки и не попросила прекратить это. Моим единственным оружием, как бы смешно это не звучало, были ногти и зубы, с помощью которых я вырвалась и выиграла себе немного времени. Добежав до кухни, я схватилась за нож, а потом подбежала к телефону, чтобы вызвать полицию, но не успела я набрать номер, как что - то тяжелое пролетело мимо меня и разбилось. Все кухонные тарелки летели в меня, а когда они закончились, дьявол решил, что лучше причинять вред мне, на более близком расстоянии и своими руками, ибо меткость и ловкость — не его стезя. Мои угрозы ножом, привели лишь к неудержимому хохоту и обещанию, что этим ножом будет зарезан мой «любовничек». Он с легкостью отобрал у меня моё оружие, и нашел себе новую забаву со мной: оставлять легкие порезы на моей коже и смотреть, как от туда сочиться кровь. В конце концов, использовав свою левую коленку, в качестве борьбы с противником, по больному месту, мне удалось скрыться в кладовке.
Около часа я слышала, как он бродит по всему дому, разрушая вещи на своем пути. Наверное, он представлял меня и вымещал весь свой гнев на этом. Его шаги не были тихими, он словно оповещал «я приближаюсь», давая, таким образом, поменять мне место своего положения. Я слышала его бесконечные крики и пустые угрозы в мой адрес. И думала, насколько этот человек глуп и туп, раз не может понять очевидных вещей. А потом, вдруг, все внезапно стихло. Я выждала ещё полчаса и вышла из своего укрытия.
Этот человек уходил куда - то каждые две ночи, в одно и то же время, словно по расписанию. Мое незнание по поводу того, где он был — меня не огорчало, как и его отсутствие. Но я ставила под сомнение то, что он не нарушил систему, и проверила весь дом, полагая, что он где - то выжидает меня. Каждая секунда — могла стать последней в моей жизни, он мог снова наброситься на меня, а сил сопротивляться, уже нет. Все тело болело от побоев, один глаз заплыл, тем самым ухудшая его зрение, а ноги были ватными, лишая возможности убежать.
Прошло немало времени, прежде, чем мое сердце перестало бешено колотиться от страха и боли. Я направилась в ванную, и взглянула на себя в зеркало. Это не было похоже на меня. Это была избитая, жалкая и перепуганная на смерть женщина, которая впервые узнала, что такое человеческая жесткость. Горькие слёзы скатились по моим щекам, и от бессилия и боли, я сползла по стенке на холодный пол ванны, впервые зарыдав так, как никогда в жизни не рыдала.

+1

7

Летеция, прошу сюда: Воронье перо для Летеции

+1

8

Набор временно закрыт.

0

9

Набор открыт. Свободны два места.

Отредактировано walcnevar (13.04.2016 19:33:44)

0

10

1. Ваше имя / никнейм. Пигмалион
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете? Около 5 лет, с перерывами
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися? Переживания персонажей, возможно, драма.
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть? Хотелось бы добиться большей атмосферности и лаконичности в выражении мыслей.
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

из тех, что мне доступны - пожалуй, это самый лучший

"Не выходи из комнаты, не совершай ошибку". Эти строчки точнее всего описывали душевные состояния Сьюзан Боунс в то лето. Зачем покидать родной дом, делать шаг за порог, если там поджидают сплошные опасности? Пожиратели, конечно, вновь активировали свою деятельность, но были еще не настолько уверены в своих силах, чтобы свободно расхаживать по улицам и пугать простых волшебников. Но вот если им действительно кто-то был нужен, они себя долго не заставляли ждать. Оставалось лишь только надеяться, что немногие другие члены семьи Боунс не входили в список их ближайших интересов. А если столкнешься с кем-нибудь из друзей? Опять начнутся эти неловкие взгляды, неудобные вопросы, от ответов на которые у Сюзан щемило в сердце и стучало в виске. И на письма лучше не отвечать,что скопились в ящике прикроватной тумбы. Сьюзан и раньше никогда не любила писать письма, просто не могла подобрать слова, а теперь это и вовсе представлялось настоящей пыткой. С друзьями девушка в это лето девушка решительно не поддерживала связь.  Она прекрасно помнила день, когда вся Британия была потрясена сообщением о смерти миссис Аббот. Помнила, как страдала Ханна, а сама она чувствовала себя совершенно беспомощной и разбитой, будучи не в состоянии помочь любимой подруге. Ведь никакие слова не могли убедить утратившего в том, что когда-нибудь боль закончится и жизнь снова станет прежней, что когда-нибудь снова можно быть счастливой. Вот и Боунс не особо верила в подобную перспективу. Их семья и так слишком многое потеряла, многим пожертвовала, и, казалось, этого достаточно, они и так заплатили сполна за свои убеждения, а теперь снова удар поддых, снова похороны. И папа снова страдает, как он вообще после стольких смертей сумел остаться таким жизнерадостным, сумел ее воспитать, вселяя надежду и веру в благородных людей и благородные поступки. Сам-то он может и ходил понурый, отвлекаясь только в те дни, когда ему предстояли интенсивные тренировки с командой, но семье своей зачахнуть и целиком погрузиться в меланхолию позволить не мог. Мама всегда любила Амелию и была рада встречать ее в своем доме и была привязана к ней не меньше других, так что и у нее наблюдался серьезный упадок духа и приступы безысходности, в первую очередь потому, что она боялась повторения истории. Руперт хотел отвлечь своих домочадцев от призрачной атмосферы дома и старался как мог, приносил билеты на разные матчи, но убедить дочь выйти из дома ему едва ли удавалось. Но наблюдая за тем, как Сьюзан постепенно сливается с обоями, он вынужден был настоять.
Оказаться среди людей снова было странно. Девушка чувствовала себя неким призрачным созданием не из этого мира. Ее сердце оборвалось, когда сообщили о смерти тети, а весь остальной мир испугался, встревожился, но все же остался прежним. Боунс словно была ходячей открытой раной, уязвимой и болезненной и потому не хотела показываться на глаза знакомым и друзьям. Но и затеряться одной в толпе ей было немного страшно, тем более, что мама пойти не решилась. И потому случилась странная вещь, в этот сложный период она почему-то подсчитала лучшим вариантом пригласить Джинни. Пусть они никогда и не были слишком близки, Уизли была на похоронах, она была свидетелем ее срыва и почему-то рядом с этой девушкой было как-то легко и просто.
Отец должен был быть с командой и потому рано покинул дом в этот день. Этот матч был для него важен, подготовка к нему была напряженной, хотя бы только потому, что ни сама команда, ни фанаты не сильно надеялись на успех Соколов, которым впервые за долгое время предстояло сразиться с такой прославленной и сильной командой, которыми являлись Гарпии. Что касается, Сьюзан она никогда не была болельщиком конкретной команды, ее привлекали лишь отдельные игроки, а теперь ей вовсе и не было особого дела до того, чем кончится этот матч. Но ради отца они с матерью всегда искренне желали победы Скололам, тем более, что теперь это могла стать маленьким просветом в жизни отца, где трудностей и невзгод хватало сполна.
Встретиться с Джинни Боунс договорилась уже на самом матче, аппарировать она не хотела, порталы никогда не внушали ей доверия, и не было для Сью более надежного транспорта, чем метла. К тому же ей надо было проветриться, очистить свой мозг, просто лететь над землей, набирать скорость и ни о чем кроме этого не думать. Ни о чем.
Арена встретила Сьюзан оглушающим ревом, непривычным для ее слуха, натыкавшегося лишь на тишину на протяжении стольких дней. Болельщики суетливо перемещались между рядами, знакомые встречали знакомых, останавливались, болтали, из палочек вылетали искры и различные фокусы, Сьюзан незаметно пробивалась сквозь всю эту несмолкающую какофонию, к своему ложу, где средь других виднелись локоны цвета имбиря, выделяя Джинни из прочей толпы. На голове гриффиндорке красовалась шутливая шапка в форме разинувшей рот гарпии. 
-Привет, - сказала Сьюзан тихо, ощутив некоторое облегчение в области грудной клетки, - Ты, я вижу, основательно подготовилась, - добавила следом девушка, стараясь сохранить легкость в голосе, чтобы не обременять Джинни собственным состоянием духа, - Это тебе, - запустив руку в карман, Боунс вытащила билет, вглядываясь в написанное, чтобы лишний раз убедиться, что они в нужной части арены, - Кажется, нам туда, - кинула фразу в сторону ближайшего прохода Сью.

Пусть будет это, на самом деле выбрать было очень сложно потому, что проблема моих постов в том, что они все каке-то средненькие и не особо оригинальные

С одной стороны, его безусловно радовал тот факт, что он попал в точку со своим предложением насчет Стефана, потому что для Анны ее ребенок был очень важен. А он, увлеченный всеми этими радостями жизни, совсем позабыл об ответственности, которая возлагалась на его плечи. С другой стороны - ему было не комфортно. То есть, это не значило, что он был против ребенка Анны или что-то вроде того. Нет, он был готов принять его, потому что очень сильно любил девушку. Также он знал, что у него не составит труда обеспечивать его, поставить на ноги, купить ему учебники, когда придет время и дать крышу над головой, но он был не весьма в уверен в моральной стороне вопроса. Не уверен в том, что сможет полюбить этого ребенка как своего родного и боялся, что это может ранить как чувства Анны, так и самого мальчика. Да и воспитатель из него был никакой, Кейтлин ему доверили слишком поздно и он не успел на собственном опыте испытать все прелести отцовства, которые включали в себя нервотрепку и немалый стресс.
Эндриан выдержал некоторую паузу после эмоциональной речи де Лун, пытаясь подобрать какие-то слова. Проблема бы не столько в его неискренности или неприязни к этому ребенку, совсем нет, просто он не умел, а самое главное - не любил выражать о чувствах. А если сказать еще точнее - говорить о них. Это была не его стихия, он мог доказать действием, но слова и высокие обещания ему претили, снова ему надо было силой вытаскивать все эти эмоции из себя наружу.
-Возьмем завтра его с собой и посмотрим, что из этого выйдет, - аврор попытался предать своему голосу успокаивающий и легкий тон, чтобы этот разговор не принял напряженный характер, - Я буду стараться, я не хочу давать каких-то обещаний, но я думаю, мы найдем способ со всем этим справиться, - добавил он, пока это все, что он мог из себя выдавить, может быть, потом, когда тема ребенка станет ему более привычной и обыденной, он сможет проще обсуждать такие вещи. Он не хотел давать каких-то ложных обещаний, тем более, что пока не был уверен, что сможет их сдержать. Или просто недооценивал себя.
Идея о Косом Переулке была не плоха, но сам Риан знал, что это означало для них. Попробуй он выйти туда в выходной день и он встретит с полдюжины своих знакомых, а это неминуемо бы привело к распространению всякого рода нелестных слухов, но отговаривать Анну он не стал, не хотел выглядеть трусом. Да, он им и не был. Он просто не любил сплетни, но понимал, что ему все равно рано или поздно придется столкнуться с этим. И просто пережить. Наверное, за такое счастье это была не самая высокая цена.
-Отличная идея, - сказал он, поцеловав Анну, еще раз и принялся осыпать поцелуями ее лицо вновь, - Я люблю твои ужины. И то, что следует после тоже, - заговорщически добавил он.

Отредактировано пигмалион (13.04.2016 20:50:57)

0

11

пигмалион, прошу сюда: Воронье перо для пигмалиона

0

12

1. Ваше имя / никнейм.
Марго / Roxy S.
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?
Где-то чуть больше года. Делала большие перерывы.
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?
Сама я не могу их оценить, соигроки говорят, что мои посты  эмоциональные,  динамичные.  "Игра живая - чувствуются эмоции/желание вникать в суть происходящего."
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?
Я не умею до конца вникать в детали, не вижу всю картину целиком, хотелось бы это исправить.
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

Вроде как лучший. Решила взять последний пост

На моей луне я всегда один,
Разведу костёр, посижу в тени.
На моей луне пропадаю я,
Сам себе король, сам себе судья.

      Ослепляющая темнота окружает тебя, не оставляя возможности разглядеть хоть что - нибудь. Судя по размытым звукам вдали, ты где - то на окраине Лондона, только вот где именно понять сложно. В голове раздается такой гул, будто в ней завелся рой пчел, которые жалят уставший мозг снова и снова, пытаясь свести тебя с ума. Где - то вдали раздается вой сирен, за углом кто-то хлопнул крышкой мусорного бака, но где ты? Что с тобой? Почему ты не видишь и не можешь пошевелиться? Зловонный запах рыбы бьет в нос вызывая омерзительное ощущение тошноты. В животе неприятно урчит, металлический привкус во рту ужасно раздражает, и тебе холодно, очень холодно.
Чувства постепенно возвращаются в тело мелкими покалываниями в кончиках пальцев. Кости жутко ноют, а вся одежда вымокла до нитки. Зрение яркими вспышками возвращается в норму. Тонкая струйка крови сочится откуда-то из под ребер, обжигая ледяную кожу.
      Эй, приятель, ты чего разлегся? Мы еще не закончили. Друг в считанные секунды подлетает к тебе, помогая подняться, чтобы продолжить бой и тебе больше ничего не остается , кроме как брать себя в руки и драться дальше, а иначе, кто знает, выберешься ли ты и твои друзья живыми из этой переделки. Превозмогая боль, ты встаешь на ноги, зажимаешь рану, пока никто не увидел, берешь в руки палочку и произносишь заживляющее заклинание и направляешь палочку в область живота. - Рэлеварум! , Рана начинает затягиваться, боль потихоньку отступает, а ты как всегда продолжаешь биться.   
      - Акселитус, - произносишь ты с быстрым рывком в сторону неприятеля и  готовишься к новой атаке. Пожиратель валится с ног, раздирая себе горло в припадке удушья.  Ну что за жизнь у тебя? Вчера - в жопе, сегодня - в жопе, завтра, уж точно, в жопе... О, похоже ситуация стабилизировалась, завалили одного урода. Второй сбежал. Жаль, конечно, что его упустили, но все - таки одного пожирателя теперь с нами нет, отряд обошелся без потерь и серьезных ранений, а второго мы найдем, это всего лишь вопрос времени. Так что можно сказать что все не так уж плохо и скоро ты окажешься у себя дома, где есть горячий чай и теплая пастель.
     - Ладно, сворачиваемся и уходим, пока нас не заметили. Небольшой отряд из трех человек забирает еще теплящийся труп карателя и собирает свои, разбросанные в драке, вещички и уходит.
     - Я с вами не иду, дела еще. Попрощавшись с товарищами по оружию, тебе уже можно вернуться к себе. Натянув свою кожаную куртку, прыгаешь через забор, дабы немного сократить свой путь через несколько переулков, и сонно плетешься к себе.
     Подходишь к двери давно знакомого тебе дома, вставляешь ключ, поворачиваешь, и буквально вступаешь в твою родную тишину. Планы на вечер предельно ясны, ты обещал Корнелии встретиться за ужином, а еще нужно собраться, точнее смыть с себя остатки своей и крови и хорошенько выспаться, ночка  выдалась долгой и нелегкой. Из- за долгого отсутствия у тебя женщины, друзья каждый день пытаются навязать тебе какую - нибудь свою подругу. Сегодня это Корнелия. Ну ладно, придется потратить пару часов на незнакомую девицу, дабы не разгневать своих очень заботливых друзей. Ты подходишь к старой двери в ванную, которую будто держит серебряная сеть из паутины,  и уже представляешь, как прекрасно будет ступить под горячую струю  воды, которая смоет с тела грязные остатки боя, как тут твои планы нарушает стук в дверь. Кому тут еще  вздумалось  притащиться ко мне с утра пораньше? Недовольно отбросив полотенце на кресло, ты идешь и уже представляешь как пошлешь этого кого- то куда подальше. Открыв дверь, замираешь на месте, не  веря своим глазам. Перед тобой стоит практически точное твое отражение, только в женской оболочке.
    - Простите, Амелия Леншерр тут живет? Мне нужно поговорить с ней.
Невероятно! Неужели это возможно? Круговорот мыслей бушует в голове с такой силой, что ты не понимаешь наяву это или во сне. Родители говорили тебе, что бросили близнеца в роддоме, но так же они говорили, что девочка была настолько крохотной и слабой, что сами врачи не верили, в то, что она проживет хотя бы пару недель. А может это лишь последствия ночной драки? Может ты просто сильно приложился головой об асфальт и сейчас тебе все мерещится? А может ты еще вовсе не очнулся и до сих пор лежишь там, в темном переулке в разгар битвы? Незаметно отводишь руки за спину и щипаешь себя чтобы убедиться, что это реальность. Нет, я не сплю. Эти ледяные стеклянные глаза нагоняют на тебя лишь безграничный ужас, повергая тебя в полный паралич,  и даже непонятно почему именно. Возможно потому, что ты с 15 лет винил в смерти родителей какую-то несуществующую сестру, к тому же, как ты считал всю жизнь, давно умершую, а тут... Она стоит на твоем пороге и спрашивает о твоей матери, а ты не можешь вымолвить ни слова. Эй, очнись, не стой молча, как клоун!  Ты ничем ей не обязан и уж тем более ты не должен чувствовать вины, ее бросил не ты. Ты пытаешься снова и снова убедить себя в том, что вина за смерть Джонатана и Амелии на ее руках, но сможешь ли ты ? И ее ли это вина?
     - Нет. Резко бросаешь незнакомке лишь сухое "НЕТ". А что еще она от тебя ждет? Ты даже не понимаешь потока внезапно нахлынувшей на тебя ярости, только остановить ее тебе уже не под силу.
    - А Вы вообще кто такая?  И зачем Вам Амелия?  Тебе не хочется вновь бередить старую рану и вспоминать О НИХ, ты ведь столько лет пытался не думать об этом каждый день, а теперь дрянная  девчонка пришла и разворошила огромный улей твоей памяти. Интересно, она заметила то же, что и ты? Заметила ли она твое замешательство при виде странной незнакомки? Видимо да. Но нужно держаться, нельзя себя выдавать. Нужно держаться. Девушка уже трясется от твоего грозного вида и нервно теребит руки, что тебя совершенно не беспокоит. Этого ты  и добивался. Ничего, переживет. Так, ну на чай ей нечего рассчитывать, она не может быть твоей сестрой.

Худший.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Перстень счастья ищущий во мгле,
Эту жизнь живу я словно кстати,
Заодно с другими на земле.

          Вот уже на носу самый долгожданный праздник всего года – двадцатипятилетие лучшей подруги! У меня редко бывают такие праздники, очень редко. Нет, я не о тех помпезных приемах, которые устраивает отец и не о вечеринках, на которые меня приглашают, а о действительно радостных событиях, которые происходят в моей личной жизни и о событиях в жизни моих близких, ведь семья превыше всего, так? . Праздник должен быть необыкновенным. И он будет!  Сколько всего запланировано, сколько людей приглашено, сколько невероятных эмоций нас ожидает . Я уже смакую приближающееся веселье. Классные парни, классная музыка, твои близкие живы и здоровы,  и ты рядом с лучшей подругой  в ее праздник, что  же может быть лучше? Даже не знаю…
          Таксс, сегодня на работе  я взяла отгул, хм, даже смешно говорить,  у самой себя, так что могу посвятить весь день поиску идеального платья.
          С радостной улыбкой на лице и чувством полного удовлетворения от долгого сна я я скидываю с себя одеяло и оно вместе с подушками летит к чертям в ближайший угол комнаты. Спрыгнув с кровати я несусь в гардеробную, дабы лишний раз убедиться что среди тысячи платьев нет подходящего и мне опяяять нечего надеть.  - Тааак, черное - не то, желтое - не то, красное надевала, и вообще это тоже не то...  Не то, и это не то. Подходящего в гардеробе нет, а это значит только одно - МАГАЗИНЫ!
          Далеко не каждый день радует меня в последнее время, поэтому такие моменты становятся особенно приятными. Такие дни, когда не нужно идти на работу, не нужно кому-то что-то доказывать, а можно просто побыть собой, наедине со своими мыслями, отдохнуть от повседневной суеты, работы и всего остального, подумать о том кто ты и какая ты.  Хотя какая я настоящая уже загадка даже для меня самой. Долгие годы притворства не прошли даром и моя маска выкорчевала изнутри мою истинную личность, почти искоренив то хорошее, что во мне было. Теперь все воспринимают меня пустышкой, избалованной куклой без чувств и души.  Кто знает, возможно они и правы. А что об этом думаю я? Не знаю. Я окончательно запуталась в себе. Ах мама, как мне тебя не хватает.
          Я захлопываю дверь гардеробной и отправляюсь в ванную, чтобы немного освежиться и привести себя в порядок. Короткое шелковое неглиже спадает на пол и я вступаю в душ по струю горячей воды, будто сливаясь с ней, растворяясь в бесконечно прекрасном ощущении безмятежности и радости. Вода смывает все остатки сна, унося с собой все  мои недавние переживания, позволяя не думать и просто дышать. После душа  наведя марафет и нарядившись в вещи, так предусмотрительно подобранные со вчерашнего дня, чтобы не тратить время сегодня, меня понесло искать себе спутника на сегодня. А кто может помочь с выбором наряда лучше чем настоящий мужчина, да еще если этот мужчина твой родной и любимый брат обладающий   изумительным вкусом? Правильно!
          - Аарон! Ты где? Ты мне нужен.   Бродя по коридорам особняка я никак не могла отыскать братца. И куда же он запропастился?  Обойдя почти весь дом, я наткнулась на брата возле  столовой и с самой своей обворожительной улыбкой накинулась на брата зацеловав его в обе щеки.  - Доброе утро, братишка! Ты должен  мне помочь. Без тебя я точно не справлюсь. Дело жизни и смерти... нууу почти смерти. Отцепившись от брата я продолжила объяснять ему подробности "дела жизни и смерти". - Ты ведь помнишь что у Мари скоро день рождения? Подарок у меня уже давно готов, а вот я сама к такому знаменательному мероприятию не готова. Ты должен мне помочь с выбором платья.    Включив умоляющий взгляд кота  я смотрю на брата в надежде, что он не откажет сестренке.  - Ну Аарон, кто кроме тебя мне подскажет лучше всего? У тебя ведь самый потрясающий вкус! Правда - правда.   Теперь нужно еще немножко надавить на брата и он сдастся мне. - Если согласишься и поможешь, проси что хочешь. В разумных пределах, естественно. Сияя от радости, я еще раз чмокнула брата и понеслась в свою комнату за сумкой. - Спасибо, спасибо, спасибо, милый! Я у тебя в долгу.

0

13

Roxy S, прошу сюда: Воронье перо для Roxy S

0

14

walcnevar, ты же понимаешь, что я не могу пройти мимо и не использовать такой шанс?)))
1. Ваше имя / никнейм. listhera
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете? 1,5 года
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися? драматизм? мрачность? я даже в фор фан умудряюсь впихнуть страдальки))
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть? в последнее время я тупо не знаю как писать(( не то, что не знаю о чем, просто не знаю как. не могу найти свой стиль. у меня очень разбросано получается. в начале второе лицо, потом читаю, решаю сделать третье, а потом опять переделываю. мне кажется, теряется смысл моих постов. трудно читается.
хотелось бы научиться делать их объемными. добавлять больше деталей, эмоции. не знаю, сделать посты колоритнее что ли)
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

лучший, тот который стал лучшим на манхе

Ты - боль моя…
Логика женщина - нелогична. Как же надоедливой может быть эта фраза. Действительно, ведь тяжело понять девушку, которая постоянно делает ошибки. А ради кого она делает эти ошибки? Конечно, же, ради мужчины, который катастрофически не доступен. Который всегда будет относиться к ней как к своей вещи. Будет считать ее своей собственностью. Так было всегда. И события обещают, что так будет и дальше. С первой их встречи, он дал понять насколько он невозможен. Дал понять, что ей не удастся до него дотянуться. Сколько бы она не пыталась, сколько бы отчаянных попыток она не сделала, он никогда не будет принадлежать ей. Правильно ли вообще желать обладать любимым? Желать, чтобы он принадлежал только тебе? Тебе, которая так не отличается от других девушек. Тебе, которая прожила так мало, но успела понять, что  такое боль. Которая потеряла все, но смогла начать с чистого листа. Сделала все правильно, но с его приходов все рухнуло как карточный домик. Все исчезло. Весь ее идеальный мир, оказался всего лишь тусклым свечением реальности. И ты верила во все это. Верила, что когда-нибудь боль отступит, останется лишь яркие лучи восходящего солнца. Как жаль. Как глупо. Как наивно. Забыть все, что произошло? Поставить крест на чувствах, которые сводят с ума? Она не способна забыть, не его, не сейчас. Ты пытаешься сбежать от этих чувств, пытаешься игнорировать их, но все безрезультатно. Мысли о нем засели слишком глубоко. Слишком долго ты была в его плене, и не готова отказываться от этого. Он слишком реален. Слишком сильно ты к нему привязалась. Ты не можешь забыть его голубые глаза, теплоту его дыхания. Ты помнишь каждое его прикосновение, помнишь каждый ваш поцелуй, что обжигал губы. Это слишком реально, чтобы не обращать на это внимание. Он здесь, он рядом. Да, ваши чувства не взаимны, ты прекрасно этого понимаешь. Но он рядом и лишь это имеет значения.  Ты сама выбрала этот путь, ты сама решила, что он тебе нужен. Никто не заставлял. Но никто не предупреждал, что может быть так больно. Быть его игрушкой, его вещью, хоть и единственной. Наверное, лишь эта мысль не давала тебе сойти с ума. Мысль, что ты единственная, кто проводил с ним вечера. Единственная, кого он приглашал к себе домой. Кого он прижимал к себе…  Ради этого, можно было стерпеть все. Можно было забыться. Оставить реальность позади, поверив в сказку. А что ждало ее потом? К чему вся эта иллюзия? Этот обман, сладкий манящий, но обман. Чего она так добивалась? Простого человеческого счастья, которого она заслужила? Действительно, что она сделала неправильно, что судьба так извращенно издевалась над ней. Почему нельзя просто взять счастье в руки и не отпускать? Она устала задавать вопросы, она отказалась понимать этот мир. Она устала думать над последствиями. Она решила довериться  чувствам. Если бы она могла вернуться в прошлое. Если бы у нее был шанс все исправить, сделать все по-другому. Не заходить в тот злополучный клуб, не притворяться той кем она не являлась. Тогда для нее все казалось лишь веселой игрой между мужчиной и женщиной. Тогда она и не подозревала, что все так сложиться. Что они зайдут слишком далеко. Так далеко, что обратного пути просто не окажется. И почему она должна платить за несовершенные грехи? Тяжело было признавать, но этот мужчина свел ее с ума. Разрушил весь ее мир, перевернул все с ног на голову. Он никогда не позволял себе лишнего, не давал ей надежду на что-то большее, но почему тогда она надеется? Почему она продолжает верить в невозможное? Женская логика? Это не логика, это не то, что можно описать словами. Это чувства, что разрушают тебя изнутри. Это боль, от которой ты сходишь с ума. Теряешься, мир становится слишком маленьким для тебя. Пытаешься убежать, но понимаешь, что бежишь не от него, а к нему. Все твои действия, все твои шаги лишь сильнее привязывают тебя к нему. И неважно, кто он, кто ты. Неважно сколько боли причинять. Ты просто начинаешь жить им, ты просто сильнее влюбляешься в него…
Мелисса устала. Да, какой бы сильной она не хотела казаться, в душе она оставалась ранимой. Ей было тяжело любить Винсента, но она продолжала это делать. Она не могла контролировать это чувства. И единственное, за что она себя ненавидела, так это за любовь к нему. К человеку, которому возможно она была совершенно безразлична. Который видел в ней лишь хорошую танцовщицу своего клуба. Это было больно. Но больнее было, то что она не могла без него. Он был необходим словно воздух, кислород которого так жадно просить ее организм. Она хотела плакать, рыдать, кричать от этих чувств. Она понимала, что с каждым днем она все больше и больше ломается, но упорно делала вид, что этого не происходить. Ей нужно было оставаться сильной, даже если не было сил. Даже если хочется сдаться. Это была цена, которую она платила за эту любовь.  За эту глупую, неуместную и невзаимную любовь.  Каждый проклятый день, она пыталась вразумить сердце. Пыталась заставить хотя бы на минуту не любить, но вместо этого она лишь сильнее влюблялась. Отсюда и эти глупые ошибки, вроде визита с завтраком под утро. Потом, пройдя несколько дней, она поймет, как глупо это выглядело. Но сейчас у нее совсем другая иллюзия. Сейчас все кажется идеальным. Просто совершенным.
Она пойдет за ним в комнату, не сомневаясь в своих действиях. Она готова отдаться ему. Снова. Она готова стать для него элементом развлечения. Снова. Она готова играть в его игру, готова подчиняться, готова следовать за ним. Снова. Наивная. Глупая. Но разве можно винить ее в том, что ей не подвластно? Можно винить ее за то, что он сводить с ума. Что его аромат заставляет мысли пьянеть, что его слова заставляют сердце биться быстрее.
- Мелисса?- слышит она удивленный голос Винсента. Она сама не мало удивлена. Мужчина выглядел иначе. За столь короткое время он не мог успеть принять душ и переодеться. И взгляд у него был каким-то другим. Не таким чужим, какой она встретила на кухне. Удивленный, да, но не чужой. На минуту показалось, что она сошла с ума, и все произошедшее было ни чем иным как ее фантазия. Но прикосновения были лишком реальным и тело отчетливо помнило их. Это не могло быть фантазией. Но как тогда объяснить удивленного мужчину? Неужели это очередная его игра? Игра, в которой он решил проучить ее. Но за что? За какие грехи, такие издевательства?
Она устала. Слишком, чтобы добиваться чего-то от него. Она устала играть по его правилам. Это становиться невыносимым. Она не заслужила этого.
- Да, Мелисса. Или кого ты хотел увидеть здесь? Монику, Сару, Изабель?- с сарказмом вспоминает она, его любимых «пташек». – Извини, но я не умею за пять минут перевоплощаться,- смотря ему в глаза, продолжает она,- хотя, чтобы быть твоей вещью этого не требуется. – Интересно, заметил ли он боль в ее словах? Почувствовал ли дрожь в голосе, то, что так давно вырывалось наружу?

худший....

Паника охватывала все тело. Почему это происходит с нею? Почему никто не верит ей? Вопросы вертятся в голове сумбурным потоком, но произнести их  вслух ты не решаешься. Да и нужно ли это? Кому как не тебе понимать, что здесь никого не волнует чужая жизнь. Каждый сам за себя. Снова и снова крутиться в голове, пожалуй самые ненавистные слова. Ты устала. Очень сильно. Тебе начинает казаться, что кислород сдавливает грудь. Так не должно быть. Но это происходить. именно с тобой. Неужели это твой конец? Если да, почему он так долго длиться. Но для конца ты слишком крепко держишься на ногах. Просто этот остров играет с тобой. То дает надежду, то забирает ее. Смешно. Не так давно ты сама готова была кинуться в лапы смерти. Положить голову под ее косу. Так почему же теперь ты боишься эту старуху? Почему продолжаешь идти, хотя легче сдаться? Остановись. Не делай больше шагов. Перестань смотреть назад. Перестань идти вперед. Просто стой. И жди неминуемой смерти. Ничего страшного не происходит. Это должно случиться. Здесь. Сейчас.
Но конец не наступает. Там где не было ничего, теперь появился путь, который возможно приведет тебя к спасению. Возможно. А может это просто очередная ловушка этого богом забытого места? Глубокий вдох. Тошнотворный запах бьет по ноздрям. Неужели никто этого не чувствует? Неужели никто не видит, что этот остров соткан из крови? Они глупые, потому что, все еще верят во спасение. Ты глупая, потому что продолжаешь идти за ними. А ведь шаги участились и теперь вы шли быстрее обычного. Куда и зачем стало уже не важно. Лишь бы идти. Новый знакомый застал тебя врасплох. Напоминает игру в лакросс, один игрок не может продолжать игру, но на замену незамедлительно приходит другой. У вас уже нет времени, выяснять, кто он и как он здесь оказался. Он быстро берет лидерство в свои руки. Тебя это не волнует. Да и особо не хочется волноваться по поводу того кто же вас поведет на смерть. Почему ты так уверена в том, что вас ждет смерть? Может потому, что вы проигнорировали сообщения на песке. Может потому, что именно из-за этого сообщения умер тот мужчина? Но опять же тебя никто не слушает. Тебе никто не верит. И невольно начинаешь считать, что ты сходишь с ума.
Вы перешли на бег? Это все происходит словно в тумане. Словно сон, пробуждения которого вам не увидеть. Вы бежите, боитесь оглянуться назад. Словно гонимые некими силами.
Наконец-то ваш пункт назначения находить своего финала. Здание, разрушенное, но манящая своими крепкими стенами. Было что-то зловещее в этом строение. Внезапно ты слышишь сильный вой, отчего волосы становиться дыбом. Что это? Остров не прекратил еще вас удивлять? Чтобы это не было, это должно принести вам только беды. Ничего не остается как забежать внутрь.

и еще мне тяжело писать в разных жанрах...

0

15

listhera, ладно, я не могу устоять (несмотря на то, что я уже закрыла набор) хд
Воронье перо для listhera

0

16

Набор временно закрыт.

0

17

1. Ваше имя / никнейм.
егор\\асмодей
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?
в это, наверное, трудно поверить, но около девяти лет; были, конечно, большие и маленькие перерывы, но всегда возвращался
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?
сказать честно, я не смогу ответить на этот вопрос. порой бывало, что посты вдохновляли со - игрока; слог ставил так, что игрок запоминал посты, ранее был юмор, от которого впоследствии ничего не осталось, только порой он может проскользнуть. за столько лет было много чего хорошего, но всего я не смогу упомнить, да и врать\\нахвалиться не хочется.
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?
моя давняя мечта - правильно начать описывать действия. чтобы мысли и действия шли друг за другом, сливались, а не так как бывает у меня - вначале того, после этого. хотелось бы больше красочности в посты. после долгого перерыва, бывает, что мне легко писать, но также бывает ощущаю напряжение, хотя отыгрышь и вся атмосфера - большой кладезь вдохновения.
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

лучший,наверное.

это было в далёкой вечности, когда я умел мечтать и любить, улыбаться и ничего не скрывать. открывать душу, выворачивать на изнанку и знать - я могу дышать. словно ребёнок был зависим от тебя: прикосновений, которые останавливали удары сердца, слов, сладко ласкающие ушные перепонки, твоего дыхания около шеи, губ. ты должна всегда быть со мной, цепью крови привязал к себе, но на сколько ты сильно хотела уйти, что оставила меня и даже не попрощалась. вернись и раскрой мне грехи мои, снова возьми меня за руку и мы пойдём по новой тропинки, проложенной костями наших ненавистников. не делай мне больно. снова. снова. я больше не умею дышать. знаешь, кажется я ненавижу тебя. ненавижу всю тебя, такую родную и всё время загаданную. девочку с фарфоровой кожей и манящими, как большой подводный мир, глазами.  не убивай меня. а нет, я не успел попросить о пощаде, твоя стрела пронзила тело, задела нервы и снова в твоей власти оказался. но теперь я - оболочка у которой нет ничего в запасе. скоро мы встретимся. я больше не умею жить.

тебе наверное холодно, так хочется взять за руку и прижимать твои пальцы к своим губам. снова почувствовать твой запах, что одурманивает каждого, стоит ему попробовать на вкус. запах твоей кожи, я не никогда не забуду. обещаю. желание переплести пальцы с твоими, зарыться в белые волосы, вырывалось. скрывать зверя, что рвётся к тебе, я не смогу долго. странно, но  всегда видел тебя лежащей на снегу, а белые снежинки спускались бы с верху и всё как в сказке. но мы не верили никогда в счастливый конец, скажи, а ты уже читала сказку про нас? ты же знала, что будет так. ты чёртова девчонка, с именем что всегда ненавидел. я ненавижу тебя мари рид. никогда не произносить твоё полное имя - закон для нас.
белый осиновый гроб и слишком много чужих лиц. чёрные одежды и наигранные слёзы на лице. их сожаления срываются с губ, но меня просто тошнит от каждого из них. я так хочу знать, что ты дышишь. ты обещала дышать за нас, бороться, так сдержи своё слово. вставай, хватит спать. прошу. молю тебя.

тяжело принять боль утраты. тяжело видеть боль друзей, которые за год, стали чем - то большим - они стали семьёй. неожиданно понимать, как за них свернёшь горы. как готов отказать от всего, чтобы остаться с ними. больно видеть, когда пуля проходит на сквозь твоего названного брата, а убийца - его девушка. всё это невыносимо для меня. но они те люди, что поддержали меня, не дали упасть в ад. не дали пройти босыми ногами по горячим телам, отдающих холодом. не дали стать убийцей.

что - то толкает тебя в пропасть, а ты слышишь голоса, исчезающие в темноте. и тебе не страшно, только холод окутывает кожу. пробирает через неё и как ветер блуждает по венам. оно ищет твоё сердце. ветер принесёт с собой осколок стекла и заморозит твоё сердце, рид. но как давно эта история для тебя запретной, в ней счастливый конец. ты больше не любишь такие книги. добро победит зло, так заложено вселенной: таких звёзд, которых мы не можем коснуться , сорвать с неба и подарить кому - то. мы бесполезны и однажды от нас избавятся как от чего - то не нужного. и мы не станем свободными, нас скуют цепью и заставят словно ночных собак бродить по миру в поисках новых жизней. я не верю в новую жизнь после смерти. в счастливое воссоединение со своими близкими всё это сказания для верующих людей, чтобы они верили в создателя и не отвергались от церкви. наверное по этому, мать стала каждый день ходить в церковь, чтобы поставить свечу за твой...покой. каждую ночь молится и словно заведённая повторяет твоё имя, любовь.

голос зовёт меня от куда - то далеко. но мне хорошо тут: не ощущать ничего, парить в воздухе словно призрак. разве это не прекрасно? но голос громок и настойчив. у меня нет выхода и дверь появляется в темноте. открыв её вижу свет, делаю шаг - снова темнота. глаза стали такими тяжёлыми и нужно много сил, чтобы постараться их открыть.
мне нужно немного времени, чтобы снова привыкнуть к темноте. осмотреть комнату и понять - мы в подвале. высокие стены и не каких окон, хоть чего-- то.
нужно попробовать встать, почувствовать своё тело и понять могу ли им владеть. лёгкое движение пальцев достаточно для осознания побоев на своём теле. запястья ужасно горели. щелчок и из указательного пальца появляется маленький огонёк. вытягиваю руку , чтобы удостоверится что случилось с друзьями. они дышали, но до сих пор находились в бессознательном состоянии. - со мной всё хорошо , только запястья горят и я понимаю, что выбрать от сюда так просто мы не сможем. силу перемещения или выключили, или блокируют от куда - то изнутри. ты сам как? что - то повредил?
попытки встать венчаются успехом только после четвёртого раза. на ватных ногах подхожу к уиллу, парню, что за короткий срок стал частью нашей компании. не раз задавался вопросом от куда такое сходство с максом, но сейчас важно далеко не это, а то как нам выбрать от сюда. 
трясу парня за плечо пытаясь привести в чувство. -уилл, - громко и требовательно зову  от куда - то из далека. -хватит спать, у нас, есть небольшие проблемы.
он что-то говорит и я понимаю, что медленно он приходит в себя. -девчёнка...кровь..-поворачиваю голову и вижу девушку. её дыхание сбито и могло показаться, что она бежит от кого - то. и кто она? подхожу к ней, удивительно понимать как постепенно ты снова можешь подчинять себе тело, провожу пальцами по руке останавливаясь около запястья, чтобы найти её пульс. я не мог найти его. -проснись, хватит спектаклей.
наверное, это было слишком громко, когда ладонь коснулась её щеки в безжалостной пощёчине. но почему же я не чувствую сочувствие? хоть немного, я должен ощущать ноющие чувство внутри. но там пусто, только монстр рвётся наружу в поисках новой искры для своего пламени.

я не скажу что он плохой, но очень хочется мне его разобрать

его слова — неприятная, режущая боль по ушам; он хочет заткнуть всеми возможными способами. матс проглотить свои слова обратно, они перемешаются внутри его и выйдет кровавой месивой. он врёт ему в лицо, желает скрыть всю правду, но вуд вытащит её щипцами куда бы тот её не загнал. у них вся ночь впереди, но он уже хочет видеть лицо виновника всего этого торжества. что он сделает, когда вуд отправит ему письмо за столько долгих лет. всё это опьянело и маньяк, что требовал своё, рвался наружу. алек сам убирал препятствия с его пути; он ждал его. долго ждал.
стены этого дома — хранители истории семьи вуд. только им известно, что случалось с этой семьёй, когда пересекаются черты установленных негласных правил в этом доме. они сохранят ещё одну историю и дадут ей название — матс страндберг. и это будет самая любимая его глава. он смотрит на него сверху вниз; его глаза — обжигающие огнём желанные пороки; алек принимает правила его игры. ни шагу назад, до конца, до победы. и это ему нравится. он поднимается и наступает ногой на место, где находится рана. ему всего это мало. инкуб не даёт насладиться своей местью полностью, ломая всё его веселье. и эта злость копится в районе грудной клетке. совсем скоро она найдёт выход и тогда алек заиграет по крупному. но ему не нужна его смерть; вуд хочет удовлетворить внутренние эго, чтобы было задето вновь. его снова променяли на расу порочности и желания ощущать смерть рядом. всё это он мог дать ему, если бы тот позволил. но он сделал свой выбор, а алекс свой. как и всегда их пути не сошлись в одну историю, они просто продолжают идти с ранди в две параллельные линии.

— у нас в программе много чего интересно и я бы не хотел вот так сразу открывать все свои карты тебе; а то вдруг ты потеряешь вот такой настрой и тогда будет уже не так интересно как сейчас — он должен был узнать пик его силы; познать переломный голос, срывающийся на крик о мольбе. вуд должен увидеть глаза молящее о быстрой смерти, чтобы не ощущать это всё. зубами выгрызть его улыбку, с которой он смотрит на всё это и смеётся. смеётся так громко, словно он знает что будет дальше. он читает его смысл в словах на латыне и от этого уже не деться. — и я всё же хотел бы услышать что ты знаешь о ранди?  что он позволил узнать о себе
врывается субстанция, что некогда напоминала его эмоции, распространяя чувство ревности на поверхность его кожи. несколько простых слов, но все воспоминания обрушились на него. вновь всё к тому же человеку. это стало слишком частым, уязвимым и ненавистным. ранди ворвался в его жизнь не залечив прошлые ещё кровоточащие раны; и они напомнили о себе, в тот миг, когда он увидел его с тем, кто пачкает его кровь в доме. когда понял его сущность, осознал, что история ходит вокруг него, причиняя жгучую боль. он поделится ей с миром. тогда и были выцарапаны слова на стене, оставляя кровавые следы: ты следующий.

алик наливает ещё один стакан жгучей жидкости, но на этот раз взяв без каких либо других добавок. тело в его доме, начинало надоедать ему. одной не значительной раны ему показалось мало и когда напиток обжог внутренности, в его глазах загорелся новый огонь, вырывающийся наружу слишком стремительно, чтобы сдерживать его. поставив стакан на столик, алек подошёл к камину, заглядывая в пасть этого монстра. искры разлетались в разные стороны, ища выход из этой клетки. и вуд поможет ему. беря в руки кочергу, лежавшую поверх арки камина, от всех посторонних глаз, вуд поднёс один её конец к огню, накаляя как можно горячее;
большие шаги и он около матса, скалится и выплёвывает всю свою желчь ему в лицо. медленно сходить с ума без чей либо помощи опасно, но так увлекательно, ты не можешь остановиться. твои тормоза давно стёрлись, а на новые нет средств. и ты поэтому просто едешь дальше, сбивая всех пешеходов на пути.
кочерга на не большом расстоянии, чтобы он чувствовал жар, но он не обжигал его; простые попытки напугать. поселить страх внутри человека. заложника. алек дразнится, выжидает его вновь рвущийся смех наружу. он так хочет пробудить такого самого демона, о которых слагают песни и пугают детишек, увидеть глаза настоящего инкуба, а не жалкой подделки. — я же говорил, что твоя ночь будет не забываемой — с силой надавливая на рану, которая всё меньше и меньше выпускает кровь из организма, кочерга входит в глубь раны. алек делает несколько поворот и вытаскивает. в голове мелькают слова не убить. ранить. гранить исчезает, и руки желают ощутить кровь, почувствовать вязкость между пальцев. ощутить на вкус давно забытый привкус. сложно удерживать, когда вокруг нет препятствий, когда прежде никогда не отказывал себе. но и он это только начал; алек задумался над подарком, что будет напоминать о себе — несколько заклинаний - проклятий на открытых участках тела - шеи, руках, груди. — у тебя есть особые пожелания по написанию чего - то интересного?
он язвит и когда заканчивает своё творчество, убирает кочергу на своё место, возвращаясь к гостю. смотря на матса, на тело обрушивается цунами. он доволен собой. они удовлетворили часть своих желаний на эту ночь, маньяк может уснуть на некоторое время, а алек закончит дело. доведёт всё до конца. так, как закончили, чтобы оставить о себе память. вуд знает, что будет являться к нему в клуб и просто сидеть ожидая новую оплошность, за которую он схватится мёртвой хваткой, утаскивая обратно к себе в логово монстра для новых достижений результата.

я не доволен им
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано асмодей (17.05.2016 21:13:12)

0

18

асмодей, прошу сюда: Воронье перо для асмодея

0

19

Набор временно закрыт.

0

20

если это возможно, очень бы хотелось к вам  :love:
1. Ваше имя / никнейм.
Кислород, можно просто Яна
2. Ваш стаж в мире ролевых игр. На протяжении скольких лет Вы играете?
уже 6-й год
3. Какие качества Ваших постов считаете наиболее сильными и запоминающимися?
честно сказать, в последнее время у меня был перерыв в пол года...и за это время я растеряла те навыки, какими обладала раньше. За все это время я, честно, старалась вырасти из тех четырех строчным постов до приличных размеров, хотя бы в 3000 символа, но...учиться самой было трудно. Перечитываю свои посты и понимаю, что пишу маленькими, сухими репликами. Что запоминающие? Наверное, это описание внешности как героя так и его собеседника
4. От чего именно в постах Вы хотели бы избавиться? Что хотели бы подтянуть?
От сухого, вялого текста! В моих постах совершенно нет "жизни", мой персонаж как буд-то какой-то робот, он бездушный и порой слепой хд Там, где я могу красиво расписать природу, ощущения, мысли, я попросту забиваю на все и напролом пишу фигню какую-то...Хочу научиться красиво лить воду, так что бы за душу, от души ахах)) Очень надеюсь на Ваш пинок и помощь мне в этом!
5. Приведите пример двух постов, исходя из собственного мнения: самый лучший и самый худший.

лучший

От ощущения тепла тела Дина, по моему телу пробежали едва заметные мурашки.
Сколько уже прошло с нашей последней встречи? Столетие? Два? А такое чувство, что это было еще вчера. Наша последняя ночь и поцелуй на прощание. Последние воспоминания о парне, смятая простынь, беззаботное сопение Колтона, до крови прикушенная губа и слеза, упавшая на подушку. Я не хотела покидать его в ту ночь, но обстоятельства сложились иначе, поэтому быстро собрав вещи, я, как казалось навсегда исчезла из его жизни. Опасность и умение влазить в неприятности – мое второе имя. С Дином же я всегда чувствовала себя в безопасности и даже начала влюбляться в этого парня. Гордый, смелый, сильный и невероятно красивый – мечта любой женщины. И вот эта мечта нашла меня, по крайней мере, я надеюсь, что он искал меня. Если же нет, то почему он приехал в Мистик Фоллс? Держа меня за плечи, Дин, словно не верил что это я. Словно я призрак, посетивший его при белой горячке. Затем парень словно осознавая, что вот она я здоровая и невредимая стою перед ним, он крепко меня обнял, зарываясь носом в волосы. Мои руки тут же словно по инерции обняли его за талию, крепче прижимая к себе, словно он мог раствориться. Уткнувшись носом парню в шею, перед глазами мелькали кадры спасения моей шкуры. Я обожала вот так просто стоять, обняв этого мужчину, от него просто головокружительно пахло: смесь запаха корицы и алкоголя. Немного отстранившись от Колтона, я провела ладошкой по щеке парня и, притянув к себе, нежно поцеловала. Мягкие податливые и такие родные губы. В сердце раздался глухой стук, который отдался болью где-то глубоко под ребрами. Каждый раз, когда Дин был рядом со мной, мое сердце пускалось в дикий пляс, чувство эйфории зашкаливало. Он был моим наркотиком, от которого я так и не сумела излечиться. Отстранившись, я так и стояла с закрытыми глазами пытаясь привести себя в чувства и усмирить свое дыхание. Я ждала этого поцелуя, и как оказалось, он получился еще отчаянней, чем должен быть.
- Наверное, теперь, я должна объяснить причину своего исчезновения? – прошептала я
Боясь нарушить ту мимолетную идиллию между нами, я вновь прикусила губу. Это уже входит в мою привычку. Открыв глаза и устремив свой взгляд на Дина, я мысленно молилась о том, что бы он смог простить те годы расставания. Что мы вновь можем вернуть то, что было между нами. И почему мы не можем вернуть время в спять? Я бы все исправила, все сделала правильно и не поддалась панике страха за наши жизни. Колтон
стоял неподвижно, словно статуя греческого бога. Лишь иногда сжимая в кулаке мою кофту либо отводя взгляд в пол. Чего ждал он? Может, что-то обдумывал?
- Дин

худший

Новость о смерти Лекси напрочь не хотела селиться в моей белокурой головке. Главная заводила нашей компании так просто дала себя убить, знала бы кто это сделал, руки бы по отрывала. У Лекс не было врагов, наоборот столько людей хотели дружить с ней. Вечный
комок позитива и с иголкой в одном месте, девушка тянула к себя, как магнит новых друзей. И вот я приезжаю в Мистик Фоллс в надежде встретить любимую подругу и друга и что вместо этого я вижу!? Лекс мертва, а Стефан как опоссум притворяется мертвым перед трудностями жизни. Ну, это была бы не я, если бы не вытащила его из дома в бар. Хотелось вспомнить старые времена, оттянуться и показать этому городу кто тут главный. Их бар, конечно, не сравнить с теми, где бываю я, но на вечер думаю, сойдет.
- Подожди фыркать..ты еще внутри не была.
- Ты так сказал как будто внутри евро ремонт - сморщив носик, я вошла в бар вслед за Стефаном
Людей было достаточно, что бы расталкивать их в попытке пробраться к бару. Обстановка внутри этого заведения порадовала меня больше чем снаружи. Симпатичные официанты и уютное помещение заставили меня успокоиться. Заиграла ритмичная музыка, которая заставила меня широко улыбнуться и начать пританцовывать. Я никогда не стыдилась себя и своего тела, поэтому запросто могу начать танцевать. Комплексы - это вообще не про меня. Пробравшись к бару, я залезла на высокий стульчик и все еще повиливая талией в такт музыке повернулась к Стефану.
- Как по старинке? десять стопок текилы за десять секунд, а потом бурбон?
- Господи, Стефан, мы тебя с Лекс испортили - засмеявшись, я положила руки на барную стойку
Сделав заказ у бармена, мы сидели и просто молча, слушали музыку. Последний раз я была здесь с Лекси, глубоко вздохнув, я улыбнулась воспоминаниям. Стефан тем временем закатил рукава. Подняв брови, я засмеялась и легко толкнула парня в плечо. Мы всегда дурачились со Стефом. Нам принесли первую порцию текилы и, сказав первый вспомнившийся нам тост, мы быстро опрокинули по стакану алкогольного напитка. Когда бармен увидел, что такая миниатюрная девушка как я хлыщет телику, его глаза округлились.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Наборы; новости » Цвет воронова крыла [набор]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC