http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/22968.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/47859.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/41555.css
[НЕ ПРОПУСТИ!]
[29.11.] С 29.11. некоторые правила упраздняются к тому, что - за что голосовали, то и поставили (администрация снимает с себя все полномочия по выбору работ дня). Без ограничений на количество попаданий. Раз в неделю/две, тема с выбором будет закрыта. Что это значит? Это значит, что в таблице будет ВЫБОР АДМИНИСТРАЦИИ. В котором будут собраны все работы за неделю, зацепившие внимание амс. В Daily Art News о.2 выбор администрации будет отмечен отдельным сообщением с соответствующей пометкой.

[12.11.] Друзья! Обратите внимание на нововведение в выборе работ дня: теперь в таблице будут присутствовать три работы по итогам голосования пользователей, и три - по итогам голосования амс-состава. Сами правила голосования остаются прежними)
[12.10.] Товарищи ренессановцы! У нас изменился дизайн, искренне надеемся, что администрацию камнями не забьют (у нас демократия, помним)).
А еще у нас больше не будет баннера-дня, зато будет дизайн дня, за который вы можете проголосовать, ну или если не будет дизайна - будет еще один эпиграф или аватар.
P.S. А еще мы вернули голосование за работы дня и пересмотрели ранги, с новой системой, уже можно ознакомиться в соответствующем разделе ;)
» на рекордных скоростях
[БУДЬ В КУРСЕ]

[КОНКУРС: РЕКЛАМА ДЛЯ РЕНО] - - ПРОДЛЕНО ДО 3.12.

[лента в профиль] - для всех, у кого стояла лента - смена на новую - бесплатно. Для тех, кто хочет поставить себе - стоимость с 1500 флоринов, упала до 300. Предложение ограничено!
[открыто голосование на работы дня]

Photoshop: Renaissanse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Партнерство » R E V O L T


R E V O L T

Сообщений 61 страница 77 из 77

1

http://storage3.static.itmages.ru/i/16/0214/h_1455448291_4864857_ef301c4008.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
С П О С О Б Н О С Т И ,    А В Т О Р С К И Й    М И Р    /    Э П И З О Д Ы ,    1 8 +

0

61

http://66.media.tumblr.com/952e8e79acdc03f13879b2b340750404/tumblr_n7ylo2syNT1rjcyyoo2_r1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
peter capaldi

» имя, возраст:
Генри, фамилия на ваш выбор. При большом желании имя тоже можно сменить, но предпочтительно Генри.
По паспорту Генри 49, на деле – 485.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Журналист.

» способность:
Замедленное старение.
» сторона:
Старается сохранять объективность, сильно сочувствует ренегатам.
» статичное изображение:
статичное изображение

Генри родился в Англии, в 1552 году. Он плохо помнит большую часть своей жизни: несмотря на то, что он является носителем, Генри обладает совершенно обычной человеческой памятью.
Генри было около 150 когда он понял, что постепенно начинает забывать своих родителей, дом в котором он провел детство, первую любовь… именно тогда он начал вести блокнот, необходимый для того, чтобы не потерять себя окончательно.
Обри не знает, какие секреты хранит в себе эта небольшая книжечка, она видела ее только несколько раз, а сам Генри не очень-то распространялся по поводу своей прошлой жизни, предпочитая говорить лишь о последних десятилетиях. Так что фактически персонаж полностью принадлежит вам. Кем он был при рождении? Как развивалась его жизнь? Был ли он когда-либо женат? Есть ли у него дети? Рассказать об этом можете только вы. Я же расскажу только о той части жизни, о которой знает Обри.
В начале десятых, Генри решил пойти в журналистику. У него было достаточно опыта, даже если рассматривать его фальшивое резюме. Он всегда хорошо писал. Генри начал с достаточно простых тем – статьи о местных происшествиях – в то время он жил в Нью-Йорке, где было достаточно материала. Потом перешел к аналитике, встречался с беженцами из стран, раздираемых войной, рассказывал их истории. Однако этого было мало. Дотошный, любопытный – он обязан был узнать все что мог. Мужчина решил, что он мало что может сделать в Америке и отправился на поиски.
Где он только не был за эти десятилетия. Африканские племена, унаследовавшие славные традиции Бокассы, трущобы Кении, оправляющиеся от геноцида, Ливия, Уганда… Он писал обо всем, разговаривал со всеми, кого мог найти. Несколько раз попадал под перекрестный огонь, как-то раз практически оказался съеденным. А в 2034 судьба привела его в Дамаск.

Immortality isn’t living forever. That’s not what it feels like. Immortality is everybody else dying. You might meet someone you can’t bear to lose. That happens… I believe.
Именно здесь он познакомился с Обри: Генри писал о работе врачей без границ и выбрал ее группу для наблюдения. Схожие по характеру, они поладили сразу. Обри сглаживала углы, которыми он успел обрасти за четыреста лет и порой играла роль его совести. Он учил ее быть чуть более беспристрастной и объективной. Генри всегда знал, что Рене была в него влюблена. Он не думал об этом. Они об этом не говорили. Но когда пришло время покинуть Афганистан, она поехала с ним. А он не смог ей отказать.
За два года они привыкли друг к другу. Она всегда с ним чтобы помочь, опросить свидетелей, утешить горюющих, - то, в чем он никогда не был хорош. Он всегда был рядом чтобы выслушать, поддержать. Им никогда не нужны были слова – достаточно было только взгляда, чтобы понять, что именно необходимо сделать.
Когда начались беспорядки в Америке, он остановил ее. Генри знал: Обри хотела уехать, чувствовала, что сейчас она нужнее там, дома. Знал даже тогда, когда она сама не была в этом уверена.
Но палатка казалась пустой без нее. Когда он был один – молчание не имело смысла.
Обри осталась.
Но, подобно всему остальному миру, их маленький мир на двоих перестал быть прежним. Она сбивалась с ритма, он часто видел, что, несмотря на то, что Рене выполняла свою работу, мыслями она была далеко. После выступления Линкольна он уже ничего не мог сделать. Она не просила его поехать с ней. И он не поехал.
Он считал, что так будет правильно, что пришло время отпустить ее, что он и так достаточно сделал и не может позволить себе большего.
Без нее стало пусто. Он начал ловить себя на мысли, что скучает по ней, порой он забывал, что она уехала и непроизвольно начинал диалог – только чтобы встретить тишину. Раньше он наслаждался одиночеством, положением стороннего наблюдателя, но незаметно для самого Генри, Рене затащила его обратно, в жизнь, к людям, от которых он так старательно отгораживался последние четыре века. И постепенно он понял. Да, ему не хватает ее, но больше всего он скучает именно по этому – по чувству вовлеченности, причастности, жизни. Была лишь одна возможность вернуть это. Быть в центре конфликта. Вернуться в Америку. У него осталась квартира в Мичигане, именно туда он и направился…

Персонаж – что-то типа Ренделла Брауна из «Часа» и немножко Доктора, но только вот прямо совсем чуть чуть. Час никто не смотрел, поэтому я приветствую все вопросы, касающиеся персонажа. Несмотря на то, что описание получилось достаточно смазливым, на самом деле отношения будут не такие сопливые. В принципе это двое людей, которые бок о бок провели два года в крайне экстремальной ситуации, что их очень сблизило. На романтических отношениях не настаиваю, хотя со стороны Обри и присутствует сильная влюбленность (с вашей стороны делайте что хотите, хотя предпочтительно было бы наличие симпатии). Генри – человек, который давно не сближался с людьми, потому что не видит в этом особого смысла – все равно все умрут. Основные парадигмы: стремление Обри к стабилизации ситуации в стране (она винит ренегатов если не в самих трагедиях, то в обострении ситуации) vs взгляды Генри, который считает, что ренегаты вообще-т молодцы и делают все как надо, потому что мир прогнил, власти – дерьмо и вообще жить очень грустно; Обри стремиться показать ему, что даже в его ситуации не стоит отказываться от людей vs убеждение Генри, что слишком неоч будет потом терять тех, с кем он стал близок.
Это приблизительные наметки, жду вас, обсудим все подробнее.
PS внешность Капальди для меня очень желательна, но если ее займут/вы испытываете сильное и необъяснимое отвращение к ней, я готова рассмотреть варианты.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Все началось с того, что не сработал будильник. Обри и без того не любила утра, особенно сейчас, в университете. Последние четыре года ее день начинался с того, что, следуя сразу за звонком, с соседней кровати раздавался душераздирающий вой: ее соседка, Лора, предпочитала начинать утро несколько иначе. Уж точно не с посещения пар.
«Это все мой хронотип! Я сова и считаю, что расписание построено совершенно несправедливым образом!» заявляла Лора.
«Это все пара десятков лишних шотов,» намекали ежедневно меняющиеся парни, с которыми Лора делила кровать, «она с похмелья и считает, что дальше прикроватной тумбочки все равно не дойдет».
Этим же утром, Обри проснулась от звука деликатно скрипящей двери. Очередной джентльмен спешил покинуть поле боя. Он неуклюже оглянулся, заметив шевеление одеяла. Джинсы выпали у него из рук.
- Эмма? – ну, он хотя бы попытался.
- Обри, - сообщила она и откинулась на подушку. Парень пожал плечами и поспешил ретироваться. Прекрасно.
К тому моменту как Рене и сама покинула комнату, на часах было десять. Первая пара канула в лету, а Обри упустила свой (далеко не последний) шанс узнать о том, какими именно негативными девиациями (спасибо, что не делинквенциями) обладает их ночной гость. Сверившись с расписанием девушка застонала: вторая пара - третий корпус. Тридцать минут пешком, семь минут на местном автобусе. Не было даже смысла проверять кошелек – последние несколько долларов Обри потратила вчера, купив бутылку вина. Будь ты проклято, брожение, соблазнительная ты сволота.
Выругавшись сквозь зубы, она переступила порог общежития. День не прекращал ее радовать: прошедший ночью весенний ливень оставил на память о себе гигантские лужи. Одна из них, особенно большая и грязная, полная воды, стекавшей с пыльной крыши, встретила ее прямо на выходе. Разумеется, Рене не была бы Рене если бы на последней ступеньке ее туфля, коварно соскользнув, не повлекла бы хозяйку за собой, вниз. Чудом удержав баланс, девушка умудрилась не упасть, но с громким «плюх» спилотировать прямо в лужу. Светлые туфли было безнадежно испорчены. Махнув рукой на все, Обри наклонилась и, закатав повыше джинсы, пошлепала вперед, предвкушая сладкую ангину.
На улице было холодно. Несмотря на то, что лето было совсем близко, ветер никак не желал униматься: вокруг шумели деревья, солнце светило через небольшие тучи, оставшиеся с ночи. Скорее всего, в любой другой день, такая погода была бы ей по душе, но прямо сейчас она могла думать только о том, что с ней сделает профессор Клейн если она в очередной раз опоздает на его пару, где взять денег на лекарства, когда она с девяносто процентной вероятностью сляжет с простудой, и почему она надела именно эти, любимые, светлые и очень-очень замшевые туфли сегодня.
Когда, через десять минут, она уже практически успокоилась, быстрым шагом направляясь к заветной цели, пытаясь подбодрить себя тем, что, несмотря ни на что, возможно все-таки не получит выговор, этот день решил, что он недостаточно ее потрепал. Впереди замаячила огромная масса, приведшая Обри в первозданный ужас.
День открытых дверей, обреченно поняла она. И действительно – массой оказалась толпа будущих первокурсников, желающих оценить все прелести кампуса, познакомиться с преподавателями, которые, по какому-то удивительному совпадению выбирали именно этот день, чтобы выкопать откуда-то из глубин своей души все завалявшееся дружелюбие и поприветствовать людей, которые будут оплачивать их труд в следующем году.
Как и любой нормальный человек, не страдающий чрезмерной социальной активностью, толпу Рене не любила. Тем более не сейчас: с грязными, кое-как уложенными наспех, волосами, в розовом пальто и с почерневшими туфлями, Обри почему-то напоминала себе очень печального и экзистенциального попугайчика.
Тяжело вздохнув, девушка покосилась в сторону второго корпуса: можно было бы проскочить через него, кажется, туда еще не успели нагрянуть любознательные вандалы, но это стоило бы ей лишних пять минут.
Но пасаран, мрачно подумала Рене и устремилась в центр бури. Первые секунд тридцать ей даже казалось, что все обойдется: она вполне успешно маневрировала среди молодежи, демонстрируя грацию носорога, однако умудряясь не снижать темп. Но вот, как только ей показалось, что, возможно, не все так плохо в этой жизни, Обри не вовремя моргнула, упустив из виду что-то небольшое и темноволосое. Небольшое и темноволосое, тем временем, воспользовавшись моментом, успешно оказалось на ее пути и стало причиной аварии. Столкнувшись с препятствием, Рене неловко взмахнула руками и, подобно хомячку на льду, спикировала в близлежащую лужу.

0

62

http://i.imgur.com/cgw4MtT.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Summer Glau (!) or Gena Malone

» имя, возраст:
Юнити Мэйсон. 25-30 лет.
» принадлежность:
носитель
» профессия:
ранее: сотрудник полиции
в настоящее время: диверсант, член партизанской группы вигилантов

» способность:
ментальный блок
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка
ссылка

Родилась и выросла в Хьюстоне. Да-да, Хьюстон, у нас проблемы. Дочь “патриота на всю голову”, военного, прошедшего Ирак и Сирию, в итоге так там и оставшегося. Несмотря на то, что он вернулся домой с медалью, целым и почти невредимым (ну кто, скажите, всерьёз считает ПТСР травмой?), жизнь для него стала непрерывной войной задолго до 2036 года. Поэтому Юнити (Unity в честь самих штатов, как вы понимаете) и в мирное время жила как будто кругом враги: стрельбы, борьба, выживание.
После школы - служба в полицейском департаменте (Иммиграционная и Таможенная служба США или дорожная полиция), ещё позже - неудачная попытка реализовать заветную мечту вступить в техасские рейнджеры (отбор жесток, но таков уж он есть). А меньше, чем через год - раскол страны надвое и война, лишившая её дома.
Как и многие техасцы, она решительная, самонадеянная и простоватая с виду, но не стоит обманываться её акцентом cowgirl. Этой девочке палец в рот не клади - по локоть откусит. Одному богу известно, что у неё на уме. Иногда кажется, что она сама не всегда знает, что выкинет в следующий момент. Привыкла действовать быстро, по обстановке, вижу цель - иду к цели. Составление сложных и многоступенчатых планов не её конёк, но поспешность в действиях и суждениях компенсируется привитой с подзатыльниками отца осторожностью.
Её учили рассчитывать только на себя, но время, когда можно было спокойно строить из себя одиночку, ушло, и теперь она учится играть в команде, хоть до поры до времени ей придётся скрывать свою основную роль - роль “стукача” (с подачи Джеральда и ВСБ). Но она уверена, что всё, что она делает, послужит правому делу.   

Юнити - “донор” и информатор Джеральда в стане вигилантских партизан в стане ренегатов. Вот такая вот матрёшка. Флинн знал семейство Мэйсон со своей студенческой скамьи. Проблема адаптации военного с ПТСР была темой одной из его практических работ. Потом Джерри наткнулся на знакомую фамилию в поисках нового донора и заново познакомился с Юнити четыре года назад. Её способности понадобились ему, чтобы проработать носителя с телепатией, а она в свою очередь согласившись ему помочь, не особо теряя время “сдала” агента, порядком успевшего намозолить глаза криминалитету, боссам картеля, чтобы на них выйти. Получилась довольно неловкая ситуация, но благодаря вмешательству полицейского управления всё обошлось, а Флинн, ценящий практичность, оценил и подход Юнити, даже с позиции объекта торга признав ход неплохим. С началом войны Джерри, используя ресурсы вигилантов, вытащил Мэйсонов из родного Техаса, из творящегося там ада, впоследствии практически стёршего штат с лица земли. Он же позаботился о том, чтобы его подопечная нашла применение своим талантам в отряде партизан. Она получила цель и возможность портить жизнь тем, кто оставил её без родины. Флинн получил глаза и уши не только в отряде вигилантов, но и на территории противника.

Персонаж - не маньячка от закона, не беспредельщица, её учили действовать осмотрительно, но бесхитростно.
Внешность - допустимо править на своё усмотрение. Я не собираюсь упираться и диктовать соигрокам с какой внешностью им играть. Саммер и Джена - всего лишь мои пожелания.
Способность и роль править крайне не желательно.
Правки по биографии, не влияющие на образ в целом, по согласованию.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Ручка вспорхнула в пальцах дознавателя в последний раз отбросив блик от лампы на его пиджак. Джеральд выпрямился, облокачиваясь на стол и сцепив руки перед собой. Действия бывшего английского разведчика прекрасно подходили под определение слов “саботаж” и “роковая ошибка”, так что вопрос стоял только в том, чтобы понять, имелся ли у него злой умысел.
Вынужден вас огорчить, мистер Кроули, это и есть рутинная проверка, других у меня не бывает, и лёгкого общения я не ищу, — Флинн позволил себе улыбнуться одной из тех снисходительно-самодовольных улыбок, которые так раздражали его когда-то на лицах подопечных, уверенных в собственной неподсудности и неприкасаемости. Иногда он забывал, что по другую сторону стола всё выглядит немного иначе. И то, что для него сливается в единый и непрерывный поток, для других разбивается на отдельные и порой довольно значимые в жизни события. — Повторюсь, я читал ваш отчет, и он мне не понравился. Я требовательный читатель, и привык, что автор держит установленную планку. Вы же её сбили, причем так неудачно, что поставили под угрозу работу всего штаба. Случайность, скажете? Охотно бы согласился, если бы верил в случайности. Формально, вы...
Однако договорить Джеральд не успел. Появление Карро, без стука буквально влетевшего в кабинет, вынудило дознавателя прерваться на полуслове. Теперь он испытующе смотрел на нарушителя правил и границ в ожидании объяснений, которые не замедлили последовать. Всё вполне предсказуемо, но до чего невовремя.
Вот именно поэтому Флинн старался избежать возникновения любого рода связей на работе, в зоне личной ответственности, чтобы не оказаться на месте Карро. Личные связи в любой момент могли камнем повиснуть на шее дознавателя, мешая поднять голову и смотреть на ситуацию так, как ему полагается: прямо, объективно и беспристрастно. Видеть людей целиком, оценивать профессионалов, если угодно, а не “отличного парня, с которым мы пили пиво и обсуждали бокс” или “милую девушку, с которой мы дружили в школе и которая любила испанский”, уметь вовремя заметить отклонения и самое главное — принять по этому поводу меры без оглядки на светлый хранимый в памяти образ.
Как только тебе начинает казаться, что ты хорошо знаешь человека, ты добровольно надеваешь на себя шоры собственных иллюзий на его счет, и подсознательно будешь стараться впихнуть любые новые сведения о нем в заранее установленные тобой самим рамки. Иногда случается, что рамки начинают трещать, деформируются, лопаются. Но чаще всего лишнее просто отсекается и отбрасывается, оставляя приятный глазу аккуратно вырезанный по нужной, комфортной для восприятия, форме кусок. Первыми в такую ловушку попадают близкие родственники. “Мой сын не такой, я не верю, он не мог!”, “Так и знал, что толку от него не будет!” — две стороны одной медали, которую можно было смело выдавать родне большинства подозреваемых. Далее следуют любимые и друзья, слишком часто рассматривающие человека через призму своих с ним взаимоотношений. И на третьей ступеньке люди, находящиеся в плену чужого мнения о совершенно незнакомых людях. Друг моего друга? Враг моего врага? Возможно, в мирной жизни эти формулы и помогали налаживать множество лишних социальных связей, но в войне двух идеалогий, в столкновении не сил, но интересов, выбирать тех, кому можно и следует доверять, требовалось на порядок тщательнее. Фил, кажется, предпочитал переминаться где-то между второй и третьей ступенями, поскольку не мог определиться, что его больше беспокоит: судьба разведчика или возможные последствия для него самого.
Реши Джеральд воспользоваться мнением коллеги о Кроули, ему бы пришлось сделать шаг вниз, а не смотреть на ситуацию со стороны. Но этого он делать не хотел и не собирался.
Фил, — тоном “ну и какого дьявола ты тут делаешь?” и поднятием брови поприветствовал Джерри вломившегося к нему в кабинет коллегу. — Я в курсе, что именно ты рекомендовал мистера Кроули, и именно поэтому тебя тут не было и быть не должно. Не припомню, чтобы вызывал адвокатов. Ты порядки знаешь не хуже моего. Но раз уж ты решил бежать впереди паровоза… Дело стало немного интереснее. Может стоит забрать слова о рутинности этой проверки обратно? Ведь не каждый день на допрос врываются сотрудники ВСБ, возможно прямо или опосредованно покрывающие подследственного, или по крайней мере позволяющие досрочно сделать такие выводы. Всё внимание дознавателя переключилось на коллегу. Флинн встал со своего кресла и направился к двери, чтобы закрыть её, пока ещё кто-нибудь не зашёл на огонёк.
Хотя мистер Кроули и не находился под следствием, и обвинения в саботаже против него не выдвигались, судя по выходке Карро, он об этом не знал и предполагал худшее. И потому влез, рискуя собственной шкурой уже со стопроцентной гарантией, и вполне вероятно подставляя не только себя, но и самого Джерри. Есть ли у тебя на то веские причины, Фил? Можно было бы представить, что поводом для беспокойства стала одна только репутация Флинна в отделе, но это было бы уж слишком. Слишком глупо? Вот и представился повод подвергнуть проверке собственное мнение о Карро.
Кто я такой, чтобы мешать совершать столь опрометчивые поступки? — щелкнув замком, Джеральд повернулся к собеседникам. — Раз уж ты вроде как сам сдаваться пришёл, может и остальную работу за меня сделаешь? Ну?
Он приглашающим жестом указал Филипу на своё кресло, а сам остался стоять, скрестив руки на груди.
Мистер Кроули тут по подозрению в саботаже. Ни более, ни менее.

0

63

http://savepic.su/7503458.gif http://savepic.su/7488098.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Hayley Atwell 

» имя, возраст:
Rachel King Рейчел Кинг, 34 года.
» принадлежность:
На выбор.
» профессия:
На выбор.

» способность:
Если все же носитель, то либо силу колоссальной мощи, по типу Взрывание, Терракинез.
Либо что-то, что может помочь в работе, Успокоение или Гидрорегенерация.
Или же что-то веселое, на основе чего могли завязаться какие-то истории. На пример Антропоморфизм, Анимализм или Амфибицизм.
Я бы предложил пирогенез, в противовес способности Логана, но это слишком заезженная тема инь-янь, открытых противоположностей, поэтому последнее слово будет за вами. .
» сторона:
Вигиланты, пожалуйста. Не хотелось бы трагедию Ромео и Джульетта в реальном времени.
» статичное изображение:
X

Ты помнишь, как мы с тобой познакомились? Тебя, всю такую хорошую, чистую от грязи улиц и плохих слов и сословий, привела подруга на одну из вписок, к своим друзьям. Удивительный факт был для всех вокруг, что такая, как ты, появилась в нашем не совсем светском кругу брошенных на произвол судьбы ребят. Беспризорники, воспитанники приютов и интернатов, из неполных или неблагополучных семей.
Ты родилась в хорошей и обеспеченной семье. Единственная дочь частного развитого предпринимателя, который слишком поздно опомнился о существовании своей дочери и который вдруг решил тебя воспитывать в тот период, когда то было уже поздно. Не смотря на то, что у тебя была чуткая и мягкая мать, ты выросла абсолютно неизбалованной и волевой, сама себе на уме, и лишь из уважения к матери, не пустилась во все тяжкие. Но именно в тот момент, когда отец попытался вмешаться в твою жизнь, спокойную и размеренную, все пошло крахом.
В ответ на оказанное на тебя давление, вечное недовольство и попытки заставить тебя быть «истинной дочерью своего отца», ты пошла, вопреки указаниями, в противоположную сторону. Чуть плотнее связалась с нами, становясь если не частью этого печального мира, вне пушистых крыльев родительской заботы, то хотя бы немного причастной ко всему тому беспределу, который мы творили. Была откровенным фриком, что отрицал нынешние нравы и обычаи, что не ночевал дома и занимался вандализмом, и только имя и деньги отца спасали тебя от записи в личное дело.
Может, не встреться ты со мной – все было по-другому. Мы не сразу назвались парой, но когда это произошло, казалось, что так оно и должно было быть. Идеальное дополнение друг для друга. Ты – более пылкая и стервозная, всегда яростная в жестах и словах, была моей противоположностью - я вечно был спокоен и холоден, расчетлив.
Тебе 16, мне 17, малолетки, прожигающие свою жизнь вместе, с особым размахом, не боясь ввязаться в историю и не волнуясь за будущее.
Это черный период в твоей жизни. Сигаретный дым, травка, алкоголь, недалекие от мира сего друзья, которым мир не мил и жизнь заключалась в уничтожении молодости. Ты не хочешь вспоминать об этом периоде. Потому что события, которые постигли тебя на твое семнадцатилетние, заставили переосмыслить происходящее вокруг.
Матушка заболела. Вначале казалось, что просто обычное недомогание, но оказалось все гораздо хуже. Она умерла от несвоевременного лечения.
После смерти единственного человека, который хоть как-то любил и уважал тебя, ты полностью забыла об отце,  об обиде на него и перестала пытаться как-то показать свою индивидуальность. Может быть, ты считала себя виноватой в произошедшем за то, что не была рядом тогда. Может, нет. В любом случае, за год ты реабилитировалась и закончила школу, и после поступила в вуз.
Ты поставила меня перед фактом, либо я ухожу с тобой, либо остаюсь на этом дне. Я согласился. Чуть позже мы обручились, вопреки воплям твоего отца, у нас есть дочь, сейчас ей 11 лет.
К беде, чуть позже, в 32 году, я попал в тюрьму за убийство, сбежал, узнав, что ты собираешься покинуть меня, послушавшись отца. Но не успел. Я пропал для семьи на пять лет, до 37 года.
С началом войны ты оказалась отброшена от основного места действия, и, может, именно это спасло тебе и нашему ребенку жизнь.

Миссис Кинг, моя жена, здесь, конечно, и так должно быть все понятно. Скандалы, да, бывают. Нега? Конечно. Ты, не смотря на все проблемы, остаешься моей страстью и любовью, и, по правде, за период, пока я в тюрьме, я поверил в то, что ты все же развелась и покинула меня. Правда ли это, решать вам.

Класика. Не брать на неделю, любить и лелеять. Не требую флудить. За частые посты не трясусь, раз в неделю-две достаточно, я не капризный до частоты, но вредный до качества. Пожалуйста, если вы предпочитаете посты от первого лица размером в 3к – мимо.
И еще момент. Это важно. В этой истории нет Марвела, и персонажи никакого отношения не имею к истории Картер и Роджерса.
Акция будет придержана только после прямой связи со мной и обговора всех деталей.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Он смотрел на брата будто впервые в жизни. Словно и не было общих двадцати лет в приюте, и еще нескольких позже. На правах родственников и семейных устоев.
  Все ли было радужного с самого начала? Имея Дарена в младших братьях, можно сходу сказать, что нет. Непоседливый, вечно радостный, младший Кинг был прямым отражением хорошей стороны это жизни.  И, быть может, виноват в этом был сам Логан. Конечно, виноват, согласится он без оправданий. Человек воспитывается окружением, и, возможно, именно однажды решения старшего влияли на Дарена. Ведь если посудить с точки зрения Логана двадцатилетней давности, то было все крайне просто: он старше, а значит ответственен за младших. Он опытнее, поэтому должен помогать им, и обязан защищать их от напастей реальной жизни, что с каждыми годами становилась все опаснее. Прав ли он? Конечно прав. Безусловно. Что младенцу трещина в черепушке, для взрослого человека несильный удар. Так же высокую значимость приобретало так же и то, что что Лоагну было гораздо проще признавать за собой мелкие косяки Дарена, нежели если бы то же самое было по отношению к мелкому.
  Вот что было бы, если бы все эти наказания и кары, которые принимал на себя Лог, перепадали бы Дарену? Что было бы? Как вариант, то сейчас бы Логан не лежал на стылом снегу, придавленный весом собственного взбесившегося брата, чувствуя, как у него одновременно немеет лицо и болит поврежденные ткани. Он не ощущал нижней губы и крыла носа, когда как щека горела, а носовая перегородка непривычно сквозила ледяным воздухом. Вырывающийся из рта теплый воздух казался с примесью кровяных парой, но это было лишь освещение уличных фонарей, которые слепили лежащего не хуже прожекторов.
  Хотелось собрать поплотнее вокруг себя пониженную температуру, чтобы без промедления позже скастовать лед, но он медлил. Медлил, не в силах шелохнуться, да и не желая.
  Предательство? Это словно упорно не хотело восприниматься как данное и исконное. Будто из понимания его вычеркивали жирным, залитым спиртом, маркером, затирали, замазывали белой краской, как на стенах государственных учреждений закрывают нецензурные фразы и рисунки. Сознание отказывалось принимать действительные факты, а реальность, не взирала на сентиментальные и жалобные «а как же?», и просто продолжала ткать свое полотно реального времени.
  Он не видел, что происходит за спиной родного брата. Четко были слышна возня и тщетные  удара, не нашедшие своей цели, скрип курток и еле слышимое сипение воздуха сквозь зубы.
  Удары по лицу прекратились, но особо ничего в ощущениях не изменилось — заживать будет еще очень и очень долго. Очередной выстрел. Полиции достаточно максимум десяти минут, чтобы прибыть на место вызова. Тем более в ночное время, когда дороги пусты.
Руки брата встряхнули его за плечи, но Логан не услышал, что ему сказал Дарен. Просто оказался понимать его, когда как все остальные звуки в достаточной четкости, за исключением звона в левом ухе и гудения в голове из-за удара затылком об лед.
  Брат разтроился, и первая мысль была о том, что старшему уже мерещится и все поплыло в разные стороны. Оригинал и дубль отстранились, а рядом осталась лишь копия, с сочувствие и растерянностью взирающая на забитого Логана. Последний, не сразу осознав, что ему больше ничего не мешает, попытался приподняться на локтях, но сразу не получилось, пришлось припасть на бок, чтобы иметь хоть какой-нибудь упор на руки.
— Эй, — окликнула его копия брата, тянущая к нему руку. — Как ты?
  Еще не хватало с дубляжом говорить. С одним бы разобраться, а там гляди и побочные Дарены исчезнут.
  Очередная выпущенная на волю пуля. К сожалению, не в него, а в ухо клону, который рухнул на землю, растворяясь рыжеватым пеплом. Минус.
  Один выстрел. А лучше — два. В худшем случае — три. Последний в висок, чтобы не было никаких иных проблем с будущем. Решение простое, моментальное, требует минимум затрат. Ее — за попытку. Его — за предательство. Себя — уже не в силах вынести весь этот груз. Лучше умереть от куска металла навылет из виска с петлей крови и размноженной кости, чем долгие годы умирать от разъедающей совести, безвыходности,  и иных ненужных внутренних ощущений. Сам оригинал уже, наконец, понял, кто тут главный антагонист, меняя свое расположение. Где же ты был раньше, братюня? Поздновато мозги включились.
  Кинг поднялся. Вначале на колени, а потом и, подобрав под себя ноги, уловил равновесие как прямоходящая человеческая особь. Он должен был найти выроненный пистолет, но его шатало. Перед глазами появлялись белые пятна, дезориентируя и не давая самоопределиться в этом чертовом пространстве.
  Но он не успевает. Ликвидированный Дарен был повержен электрическим разрядом, а с боку от Логана уже ничем не останавливающаяся мисс Шиан, которая в долю секунды дернула затвор пистолета, готовя его к молниеносному выстрелу без задержек. Кинг-старший неслышно хмыкнул и прикрыл на пару мгновений глаза, оставляя попытки найти хоть какое-то средство самозащиты. Лед? Пуля летит быстрее.
— Ты не убийца.
  Неужели? Ты правда так думаешь? О, это так мило. Но не стоит заблуждаться, можно обмануть малолетку, но не тебя, с доступом ко всей информации, кому ты зубы заговариваешь?
  Мужчина выпрямился в полный рост и развернулся к лицом к полицейскому, ладони раскрыты, как и десятью минутами ранее, но смысла нет сейчас бодаться.
— Подумай о семье, Логан, хватит бегать, — продолжала женщина, и от ее слов Кинг скользнул взглядом по лежащему, пытающемуся очухаться, брату. Семья? — За тобой не перестанут гнаться, как не перестанут дергать и их.
  Мир Лога уже дважды пошатнулся до этого момента. Сейчас пошла третья трещина, наверное, последняя. В голове была излишняя пустота, затмевающая все вокруг непосильной волной безразличия к себе, к происходящему. Ему стало плевать.
— Ты не похожа на мою совесть, — отозвался Кинг, говоря напротив своим мыслям. Он продолжал сопротивляться, но сдавался с каждой секундой.
  Она ведь была права. Хоть и признавать за ней эту правду ой как не хотелось. Логан уже подверг свою семью череде допросов и предъяв. Но он не вышел к ней, прекрасно зная, что жену с ребенком, брата и сестру мониторят, и оно оправдано.
— Думаешь, они готовы услышать ещё об одной жертве в твоем послужном списке? Пожалей их, — не тебе говорить от их лица.
— Тебе плевать, не стоит этих соплей, — в любой другой момент Кинг бы разозлился, но сейчас было исключение. – Достаточно того, что в моей семье стало на одного человека меньше.
  Он не шутил. Старший вообще никогда не разбрасывался шутками, тем более в такой безрадостной обстановке. Взгляд мужчины переметнулся прочь от Джинджер, фокусируясь на далеком перекрестке, на котором на высокой скорости развернулись несколько машин полицейской службы, ревя сигналками. Внутри все сдавило, а на лице появилась слабая эмоция непринятия, травя разбитую губу и тревожа замерзшую кровь на внешнем уголке глаза. Будет больно.
— И должна сказать... Дарен не знал, что так получится и, тем более, не хотел этого.
  Понимал ли он слова, произнесенные этой женщиной? Конечно, дословно и досконально. Суть была проста и о таком повороте Кинг предполагал изначально, но надеялся, что беда обойдет его по кривой. И все равно оказался не готов. Понимал, но это не значит, что Логан принимал этот рок, и не значит, что верил.
  Может, позже.
— Ты же бывший полицейский, знаешь, я думаю, как порой работает наша система.
  Самое главное — бывший. Уже нет.
— Под систему прогинаются лишь самые слабые, не способные противостоять и боящиеся вышестоящих. Было бы желание.
Вой сирен все ближе, осталось каких-то десять секунд. Если хочешь бежать — беги сейчас, но тебя все равно нагонят. Да и некуда.
— Будет лучше, если ты сдашься, а в показаниях мы укажем, что он присоединился в последний момент. Просто опоздал на встречу и ничего, включая потасовку, не было.
  Он хмыкнул, рассеивая взгляд.
— Мне все равно, что будет с ним. -  будто не он, и не его голос. Далекий и холодный, какой бывал крайне редко.
  Пять секунд. Логан, подняв руки показывая, что ничего не собирается делать, опустился на одно колено, а потом и на второе, зная методы полиции, а влететь головой еще раз в землю он не хотел.
  Сирена оглушила его, как и скрип шин об замерзший асфальт. Яркий свет бело-сине-красных огней окрасил серые тоны яркими оттенками. Как в Рождественскую ночь, теперь потерявшую свое значение. В Рождество исполняются мечты, сказки, фантазии, песни становятся насыщеннее, даже если ты не умеешь петь.
  Но все так радостно. На каждый хороший день приходится с десяток плохих. За счастье надо платить. Даже если собой, своим временем, силами, жизнью.
  Три машины оцепило в полукругу его, женщину, и брата. Хлопок дверей. Выкрики, гневные, излишние, полные ненужной ярости. Возможно, даже знакомые. Еще мгновение и потупившего взгляд мужчину ударят в шею, валя на землю — излишнее действие, но с ним явно не собирались церемониться. Руки, грубо заведенные за спину изломом были скреплены тугими плотными тибериумными наручниками, полностью не дающие шелохнуться руками.
— Добегался сука, — голос на надрыве. Как и резко движение полицейского рывком за шкирку, заставляя Кинга подняться с земли, — Вставай, ублюдок!
  Это было как минимум неприятно. Не по справедливости. Ведь не они сделали всю работу. Но это неприятное чувство вскоре испарилось  — у него будет много времени подумать о совершившемся сегодня, хочет оно того, или нет, начиная от закрытого суда, вплоть до ADXS.
  Лучше бы пуля в висок принадлежала ему.

0

64

http://67.media.tumblr.com/29ac47065eba4588cd1c236a1e5bed02/tumblr_o4did4h2691uqe55wo5_250.gif http://66.media.tumblr.com/bf7c46f5adb6bc74404eb755e4f43677/tumblr_o4did4h2691uqe55wo7_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jon Bernthal

» имя, возраст:
Решайте сами, мне кажется, что ему пойдет что-то вроде Харви, Френка (да-да), Дейла, Барта, Далласа. Больше 35 лет.
» принадлежность:
Не имеет значения человек или носитель.
» профессия:
Военный, что обсуждаемо.

» способность:
Вот тут выбирайте сами, играть вам.
» сторона:
Виги
» статичное изображение:
ссылка

Не хотелось бы ограничивать вашу фантазию, есть всего пара пунктов, которые я бы хотела видеть в нем: чувство юмора, суровость, отличные профессиональные навыки и хотя бы малую адекватность. То есть это не маньяк-убийца, пытающий своих жертв ради удовольствия. Ну, разве что иногда, по праздникам, например.

Я ищу хорошего друга, без посторонних и ожидаемых ответвлений отношений. Они будут знакомы всего несколько месяцев, но найдут друг в друге что-то необходимое: поддержку, понимание, может быть. Или человека, который вовремя даст пинка под зад и спросит: « Ты совсем охренел?». В общем, да, это дружба на грани. А еще могут издеваться друг над другом, но, несмотря на это, они крутая команда.
Познакомились в штабе вигов, оба состоят в боевой группе. Думаю, что с самого начала взаимопонимания между ними не возникло, да, это не дружба с первого взгляда. Харви с сомнением относился к Алине. Почему? Как вариант:
- давние плохие отношения в женщинами в команде;
- встал в тот день не с той ноги;
- узнал о ее жизненной истории, и что у Алин случаются проблемы с контролем, после пережитой смерти сына;
- ваш вариант.
Но потом он поймет, что Армстронг не совсем плоха, и вовсе даже не его ночной кошмар, а еще ей можно давать подержать пистолет и ждать, что она случайно не выстрелит тебе в голову. Прелесть, а не женщина.
С тех пор вот так и трудятся, рука об руку.

Дополнительно: все меняемо, кроме внешности, пожалуй. Ну посмотрите только на эту убойную парочку. И Ссылка
Хотя, ладно, и внешность могу обсудить, но скрипя сердцем и страдая глубоко в душе.  И я считаю, что мое участие в выборе характера должно быть минимальным, друг другом, но персонаж ваш и хоть я планирую с вами взаимодействовать и развивать героев, но у Харви своя история и жизнь, до их встречи.
Я ищу активного игрока, конечно, не по 5 и более постов в неделю, но хотя бы 1-2, и появляться не набегом. Хочу крутого друга, с которым можно почесать языком. Возможно, я много требую. Но найдись. Буду самим пониманием, приставать не стану, а еще могу надоедливых барышень отгонять.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Находиться наедине с собой иногда куда сложнее, чем даже в компании со своим злейшим врагом. От него можно уйти, сбежать, дать сдачи, прояснить все раз и навсегда. Но собственный голос всегда звучит в голове, он засыпает и просыпается с тобой, переживает все беды, но и лучшие моменты тоже. Бывает надоедливым, плаксивым, строгим или может весело напевать прилипчивые песни, которые вгрызаются в сознание.
Лора всегда думала, что именно так чувствуют себя Души. Она внезапно очнулась, не понимая, что происходит, не осознавая где находится. Лишь голос сознания, не удается почувствовать собственное тело, открыть глаза, шевельнуть хотя бы пальцем.
Может именно так в магический мир приходят Души? Вот только Бреннан никогда не верила в то, что может стать ею, разве что какой-нибудь адской темной тварью, мечтающей сожрать чужую плоть. Она попыталась покрутить головой — ничего. И даже нет желания наброситься и порвать кого-то на кусочки.
Непонимание, мысли такие медленные, как будто их пару лет продержали в криогенной камере, а сейчас они снова собираются с силами, чтобы начать крутиться в голове, но странно, что никакой боли. А она должна быть, только это Лаура знает наверняка, она собрала по крупицам, то, что произошло с ней до этого. С усилием склеила все в памяти, вот только вакуум вокруг все больше пугает.
Минуту. Она слышит писк, он повторяется с равными промежутками и даже не пытается затихнуть.
" Мерзкая тварь" — думает Лора, даже сейчас она остается собой, всегда недовольна, а где-то рядом находится раздражитель. Он присутствует постоянно, потому что эта девушка не была собой, если бы ее что-то не выводило из себя. Многие занимаются работой ради денег, благополучия, чести и долга, Лора шевелится только потому, что ее что-то вечно бесит.
Лора не пытается ничего сказать, трудно провернуть это, когда не чувствуешь ничего, даже с трудом верится, что когда-то у тебя было тело и длинный язык, который стал основным поставщиком приключений в жизни.
Повторяющийся звук затихает и она проваливается в забытье.
Новое пробуждение не такое, как первое. Уже не приходится думать, что душа избавилась от тела и летает где-то неприкаянная, потому что все, что находится ниже головы горит огнем. Или жжение лишь распространяется по всему телу?
Сложно сказать. Лора с большим усилием поднимает руку, подносит ее к лицу, все еще не открывая глаз, и смахивает прядь волос, которая щекочет нос. Губы потрескались, сухие и такие холодные.
К уже привычному механическому писку примешивается чей-то вздох.
Девушка замирает, с трудом разлепляет губы.
— Здесь кто-то есть? Это ты, боженька?
"Хотя кого я обманываю, скорее это чертов дьявол".
Наконец, Лора распахивает глаза, и тут же прикрывает их, свет слишком яркий, а комната такая светлая.
Она прищуривается и снова делает попытку оглядеться. Больничная палата, обычная, с тумбой возле кровати и жутким агрегатом от которого идут трубки, именно он и издает этот мерзкий звук.
Бреннан фокусируется на девушке, которая неудобно сидит в небольшом кресле неподалеку, темные волосы, потрепанная, кое-где грязная одежда. Для той, кто побывал в схватке с темной и оказался после этого в больнице, Лаура даже слишком хорошо видит.
— Фредди? — зовет подругу неудачливая пациентка.
Она рада видеть свою напарницу, та хоть и бывает занозой, но куда лучше того, что страж видела перед собой как раз перед тем как потерять сознание.
Да и если Лоуман здесь, значит Лора не в аду или местечке похуже, в плену у законников, например.
— Что произошло? Такое ощущение, что на меня опрокинули чашу с лавой.

0

65

http://funkyimg.com/i/2hP4z.gif http://funkyimg.com/i/2hP4S.gif http://funkyimg.com/i/2hP4B.gif
SCOTT MADDOX, 31 » KINETIC CONVERSION » JACK HUSTON
К И Н Е Т И Ч Е С К А Я    К О Н В Е Р С И Я

Мэддокс - доказательство того, что секрет успеха кроется в 20% таланта и 80% упорства. Ныне звезда самых громких блокбастеров, Скотт не может похвастаться беззаботным детством, но несмотря на финансовые проблемы, Томпсоны (а именно так звучит его настоящая фамилия, данная при рождении) были счастливее, чем многие более «благополучные» семьи.
Будучи крайне любознательным и трудолюбивым парнишкой, Скотт не боялся принимать вызовы и с удовольствием посвящал свое время изучению чего-то нового. Он посетил едва ли не все дополнительные секции, которые не слишком сильно ударяли по кошельку, однако увлечением, получившим в его сердце наибольший отклик, оказался театр.
Поднакопив денег на многочисленных подработках, семнадцатилетний Скотт вылетел из родного гнезда и отправился в Лос-Анджелес. «С ума сошел», «Не делай глупостей, Скотт», «Неблагодарный сопляк» - вот что примерно слышал он на прощание, покидая дом в полной уверенности, что еще докажет родным и друзьям из своего провинциального городка, что ему все по плечу, в том числе и покорение голливудских холмов и бродвейских подмостков.
И ему это удалось. Спустя три года он перестал быть Томпсоном, обзаведясь толковым агентом и послушав его совет взять более запоминающееся сценическое имя. С агентом появились и связи, а за ними - роли в крупных проектах. Зритель любил Скотта Мэддокса, и скоро этот харизматичный пробивной парнишка стал одной из самых перспективных молодых звезд. Он грамотно пользовался успехом, не ввязываясь в глупости вроде пьяных дебошей, которые так часто ломали карьеры в этом ремесле - в чем-то Мэддокс был даже скучным, проводя свободное время с семьей и светясь в светской хронике только в новостях о благотворительных мероприятиях.
В 2035-ом году Скотт должен был присутствовать на «Оскаре», но накануне у него внезапно проявилась способность, оказавшаяся настолько буйной, что Мэддоксу пришлось в срочном порядке обратиться за помощью в медцентр для носителей, дабы не навредить окружающим. А на следующий день он узнал о трагедии, на которой он не оказался по счастливой случайности.
После произошедшего Скотт усиленно тренировал свою способность и благодаря природному упорству развил ее до отличного уровня. Когда стало известно о Риндте, Мэддокс стал активно поддерживать ренегатов финансово, но долгое время делал это тайно, не ввязываясь в прямое противостояние сторон.
Все изменилось в мае этого года, когда бесследно исчезли его отец и брат. Отыскать их так и не удалось, и все, что оставалось Скотту - это найти безопасное место для оставшихся родных. Зная, что дороги обратно уже нет, что мир безвозвратно изменился, и война рано или поздно поглотит их всех, он решает примкнуть к ренегатам официально.
Выйдя на них, Мэддокс прошел необходимые проверки в побочном штабе и присоединился к главному. Имея весьма полезные навыки, приобретенные на съемочных площадках (на которых почти все боевые сцены и трюки он выполнял без помощи каскадеров), Скотт вступает в боевую группу ренегатов.

0

66

http://s010.radikal.ru/i313/1610/f6/e8cf20e57d37.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
haley bennett

» имя, возраст:
Claire Delaver // Клэр Делавер 26-27 y.o
» принадлежность:
человек
» профессия:
Оперативник ФБР - Контртеррористический отдел.
Разведка Ренегатов

» способность:
нет
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
ссылка.

Тебе однозначно не повезло познать всю отцовскую любовь и разочарование, на тебе он отыгрался и в тебя вложил все свое мировоззрение: все книги, которые читал Джо, все фильмы, которые смотрел Джо, весь мир, который познал Джо. 
Ты вынуждена быть лучшей для него. Живя в тени такого отца, ты безумно хотела превзойти его. Это у тебя в крови- переворачивать ход игры. Тебе светила перспективная спортивная карьера, но ты отказалась от нее, не потому что получила травму, как и папаша в твоем возрасте, а просто потому что служить своей стране гораздо почетнее, чем бить ракеткой по теннисному мячу. Истерики матери- мимо, в 20 лет уже можешь успокоить эту эксцентричную рыжую женщину, для матери ты оказалась большей поддержкой, чем Джо, когда это было нужно. Лучшие выходные это охота или бейсбольный матч Техас Рейнджерс с отцом, с парнями тебе не везет только потому, что у всех твоих ухажеров просто не хватает яиц, они не тянут твою самостоятельность. Но тем не менее: с мужчинами ты лучше сходишься чем девушками, в школе у тебя просто нет подруг, как и в университете, благо они появляются уже в Куантико. Твоя карьера потихоньку идет вверх, еще чуть-чуть и ты станешь куда круче самого Джо Делавера в его молодые годы. Но финальным витком будет то что талантливый агент от тебя не ожидал. Твой отец просто не прочитал этого в тебе, выкинул из своего уравнения- сочувствие?

» Первый, старший и горячо любимый Джозефом ребенок.
» "Сынадочь". У девочки с детства были настоящие мужские увлечения: мощные моторы, боевые искусства и видеоигры.
» Ты жесткая, но справедливая. Крайне требовательная к себе и людям, не признаешь полутонов, для тебя подонок- это подонок, без оговорок и снисхождения, поэтому выбор пал на контртеррористическое подразделение ФБР. За тебя там уже все решили.
» Как и отец ты пообещала Джилл вернуть свою младшую сестру, ослепленную бреднями Риндта про всемирный заговор.  В отличие от отца ты смогла внедриться в главный штаб и найти Пейдж, но с тобой определенно что-то случилось, что-то поменялось и ты решила остаться и посмотреть, что эти фанатики из себя представляют. И как человек, борющийся с террористами стал сам одним из тех самых фанатиков, от которых поклялся защищать собственную страну. Так что же? Ты предатель? Ответить мне, Клэр.
» Ты должна была выйти на связь в тот самый день, когда Джо официально погиб, но просто...забыла? Эта мысль, должно быть, сводит тебя с ума, ты заигралась и провалила наше общее задание. Вигиланты жестоко расправились со всем штабом и твоим отцом. Удивительно было бы вернуться к тем самым людям, которые тебя так привлекали идеям удержания контроля?

» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan

п р и м е р    п о с т а

[indent] На старую ферму, не так далеко от Фермонта, вел лишь один путь через проселочную, заросшую местами травой, дорогу. Ноги шаркали по пожухлой листве, запорошенной инеем, последний шоколадный батончик в кармане был припасен на ужин, никаких перспектив, никаких ожиданий в походной котомке. Олли шел не первый день по уже знакомом тропам, каждый раз оборачиваясь назад, вглядываясь в голый ноябрьский пейзаж. Мутные тучи гнали усталого путника на север. Он прибавил шагу насколько позволяли силы и махом сиганул через обветшалую ограду. Рядом было озеро, а с ним лес бывший когда-то заповедником, наполовину выжженный ковровой бомбардировкой. Со страгической точки зрения это было хорошим планом, учитывая что на природу мать было всем откровенно наплевать уже в середине войны, что тем, что другим, но вигиланты пошли ва-банк и тем самым смогли прорвать первую линию обороны ренегатов — мобильные партизанские отряды.
Крыша дома в разных частях была пробита чем-то непонятным, будто бы камни летели с небес. Олли пнул осколок черепицы и присел, начиная оглядывать почву на предмет свежих следов. Никаких снарядов рядом с домом не было, что странно, учитывая его состояние, поэтому Оливер заранее снял винтовку с плеча и тихим, плавным шагом проследовал в дом. Урчание живота звало его на кухню. Первым делом он, разумеется, прочесал все комнаты— никого, но на удивление, несмотря на редкую пыль в углах, все в целом было чисто, будто бы тут все еще кто-то жил. Кто-то маленький. Под ногами треснул засохший фломастер, пластмаса извергла грифель, он опустил взгляд и нашел рядом с ножкой кровати еще и книжку-раскраску с животными, которые были закрашены не полностью— кому-то просто не хватило цветов. Оливер нагнулся и провел пальцами по листу бумаги— окрасилось. Напротив стоявший шкаф зашуршал в ответ его догадкам. Олли, опустив винтовку, резко шагнул к предмету мебели напротив и махом открыл створку. Запах нафталина ударил в самый нос. "Некто маленький" стоял за широкими мужскими пиджаками, смокингам, тренчами и другими частями офисного дресс-кода. Некто не шелохнулся, взгляд мужчина прошелся сверху вниз и конце, рядом с лакированными ботинками, обнаружил выбивающиеся из общей строгой палитры чистенькие кеды convers.
- Выходи- Оливер отошел в сторону, придерживая свободной рукой дверцу шкафа, но условный хозяин владений продолжал стоять, убежденный, будто бы обращаются совсем не к нему. Оливер отошел назад и встал напротив, чтобы дать ребенку выйти. Согнувшись он похлопал по колену- Я не такой уж и страшный, выходи.
Олли, повернув голову вбок, силясь спрятать кривую усмешку, увидел собственное отражение: борода, о которой он когда-то мечтал, была теперь даже больше чем у его боевого товарища Акселя. Он несколько раз ударил себя по бедру, пытаясь обратить внимание прятавшегося.
Кого я обманываю? Страшный.
- Пса будешь так звать к себе, идиот— девчачий, дрожащий голосок не мог передать какую-либо уверенность в своих словах, но фраза была выпалена так горячо, что костюмы начали шевелиться, вешалки сталквивались друг с другом.
- Что за выражения, юная леди?- Почти что пропел Оливер, точно Майкл Кейн из "Элфи" начавший говорить устами бородатого юноши, которому даже не нужно было воссоздавать британский акцент, чтобы соотвествовать образу. Юная леди сделала шаг навстречу, встретившись лицом к лицу с нарушившим покой ее жилища эковцем. Щелчок предохронителя ошеломил парня.  Олли пришлось застыть в согнутой позе не потому, что ребенок был небольшого роста( он бы ниже его на две головы), а потому что в лоб врезалось холодная сталь дула glock 17. Оливер разочарованно вздохнул, поднимая руки над собой- я сдаюсь на вашу милость, принцесса.

[indent] Он не кинул и взгляда на Соль, когда та что-то пробормотала себе под нос настолько тихо, что он не разобрал и слов. Остановившись на мгновение посреди камеры и сжав кулаки, ему потребовалось несколько секунд, что взять себя в руки и не сказать очередную грубость в ее сторону. Шаг и он уже у Шиан.
- Дай-ка посмотрю- Тихо проговорил он, садясь напротив Джинджер на колени, и положил осторожно ладони на скулы девушки, поднимая ее лицо к свету. Синяки, ушибы, гематомы. Из них всех она была самой стойкой, самой крепкой, казалось, что ей и не нужен мужчина вовсе, но Олли знал, что это далеко не так. Он видел, что это совсем не так. Поворачивая ее лицо под разными ракурсами, он чувствовал нарастающую, точачую его боль. Нельзя было так с женщинами. Никому нельзя. Оливер не представлял как развлекались эти ублюдки, зная кто она и в чем заключается ее способность. Многие даже в штабе думали, что у нее не только непробиваемая кожа, но и внутри таиться застывший металл. Оливер как никто другой знал, что значит в глазах других быть сильнее чем ты чувствуешь себя на самом деле. Наверное, поэтому она и была в разведке, а он в боевой группе— он сам бросал себя на амбразуру в попытках доказать эту теорию всем и каждому. Пальцы нащупали в волосах девушки еще одну шишку, свежую. Он находил все новые и новые царапины и ссадины, но самое печальное во всем этом— находка остается находкой, ее не забрать и не выкинуть. С этой находкой остается жить. Радует, что все скоро кончится. От тибериума,  если повезет, их ждет быстрая смерть.
[indent]- До свадьбы заживет— Олли запнулся на полуслове. ему сложно было подавить в себе слезы, но он это сделал, сглотнув соленый сгусток обжигающий сухое горло. Глаза предательски заблестели, когда он опустил руки положив их на ее запястья, расслабленно лежащие на коленных чашечках, возможно, тоже разбитых. Чем тверже человек, тем сложнее его ломать. Тем сложнее ему потом жить с этим. Оливер чувствовал как ей больно после бравады Андреа, которая казалось могла укусить любого даже на смертном одре. Такая была Сератос, такая же была и Джи. Только сейчас Шиан была совершенно разбита, жестоко раздавлена, ее физическое состояние соответствовало ментальному, она совершенно не двигалась, она элементарно могла не дожить до казни. Так бесчеловечно ребята в допросных ее покалечили. Если работали фантомы, то он боялся что его самые ужасные предположения верны. Беррингтон не знал, что еще добавить. Чтобы он не сказал все казалось настолько глупым, беспечным, что не нашел ничего лучше как опустить голову вниз, спрятав свою усталость и горе под маской спокойствия. Она никогда не смогла бы оправиться, как и он, и самое справедливое в этом мире просто пристрелить загнанную лошадь. Ни ему, ни ей реабилитация не поможет, даже если бы чудо вытащило их отсюда, он все равно так и шлялся в поисках своей смерти.

[indent]- А ты женишься на мне?— туго завязанный хвостик девочки витал как воланчик то тут, то там, сметая полиэтиленовые пакеты с кусочками овощей по кухне, пока Оливер готовил глазунью на импровизированной конфорке- А, Оливер? А? Через два года мне будет шестнадцать!
Олли издал хрипловатый смешок с закрытым ртом, покачивая головой, сосредоточенный на процессе. Ему это сцена что-то напоминала, но он никак не мог вспомнить в каком возрасте это происходило с ним. Собираясь с мыслями и мюслями на дне картонной коробки детского завтрака, он устало выдохнул и  снова внимательно вчитался в список продуктов на листке, прикрепленного скотчем к стенке.
- Когда ты будешь моего возраста я буду старым и дряхлым старикашкой— Голос парня сейчас напоминал голос диснеевской ведьмы, чем какого-нибудь сказочного старика. Оливер сгорбился и поднял трясущуюся руку вверх, ладонь c пальцами искривились, изображая будто бы он держит клюку — ну кому такой нужен будет? Найдем тебе молодого, красивого...немца!
- Не хочу замуж за Гитлера!— Аня надула пухлые губки и скрестила руки на груди, расставив острые, точно роза шипы, локти. Она картинно развернулась и плюхнулась за пошатывающийся стол, ножки которого Оливера уже порядком устал прибивать— Ты меня совсем не любишь!
Парень оправил розовый фартук в цветочек, который был ко всему прочему ему маловато, и лопаткой поддел яичницу, чтобы шмякнуть ее на тарелку с заранее разложенными составляющими английского завтрака.
- Конечно, люблю. Больше жизни люблю.— сказал Оливер, положив тарелку на стол перед девочкой. Аня заглянула в тарелку, потом в глаза Оливеру и снова в тарелку.
- Любящие люди таким не кормят уже который день подряд — Аня начала набивать щеки овощами, совершенно игнорируя сосиски и бобы из консервной банки. Олли закрыл уставшие глаза чистыми запястьями и снова, встав, отошел к столику рядом с плитой, насыпал остатки мюслей в тарелку и поставил ее рядом с девочкой. После чего присел напротив, скинув с одной руки проженную прихватку- Вот! Это уже похоже на любовь.

[indent] Оливер не лез в чужие отношения, он и со своими не мог разобраться, какой из него советчик? Кто бы ему хоть раз дал совет, но оглядывая дам, которые потеряли всех дорогих людей, включая своих мужчин, ему было немного странно, как человек, которым он дорожил больше жизни все еще жив. Уорд всегда подчерквивал, что у Оливера самый высокий процент к выживанию. Возможно, он переживет нас всех. Как таракан. Как они с Эйнарссон выжили другой вопрос, наверное, если бы британец был религиозен он поблагодарил Бога. Он повернул голову вбок, периферическим зрением нащупывая ее присутсвие. Или дьявола.
Ближе чем Норман, у Джинджер никого не было. Было удивительно, как такой человек как он смог вообще с кем-то пробыть дольше чем год. Такая же жертва своей способности как и все носители. Ему, как казалось Оливеру, было неинтересно постоянство, люди были как открытый учебник, с подчеркнутыми, выделенными строчками на гладкой, мелованной бумаге. Что было не так с Джинджер? У нее была крепкая челюсть и какие-то железобетонные нервы. Во время войны он знал, какой бы груз ответственности на нее не взвали — всегда можно больше. Что нельзя было сказать про него, отвественности Оливер боялся сильнее чем коты открытых водоемов.
Возможно, она смогла взять на себя еще и ответственность и за Нормана, который мог бы дать фору в эмоциональной битве любой стене в этой просторной камере смертников.

- Ты и Макса знал?
-  И Макса. С собачками.
- И Чейса?
- Конечно.
- И Блейка?

- И Блейка- Оливер насупился, не всех он рад был вспомнить, но потом легкая улыбка коснулась его строгих губ. Он закрыл желтую книгу с белокурым ребенком в цветастом кафтане и положил рядом с кроватью.
- Дурацкая сказка- Аня зевнула ему в плечо, уткнувшись курносым носом в вязаный свитер, десять секунд девочка думала, чтобы выдать, как правильно сформировать свою мысль — принц и правда как маленький, летает по планетам, ищет приключения с лисами, странными людьми, другими розами, все его удивляет, но он видит, что везде ему пусто. Хуже всего, что он оставляет свой «le fleur» какому-то барану. Неудивительно, что он потом бросается на ядовитых змей.
Оливера дернуло, в серой пасмурной дали раскатывался, надвигающийся шторм. Он подошел к окну и высунулся отдергивая лиловую занавеску: вдали и правда что-то рделось, молнии блестели как сумасшедшие, отсюда казалось будто они били в одну точку. У природы нет плохой погоды говорите?. Ренегат надеялся, что никто сюда не дойдет, документы на себя и Аню он давно подделал. Им ничего не должно было угрожать, даже почта сюда приезжала раз в неделю.
- Ну как же, он не мог же сидеть на месте и выковыривать баобабы, герою нужно как-то развиваться, познавать себя.
- Поэтому он смалодушничал. Он обиделся и улетел на Землю, чтобы там, на Земле, до него дошло, что он приручен!
Олли задернул шторы и поправил ружье в углу. Облокотившись на стену, он судорожно пожал плечами. Он не знал, что ответить ребенку, уже изрядно пожалев что вообще достал эту книжку с полки кабинета отца Ани, которому не повезло оказаться рядом с партизанами во время очередного рейда вигилантов.
- Ее величество, как обычно, права!- мужчина изобразил горячку и рухнул на кровать как мертвый. Аня запрыгнула коленями прямо на грудь мужчины от чего он резко выдохнул, изобразив потешный звук кряхтения. Ребенка это, правда, не остановило, она схватила подушку и заехала ему по лицу, потом в ухо.
- Какое «величество»!? Это же капитан Оливер Беррингтон и месть королевы Анны! Мы теперь пираты, Оливер, мы будем брать их всех на обордаж!- Девочка продолжала прыгать на нем, терзая уставшего за день мужчину, который все еще находил силы заливисто смеяться, сам не понимая почему это детская сказка написанная вполне взрослым, состоявшимся писателем заставила его взгрустнуть.
Когда белокурый ангел уснул у него на плече, мирно посапывая, он, до это казавшийся спящим, приоткрыл один глаз, чтобы убедиться, что его сегодняшняя миссия выполнена. Олли осторожно встал и поднял двумя пальцами книгу французского писателя и открыл ее на последних страницах, чтобы снова найти ту самую строчку, которуя Аня несколько раз попросила его перечитать, хлопая в ладоши и прикрывая пунцовые щеки.

- Это все равно что сбросить старую оболочку- прошептал Оливер смотря на ее синяки, он накрыл один из них рукой, точно пряча от чужого взгляда. Опустив брови, Беррингтон заправил локон ее темных волос и поджатые губы мужчины дрогнули в подобии улыбки, которые подергивали от страха. Сколько раз он смотрел в глаза дорогим ему людям и обещал, клялся, что все будет хорошо. Сколько раз он врал им, подводил, не мог просто оказаться рядом когда это было действительно важно. Норман, Аксель, Тесс. Везде он не успел, не заметил, не смог. Они погибли по его вине, каждая секунда потраченная им впустую могла стоить каждому из них жизни. Оливер провел рукой по предплечью Джинджер. Снова ссадина. Слов больше не было. Он боялся представить сколько этих ран было внутри девушки. Сколько внутри каждого из них.

0

67

http://67.media.tumblr.com/f151d126feb3432feb5ce8283bd41b4a/tumblr_od1k7t3Q481qfghmho3_250.gif http://67.media.tumblr.com/9b31da3e527e13cd0b3360e1c800169f/tumblr_od1k7t3Q481qfghmho8_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
tom holland

» имя, возраст:
Jake Henderson | Джейк Хендерсон
Имя и фамилию можно заменить
~ 19 лет
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Занятость в штабе на ваш выбор, но с радостью помогу вам определиться.

» способность:
Сверхловкость, создание порталов, кинетическая конверсия, адреналиновая вспышка, звуковые волны - что останется свободно к вашему приходу. Или что-то совершенно другое, но потенциально опасное, но с чем Джейк для своего возраста справляется на «ура» и может быть полезен штабу. Что-нибудь активное.
» сторона:
Ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

Почти все, что написано ниже, изменяемо.
Младший сын в большой и некогда дружной семье, родился в Рокфорде (штат Иллинойс), либо переехал туда не позднее 2033-го. Годом позже проявилась способность - Джейку на тот момент было около пятнадцати. Почему дар активизировался именно тогда и при каких обстоятельствах - решать вам, но предположу, что этому предшествовал серьезный стресс (как вариант, стычка с другими щеголятами его возраста). Способность оказалась «проблемной» и опасной (для Джейка или для окружающих, а может и все вместе), обидчикам здорово досталось, но радости это Хендерсону не прибавило - контролировать способность у него не получалось, и в ожидании визита сотрудника департамента Джейк едва на стенку не полез (а добирался добрый дядя-проверяющий как назло долго и явился лишь на следующий день).
Представитель департамента настоятельно посоветовал родителям положить Джейка в лечебницу для носителей (для пущей убедительности можно случайно разнести отчий дом), где ему бы помогли взять своенравную способность под контроль, и парнишка был вынужден согласиться - мучиться от непрекращающихся головных болей и упадка сил ему совершенно не хотелось.
Там Джейк попал под опеку к Эвелин - тогда еще совсем зеленому специалисту, незадолго до этого переведенного из школы для носителей в спартанские условия лечебницы. Хендерсон стал ее первым пациентом, во время работы с которым она не только прошла боевое врачебное крещение, но и отлично поладила с ним. В конце концов, лечение Джейка продлилось всего каких-то полтора месяца - впечатляюще короткий срок, по истечению которого он прекрасно владел способностью и даже смог довольно внушительно развить ее, руководствуясь наставлениями Эвы.
После окончания лечения они поддерживали контакт - он просил у нее советы по поводу развития дара, а Эва интересовалась его успехами. Когда начались народные волнения, и Иллинойс захлестнула война бунтов и мятежей, Джейк, в отличие от многих своих воинственных ровесников, старался не ввязываться в неприятности, и вместо того, чтобы рисковать головой в уличных потасовках между местными группками ренегатов и вигилантов, подался в медицинский центр, где когда-то был пациентом. На тот момент учреждение стало скорее пунктом оказания первой медицинской помощи по инициативе бескорыстных врачей, в числе которых была и Эва. Чем там мог быть полезен Джейк, будет зависеть от вашего выбора способности (либо, возможно, он планировал в будущем стать врачом и на тот момент неплохо в этом смыслил).
Семья такой выбор сына не одобрила, небезосновательно полагая, что, помогая обеим сторонам, он навлечет на себя двойные неприятности. А возможно, что на отношение родителей и братьев/сестер к этому повлияло и то, что они с самого начала относили себя к вигилантам, и Джейк, симпатизировавший ренегатам, был среди них белой вороной.
Хендерсоны погибли в ходе одного из вооруженных столкновений ренегатов и вигилантов. Либо они могли остаться в живых, но их существование не встало на пути Джейка к решению присоединиться к ренегатам и покинуть родной город вместе с Эвелин и несколькими представителями главного штаба ренегатов, завербовавших их.
А через несколько дней Иллинойс был уничтожен.

У них дружеско-наставнические отношения - Эва учит его всему, что знает. В плане взглядов на войну их мнения полностью совпадают - им с самого начала была близка позиция ренегатов, но, будучи пацифистами, они старались помогать всем нуждающимся, вне зависимости от эмблем, нашитых на рукавах пострадавших. Эва относится к Джейку как к младшему брату - собственно, вместе с ней он и присоединился к ренегатам, когда стало ясно, что их методы «помогай всем» не работают.

Я не обещаю вам совместную игру, но возьму над вами внеигровое шефство и помогу «собрать» персонажа — не стесняйтесь заваливать меня вопросами, вместе все обсудим и придумаем, где Джейк будет нужнее :)
P.S.: это не Питер Паркер. И отдельно уточню для любителей околопаучьего слэша: нет, Джейк не любит мальчиков.

п р и м е р    п о с т а

1  7  :  3  8Эвелин все еще жива. Но, будучи прикованной штырем к полу, она не могла даже закричать - каждое крохотное движение, каждый вдох вызывал такую нестерпимую боль, что на попытки воззвать о помощи не хватало ни сил, ни храбрости испытать очередной прилив агонии. Да и кто ее услышит? В соседних комнатах никто не живет, а до обрушения поблизости были лишь вечно пустующий, никому не нужный зал для отдыха с сиротливо стоящим в углу пыльным столом для пинг-понга, да пост охраны, которая большую часть рабочего времени проводит где угодно, только не там, где положено. И камеры...
Камеры.
Ослепленная этой мыслью, Эва, на секунду забывшись, потянулась вперед, но спустя всего мгновение с громким криком откинулась обратно - вскрикнув в большей степени от собственного бессилия, нежели от боли. Так, что этот яростный вопль пробил вакуум в ее ушах. Она снова могла слышать.
Но легче от этого не стало - Эва по-прежнему не могла шевельнуться и, стиснув зубы, молча копила боль в себе.
«Нужно подняться... Майк... Найти выход...»
Казалось, в этом пограничном состоянии между сознанием и лихорадочным бредом у нее возникали верные мысли и хоть какое-то подобие плана, но все это разлеталось, как кегли под ударом шара для боулинга, стоило только накатить новой волне боли.
Еще одна попытка сдвинуть с себя обвалившийся кусок крыши не принесла никаких результатов, кроме осознания собственной беспомощности. Адреналин в крови постепенно ослабевал. Это значит, что скоро рана в нижней части живота и ушиб на голове, едва не расколовший ей череп, полностью вступят в свои права и отнимут у Эвелин возможность думать о чем-либо, кроме желания поскорее умереть.
Сколько времени она провела с закрытыми глазами? Три, пять? Возможно, гораздо дольше. И она бы наверняка осталась дремать навечно, если бы не увидела перед собой его лицо. Снова, как когда-то на берегу реки, много лет назад. Только на этот раз она знала: он никуда не исчезнет.
- Майки, - едва слышно выдохнула она и на секунду прикрыла глаза, чтобы унять взорвавшуюся в ране боль и не вскрикнуть. Но по крайней мере, она все еще чувствует ее. Это хороший знак.
Он жив. С ним все в порядке. Его не придавило обломками, не расплющило решеткой, не... Он здесь. И теперь ей стало гораздо спокойнее. И хотелось спать.
- ... оставайся со мной, - донесся до нее голос Майка, будто прочитавшего ее мысли, и Эва слабо кивнула в ответ.

1  8  :  3  2В следующий час она и в самом деле пожалела, что не умерла еще там, вместе с ренегатами, оставшимися под завалом. Майк нес ее так осторожно, словно она была сделана из хрусталя, и продолжал говорить с ней, чтобы не дать потерять сознание, но Эва мало что понимала из его слов и думала лишь об одном.
Как же. Чертовски. Больно.
Одежда на месте раны насквозь пропиталась кровью, а штырь перемещался в поврежденной плоти при каждом шаге, заставляя Эвелин беззвучно корчиться в мучениях, и все, чего ей хотелось - это взять и вырвать из себя проклятую железку, чего бы ей это ни стоило. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она несколько раз тянулась рукой к штырю, намереваясь покончить с ним раз и навсегда, и лишь голос Майка вовремя останавливал ее от необратимого - голос, казалось, доносящийся издалека, но блокирующий в ее разуме все посторонние звуки, даже ее собственное тяжелое дыхание.
Оставаться в сознании. Не отключаться. Не ради себя, а ради него.
У нее не хватало сил, чтобы сказать что-то в ответ или хотя бы просто подать голос, но в моменты, когда боль ненадолго отступала, Эва едва ощутимо, насколько позволяли силы, сжимала его руку, чтобы он знал: она все еще здесь и, сколько бы времени у них ни осталось, будет с ним до самого конца.

1  9  :  1  3Приглушенное освещение, писк аппарата жизнеобеспечения из палаты напротив и стойкий запах лекарств, впитавшийся в эти стены, и который не спутаешь ни с каким другим.
Он потерял счет времени. Сейчас ему казалось, что он только что обедал с родителями в их скромной квартире на севере Рокфорда и выслушивал нотации матери по поводу опасности, которой он подверг себя и их, примкнув к местным вигилантам... А в следующее мгновение уже был убежден, что лежит в этой палате не один месяц. Правда заключалась где-то на границе двух этих крайностей. Правда в том, что Кейси Спенсеру оставалось жить от силы пару часов.
- Воды, - прохрипел он и в который раз получил отказ. - Прошу, - умоляюще простонал парнишка, но девушка, наблюдавшая за ним из кресла напротив, твердо покачала головой и лишь смочила его пересохшие губы влажным бинтом.
Кейси знал ее. Видел несколько раз, когда та навещала своих родителей. Эвелин, дочь соседей из семнадцатой квартиры, дочь того монстра, стараниями которого его мать и отца разорвало на куски, а он сам вынужден медленно и мучительно умирать уже третий день, довольствуясь обществом той, кого хотел видеть рядом меньше всего.
Заражение тканей началось еще в первые сутки - это стало ясно, когда периоды между приступами судорог сократились до немыслимых пределов настолько, что отличать лихорадочный бред от реальности уже было невозможно. Странно, что он вообще до сих пор жив. Многочисленные внутренние травмы и ушибы органов, едва ли не выглядывавших из дыры в боку - его не сможет спасти ни один врач и ни один, даже самый маститый целитель.
Ни у кого из врачей не хватило смелости закончить страдания парнишки какой-нибудь убойной дозой инъекции, которая подарила бы ему покой. За это, корчась в очередном припадке, он уже не раз их проклял, громко и злобно - всех до единого, и в особенности Форсберг, все эти два дня смотревшую на его потуги раздражающим жалостливо-щенячьим взглядом.
Кейси закашлялся - вместе со слюной хлынула и кровь, а вкус железа во рту словно напоминал: «Твое время на исходе». Спенсер и сам это знал  - боль в боку притупилась несколько часов назад, и совсем скоро он совершенно перестанет чувствовать свое тело.
На этот раз, когда Эвелин потянулась в его сторону, чтобы стереть кровь со рта, Кейси не сопротивлялся. Теперь, стоя на пороге смерти и почти физически предчувствуя конец своего недолгого пути, он вдруг понял, что не готов. Не готов встретить последние минуты своей жизни один. Что вообще не готов уходить.
Ждет ли его что-то дальше? Или шестнадцать лет пустой жизни и пара бессмысленных потасовок ради войны других людей - это все, что он оставит после себя?
Схватив Эвелин за руку, Кейси тихо разрыдался, как ребенок. Впрочем, он им и был.

- Мне страшно, - произнес умирающий Кейси Спенсер в далеком январе 2037-ого, а Эва, провалившись куда-то между сном и чужими воспоминаниями и переживая предсмертный ужас вигиланта, эхом повторила в настоящем, держась за Майка, как за спасительную соломинку, - Я не хочу умирать, - слова, так же сказанные в беспамятстве, но теперь уже принадлежавшие одной только Эвелин.

1  9  :  4  6Они шли уже не один час. Сейчас Эва с трудом ориентировалась во времени (вернее, не ориентировалась вовсе), но даже в таком состоянии могла сделать простейшие выводы по солнцу, которое уже давно скрылось за горизонтом. Майк несет ее несколько часов подряд. Он еще не оправился после того, что учинили ренегаты, он пробыл в тюрьме черт знает сколько времени и, быть может, тоже ранен. Майк двигается вслепую, он понятия не имеет, куда идти и где искать помощь, и она тоже - Эва не знала эту местность, и, вполне возможно, вокруг на десятки километров нет ни души, ведь штабы специально сооружают подальше от жилых мест...
Со временем боль ослабевает. По разным причинам - она либо отступает, либо поглощает твою сущность, становясь частью тебя на тот короткий срок, что тебе уготован. И тогда проживать оставшиеся минуты становится легче.
Спустя некоторое время Эвелин смогла открыть глаза и вдохнуть, не сжимаясь при этом от боли. Рана больше не пылала - напротив, словно потратив все запасы своего тепла, организм «перегорел», и теперь Эву бил легкий озноб. Значит, крови едва хватает на то, чтобы поддерживать в ней жизнь.
Майк упрямо пробивался вперед, не выпуская ее из рук. Он мог быть уже на полпути к своим. На пути к свободе - без проклятых решеток и блокирующих браслетов, без регулярных допросов и вмешательств мозголомов ренегатов в его сознание...
- Остановись, - тихо произнесла она, понимая, что шансы отыскать помощь вовремя ничтожно малы, но Майк продолжил двигаться вперед, - Пожалуйста, - повторила Эва и призывно коснулась его плеча.
Сколько важных слов она не успела ему сказать. Сколько долгих и счастливых лет они могли провести вместе. Возможно в ином будущем, где нет ни Линкольна Риндта с его пророчествами, ни вигилантов с их деспотичной жаждой всеобщего порядка, всё так и было. Или будет?..
- Чудная выдалась прогулка, - и хотя в глазах стояли слезы, Эва улыбалась. Неважно, когда ее не станет - сегодня, завтра или через десять лет. Если его лицо будет последним, что она увидит в этой жизни, это значит, что все было не напрасно.
Не обращая внимания на пульсирующую боль и кровь, по-прежнему сочащуюся из раны, Эвелин потянулась к Майку и поцеловала. Так, как поцеловала в самый первый раз, в дождливом Вудстоке. Так, как если бы это был их последний поцелуй.
Обняв его за плечи, она прижалась к его груди и, поддавшись внезапно накатившей сонливости, закрыла глаза.

0

68

ROBERT DOWNEY JR.
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Почему бы и да http://s2.uploads.ru/t/JqY0e.gif Сторона, подвид, способность (или ее отсутствие) - все на ваш выбор. От меня - большое желание видеть его на проекте http://funkyimg.com/i/2f9Xi.png

http://i.imgur.com/cPDr5WA.gif


BEN DANIELS
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Продолжаем поиск усачей на Револте http://funkyimg.com/i/2f9Xj.png Сторона, подвид, способность (или ее отсутствие) - все на ваш выбор. От меня - большое желание видеть его на проекте http://funkyimg.com/i/2f9Xi.png

https://66.media.tumblr.com/b12afaf8d03cbfbced74852abf15a4e3/tumblr_oe0r2hTfwh1qex0dmo1_r1_250.gif

more

https://66.media.tumblr.com/0683bc57a4a429db23b0fbf697799b0c/tumblr_of4411GVgr1sd8qs9o6_400.gif
https://67.media.tumblr.com/2b8183845f39d77f4a83475a3ebd3fa2/tumblr_oeqzzcKkL41sd8qs9o6_r1_400.gif

Erin Richards
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Она горяча, вы только приглядитесь. Люблю эту сумасбродную, абсолютно ненормальную девицу. У нее необычная и западающая в душу внешность, а еще - она хорошая актриса. Мне бы хотелось видеть Эйрин на проекте в любом амплуа, просто эта мордашка очень притягательна. Я думаю, мы можем придумать что-нибудь интересное и захватывающее, ведь девушки всегда найдут чем заняться. http://s3.uploads.ru/t/dekVI.gif

http://s8.uploads.ru/feMNT.gif

немного безумия

http://sa.uploads.ru/5amGz.gif

десерт

http://s0.uploads.ru/JUWoh.gif

0

69

http://funkyimg.com/i/2fMvy.gif http://funkyimg.com/i/2fMvw.gif
http://funkyimg.com/i/2fMvv.gif http://funkyimg.com/i/2fMvx.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
katherine mcnamara, kaya scodelario, willa holland, ashley benson (в порядке приоритетности, но все менябельно);[/u]

» имя, возраст:
Жозефин Бонни Роуз.
Первое и второе имя можно сменить.
22 года.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До начала войны студентка факультета журналистики в одном из университетов Баттл-Крика, после объявления войны — искатель в главном штабе вигилантов.

» способность:
Иллюзия боли — та, которая упомянута у меня в биографии, если она окажется недоступной для регистрации, то можно кукловодство, выделение ядов, адаптацию; в любом случае, способность должна носить агрессивный характер, с ее помощью ты должна уметь защитить себя и/или крупно навредить обидчику.
» сторона:
Изначально встала на сторону вигилантов, так как в главном штабе работают наши родители, и мысли о том, чтобы встать на сторону ренегатов у нас не было. Для меня они террористы, мятежники и бунтари, для тебя  —  как знать...
» статичное изображение:
ссылка.


• Родилась в Берлингтоне, Висконсин, США, в семье врача общего профиля и преподавателя по молекулярной биологии. Оба родителя [Джонатан и Бренда Роуз] изначально приняли сторону вигилантов, поэтому нас никто не спрашивал, никто не посвящал в подробности, более того, родители для нас обеих — авторитет. Я старше тебя на четыре года. Вся наша семья живет и работает в главном штабе в Мичигане, Баттл-Крике, куда родители переехали вместе с нами восемь лет назад по делам, связанным с их трудовой деятельностью на тот момент [сейчас отец — член совета, мать участник группы разведки]. Я с восемнадцати до двадцати четырех лет жила в Энн-Арборе и училась в Мичиганском университете, ты же закончила школу в Баттл-Крике и поступила в какой-то местный университет или колледж на журналиста.
• Почему на журналиста? Потому что ты — активная, жизнерадостная, бесстрашная и любишь совать свой нос туда, куда не следует. Ни в школе, ни в университете не проявила никаких выдающихся умственных способностей; девушка отнюдь не глупая, но не староста группы, не отличница и зубрила, скорее, наоборот, непокорный сорванец.
• Любовные отношения, дружеские и вражеские оставляю на твое усмотрение, но девушка совершенно точно гетеросексуальной ориентации, и совершенно точно не принадлежит к числу расчетливых  манипуляторов и бездушных сук. Она еще маленькая, может легко оступиться и запутаться, натворить бед, но в целом человек неплохой.
• Работаешь в главном штабе в группе искателей вместе со мной, потому что ничего более подходящего для тебя просто не нашлось, а родители хотят держать детей при себе. Вместе со мной занимаешься поисками тибериума, хотя, признаться, тебя он не сильно волнует, куда интереснее тебе заниматься вербовкой, спорить, переубеждать, даже если ты не сильно понимаешь, в чем суть спора.
• Несколько раз была замечена в компании приятелей-регенатов, за что тебя подвергали пыткам телепатами и детекторами лжи, но все прошло хорошо, ты верна вигилантам.
• Касательно стороны: ты можешь вилять хвостом, пудрить мозг или вообще не вникать в политические разборки, но ты — вигилант, и если не дай боже сменишь сторону, то это обернется семейным конфликтом. Ты лишишься и родителей, и сестры, и многих друзей. А мы все не теряем надежды воспитать из тебя что-нибудь толковое, тем более теперь, когда твоя сила активировалась. Об этом читай выдержку из моей анкеты:

Жозефин никогда не отличалась примерным характером и послушанием, всегда нарушала правила, игнорируя предупреждения Билли о том, что однажды ей такое поведение выйдет боком, и вот, немудреное пророчество старшей сестры сбылось — Жози пропала. Вышла поздно вечером, когда город окутал густой непроглядный полумрак, в ларек за банкой энергетика, да пачкой сигарет и пропала. Через час после ее отсутствия родители и Билли принялись расспрашивать соседей. Последний раз Жози видели на мотоцикле какого-то лохматого светловолосого байкера, от которого знатно разило перегаром. По описаниям общих знакомых удалось установить, что парня звали Маркус, и мало того, что он алкоголик и наркоман, он еще, эка наглость, ренегат! Впрочем, плохим человеком он стал задолго до раскола мира на две стороны. Знакомый маленький мальчик со способностью «биолокация» помог Билли найти сестру, но было уже слишком поздно... Жозефин лежала в кустах, поджав ноги к груди, в луже собственной крови и едва заметно дышала.
Попробуйте представить, какие эмоции захватили Билли! Мало того, что сестра ее ослушалась, мало того, что рисковала собственной жизнью, так она еще и помирать надумала из-за какого-то там низкосортного мятежника! Гнев, досада, обида и страх перемешались, одновременно Билли чувствовала безысходность, бессилие и злость. А что, если Жози уже мертва? Возможно, она слишком долго медлила, но когда присела на корточки  рядом с сестрой и поднесла руки в красному пятну на майке, ничего не произошло. Паника до такой степени завладела девушкой, что собственная выдрессированная сила отказалась ей подчиняться.
Вскрикнув от отчаяния, она встряхнула Жозефин, переворачивая на спину, и, наконец, долгожданное тусклое сияние ладоней озарило улицу яркой вспышкой. Ладони носителя пронзила острая боль, боль пронзила и тело сестры, вместо исцеления еще больше раня и разрывая кожные покровы. На физическое истязание тело Жози среагировало непредсказуемо: ощетинившись, открыв глаза и выставив обе руки, перепачканные кровью, вперед, Жози в первый раз активировала свою силу — иллюзию боли, невидимой волной отбрасывая сестру в противоположную сторону. От болевого шока, страха за жизнь близкого человека и неожиданности, Билли, ударившись головой о кирпичную стену полуразрушенного дома, потеряла сознание.
Очнулись обе уже в больнице. Как оказалось, вскоре после активации силы их обеих нашли работники главного штаба и оказали срочную медицинскую помочь. Двадцать два часа сестры не разговаривали, но любопытство и эмоции, разрывающие грудную клетку, взяли свое. Жозефин настоятельно рекомендовали принять помощь по обучению контролю, но девушка отказалась, ссылаясь на то, что у нее замечательная семья, которая поможет справиться.
С тех пор дар младшей Роуз не вырывался наружу, и членам семьи остается только гадать о масштабах его разрушительной силы...

Моя родная сестра, родная и любимая, хоть и потрепала нервы. Планов пока не особо много, так как я сама только пришла, но, думаю, мы найдем место в общем сюжете, а вдвоем можем отыграть то, что было до войны. Мне в мире разрухи как воздух необходим родной человек.

Пожелания стандартные: не бросать персонажа, по крайней мере через два поста, не пропадать без предупреждения, соблюдать внятное оформление прямой речи, для меня это важно. Посты от трех тысяч знаков от любого лица (в квестах предпочтительнее третье), я сама пишу чаще от первого. Дружелюбное и адекватное отношение к игрокам, ну и вообще, больше позитива, креатива и юмора, и все у нас с тобой будет хорошо.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Предоставлю по требованию.

0

70

http://i.imgur.com/cgw4MtT.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Summer Glau (!) or Gena Malone

» имя, возраст:
Юнити Лэйн. 25-30 лет.
» принадлежность:
носитель
» профессия:
ранее: сотрудник полиции
в настоящее время: диверсант, член партизанской группы вигилантов

» способность:
ментальный блок
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка
ссылка

Родилась и выросла в Хьюстоне. Да-да, Хьюстон, у нас проблемы. Дочь “патриота на всю голову”, военного, прошедшего Ирак и Сирию, в итоге так там и оставшегося. Несмотря на то, что он вернулся домой с медалью, целым и почти невредимым (ну кто, скажите, всерьёз считает ПТСР травмой?), жизнь для него стала непрерывной войной задолго до 2036 года. Поэтому Юнити (Unity в честь самих штатов, как вы понимаете) и в мирное время жила как будто кругом враги: стрельбы, борьба, выживание.
После школы - служба в полицейском департаменте (Иммиграционная и Таможенная служба США или дорожная полиция), ещё позже - неудачная попытка реализовать заветную мечту вступить в техасские рейнджеры (отбор жесток, но таков уж он есть). А меньше, чем через год - раскол страны надвое и война, лишившая её дома.
Как и многие техасцы, она решительная, самонадеянная и простоватая с виду, но не стоит обманываться её акцентом cowgirl. Этой девочке палец в рот не клади - по локоть откусит. Одному богу известно, что у неё на уме. Иногда кажется, что она сама не всегда знает, что выкинет в следующий момент. Привыкла действовать быстро, по обстановке, вижу цель - иду к цели. Составление сложных и многоступенчатых планов не её конёк, но поспешность в действиях и суждениях компенсируется привитой с подзатыльниками отца осторожностью.
Её учили рассчитывать только на себя, но время, когда можно было спокойно строить из себя одиночку, ушло, и теперь она учится играть в команде, хоть до поры до времени ей придётся скрывать свою основную роль - роль “стукача” (с подачи Джеральда и ВСБ). Но она уверена, что всё, что она делает, послужит правому делу.   

Юнити - “донор” и информатор Джеральда в стане вигилантских партизан в стане ренегатов. Вот такая вот матрёшка. Флинн знал семейство Лэйн со своей студенческой скамьи. Проблема адаптации военного с ПТСР была темой одной из его практических работ. Потом Джерри наткнулся на знакомую фамилию в поисках нового донора и заново познакомился с Юнити четыре года назад. Её способности понадобились ему, чтобы проработать носителя с телепатией, а она в свою очередь согласившись ему помочь, не особо теряя время “сдала” агента, порядком успевшего намозолить глаза криминалитету, боссам картеля, чтобы на них выйти. Получилась довольно неловкая ситуация, но благодаря вмешательству полицейского управления всё обошлось, а Флинн, ценящий практичность, оценил и подход Юнити, даже с позиции объекта торга признав ход неплохим. С началом войны Джерри, используя ресурсы вигилантов, вытащил Лэйнов из родного Техаса, из творящегося там ада, впоследствии практически стёршего штат с лица земли. Он же позаботился о том, чтобы его подопечная нашла применение своим талантам в отряде партизан. Она получила цель и возможность портить жизнь тем, кто оставил её без родины. Флинн получил глаза и уши не только в отряде вигилантов, но и на территории противника.

Персонаж - не маньячка от закона, не беспредельщица, её учили действовать осмотрительно, но бесхитростно.
Внешность - допустимо править на своё усмотрение. Я не собираюсь упираться и диктовать соигрокам с какой внешностью им играть. Саммер и Джена - всего лишь мои пожелания.
Способность и роль править крайне не желательно.
Правки по биографии, не влияющие на образ в целом, по согласованию.

[ п р и м е р    п о с т а ]

Ручка вспорхнула в пальцах дознавателя в последний раз отбросив блик от лампы на его пиджак. Джеральд выпрямился, облокачиваясь на стол и сцепив руки перед собой. Действия бывшего английского разведчика прекрасно подходили под определение слов “саботаж” и “роковая ошибка”, так что вопрос стоял только в том, чтобы понять, имелся ли у него злой умысел.
Вынужден вас огорчить, мистер Кроули, это и есть рутинная проверка, других у меня не бывает, и лёгкого общения я не ищу, — Флинн позволил себе улыбнуться одной из тех снисходительно-самодовольных улыбок, которые так раздражали его когда-то на лицах подопечных, уверенных в собственной неподсудности и неприкасаемости. Иногда он забывал, что по другую сторону стола всё выглядит немного иначе. И то, что для него сливается в единый и непрерывный поток, для других разбивается на отдельные и порой довольно значимые в жизни события. — Повторюсь, я читал ваш отчет, и он мне не понравился. Я требовательный читатель, и привык, что автор держит установленную планку. Вы же её сбили, причем так неудачно, что поставили под угрозу работу всего штаба. Случайность, скажете? Охотно бы согласился, если бы верил в случайности. Формально, вы...
Однако договорить Джеральд не успел. Появление Карро, без стука буквально влетевшего в кабинет, вынудило дознавателя прерваться на полуслове. Теперь он испытующе смотрел на нарушителя правил и границ в ожидании объяснений, которые не замедлили последовать. Всё вполне предсказуемо, но до чего невовремя.
Вот именно поэтому Флинн старался избежать возникновения любого рода связей на работе, в зоне личной ответственности, чтобы не оказаться на месте Карро. Личные связи в любой момент могли камнем повиснуть на шее дознавателя, мешая поднять голову и смотреть на ситуацию так, как ему полагается: прямо, объективно и беспристрастно. Видеть людей целиком, оценивать профессионалов, если угодно, а не “отличного парня, с которым мы пили пиво и обсуждали бокс” или “милую девушку, с которой мы дружили в школе и которая любила испанский”, уметь вовремя заметить отклонения и самое главное — принять по этому поводу меры без оглядки на светлый хранимый в памяти образ.
Как только тебе начинает казаться, что ты хорошо знаешь человека, ты добровольно надеваешь на себя шоры собственных иллюзий на его счет, и подсознательно будешь стараться впихнуть любые новые сведения о нем в заранее установленные тобой самим рамки. Иногда случается, что рамки начинают трещать, деформируются, лопаются. Но чаще всего лишнее просто отсекается и отбрасывается, оставляя приятный глазу аккуратно вырезанный по нужной, комфортной для восприятия, форме кусок. Первыми в такую ловушку попадают близкие родственники. “Мой сын не такой, я не верю, он не мог!”, “Так и знал, что толку от него не будет!” — две стороны одной медали, которую можно было смело выдавать родне большинства подозреваемых. Далее следуют любимые и друзья, слишком часто рассматривающие человека через призму своих с ним взаимоотношений. И на третьей ступеньке люди, находящиеся в плену чужого мнения о совершенно незнакомых людях. Друг моего друга? Враг моего врага? Возможно, в мирной жизни эти формулы и помогали налаживать множество лишних социальных связей, но в войне двух идеалогий, в столкновении не сил, но интересов, выбирать тех, кому можно и следует доверять, требовалось на порядок тщательнее. Фил, кажется, предпочитал переминаться где-то между второй и третьей ступенями, поскольку не мог определиться, что его больше беспокоит: судьба разведчика или возможные последствия для него самого.
Реши Джеральд воспользоваться мнением коллеги о Кроули, ему бы пришлось сделать шаг вниз, а не смотреть на ситуацию со стороны. Но этого он делать не хотел и не собирался.
Фил, — тоном “ну и какого дьявола ты тут делаешь?” и поднятием брови поприветствовал Джерри вломившегося к нему в кабинет коллегу. — Я в курсе, что именно ты рекомендовал мистера Кроули, и именно поэтому тебя тут не было и быть не должно. Не припомню, чтобы вызывал адвокатов. Ты порядки знаешь не хуже моего. Но раз уж ты решил бежать впереди паровоза… Дело стало немного интереснее. Может стоит забрать слова о рутинности этой проверки обратно? Ведь не каждый день на допрос врываются сотрудники ВСБ, возможно прямо или опосредованно покрывающие подследственного, или по крайней мере позволяющие досрочно сделать такие выводы. Всё внимание дознавателя переключилось на коллегу. Флинн встал со своего кресла и направился к двери, чтобы закрыть её, пока ещё кто-нибудь не зашёл на огонёк.
Хотя мистер Кроули и не находился под следствием, и обвинения в саботаже против него не выдвигались, судя по выходке Карро, он об этом не знал и предполагал худшее. И потому влез, рискуя собственной шкурой уже со стопроцентной гарантией, и вполне вероятно подставляя не только себя, но и самого Джерри. Есть ли у тебя на то веские причины, Фил? Можно было бы представить, что поводом для беспокойства стала одна только репутация Флинна в отделе, но это было бы уж слишком. Слишком глупо? Вот и представился повод подвергнуть проверке собственное мнение о Карро.
Кто я такой, чтобы мешать совершать столь опрометчивые поступки? — щелкнув замком, Джеральд повернулся к собеседникам. — Раз уж ты вроде как сам сдаваться пришёл, может и остальную работу за меня сделаешь? Ну?
Он приглашающим жестом указал Филипу на своё кресло, а сам остался стоять, скрестив руки на груди.
Мистер Кроули тут по подозрению в саботаже. Ни более, ни менее.

0

71

http://funkyimg.com/i/2eYLk.png
NATHAN BLUNT, 34 » HUMAN » KARL URBAN

Еще один человек в смертоносном отряде. И хотя на всеобщем осмотре он был определен к подвиду "homo sapiens", Бланту понадобилось не так много времени, чтобы заслужить свое место среди остальных фантомов.
Специализируется на ядах и химикатах, а также выполняет функции врача, но не гнушается нарушать данную им клятву Гиппократа. Способен избавиться от тела так, что его никто и никогда не найдет.
Химик от бога - "чудовище" по призванию. Нэйтан не обладает чувством сострадания или жалости к окружающим. Ему не впервой причинять боль живому существу, и еще в раннем детстве Блант проявил задатки садиста.
Прекрасно осведомлен о всех важных точках на теле человека, включая болевые, и способен причинить мучительные страдания любому, кому не повезет попасть ему под руку.
Врачебную практику начал с примерной работы в одном из госпиталей Лос-Анджелеса, а закончил опытами над бездомными и проститутками, пытаясь определить максимальный болевой порог своих "подопытных" и опробовать на них яды, которые создавал у себя на дому, используя в качестве исходного материала то, что получалось добывать незаконным образом на "черном" рынке.
Когда его опыты стали сводиться к одинаковым и слишком, по мнению Нэйтана, ординарным результатам, Блант перешел на себя и в последствии доигрался до того, что потерял чувствительность к боли, что стало одновременно и плюсом, и минусом. После этого Нэйт активно следит за состоянием своего здоровья и ежедневно проверяет показатели, отмечая любые отклонения от нормы. Гетеросексуален.
На его счету (еще до вступления в ряды фантомов) - 138 замученных до смерти людей, две трети из которых являлись носителями.
В фантомах оказался после того, как попал "на радары" отряда во время их очередной операции. Умудрился отравить Валькотта, вернуть его с того света, отклонить предложение Итана о сотрудничестве, но когда выяснил, что смертельно болен (что было результатом опытов над собой), принял протянутую Элдерманом руку помощи, который не только оплатил для Бланта дорогостоящую операцию, но и впоследствии выделил ему личную лабораторию, снабдив ее самыми лучшими игрушками.

0

72

http://i.imgur.com/3OhMIzm.gif http://i.imgur.com/mwxkaMs.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jodelle Ferland

» имя, возраст:
Эмили Финч (имя менябельно)
19 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До войны - студентка факультета радио Университета Райерсона, была там отличницей. После войны приняла сторону вигилантов, оказавшись либо в службе безопасности, либо в аналитическом отделе (на выбор).

» способность:
Киберпатия/ Абсолютная память / Влияние на поле вероятности / Гениальность / Детектор лжи - эти способности предпочтительнее, но если есть желание взять другие - обсудим.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка

Итак, что я о тебе знаю? Немного, учитывая, что виделись мы с тобой всего дважды за жизнь. Твой отец - Стэнфорд Финч и мать - Камилла в девичестве Фаруа. Твои родители развелись, когда тебе было всего три года, ибо Стэн, на секунду, побил собственный рекорд отцовства - если со мной он протянул всего лишь год, то с тобой целых три. Да, ты моя сестра, так и хочется сказать, что по несчастью. Отец кинул твою мать, вернулся к моей, а о тебе даже не вспоминал. Короче, козел, согласен.
Но Камилла не растерялась, нашла нового ухажера, кстати, более состоятельного, чем Стэн и вы начали жить припеваючи. Ну, почти. Новый возлюбленный твоей матушки был не очень доволен тем, что у его зазнобы имеется дочь, потому часто нашептывал ей о том, чтобы отправить тебя в интернат. Правда, тот интернат, куда тебя хотели сплавить, был элитным и он даже согласился его оплачивать. Благородный был мужик, правда эгоистичная скотина. Ну да ладно. Ты оказалась там, будучи совсем маленькой, в пять лет, и так началась твоя взрослая жизнь. Элита не принимает тех, кто низок по происхождению, но ты не сломалась, о нет - ты всегда давала сдачи сынкам богатеев, разбивала при этом их холеные носы в кровь, но никогда не начинала драку первой. Умная девочка. Ты всегда была очень умной. Наверное потому, когда у тебя открылся дар, никто особо не удивился.
А потом начался пубертатный период и парни начали понимать, что девчонка из простых очень похорошела, но ты уже замкнулась от такой жизни и не подпускала никого на пушечный выстрел. Ты делала успехи в понимании компьютерной техники, а потом мы пересеклись, потому что кое-кто, сама знаешь, хакнула систему одной горнодобывающей компании. Дело дошло до НСРКВС и я лично занялся этим делом. В итоге, подняв всех на уши, мы нашли тебя, мелкую девицу с зелеными волосами, что с невинным видом хлопала глазками на все обвинения. В любом случае, когда я узнал, кто ты, рука не поднялась поставить подпись на документах о твоем аресте.
Ты молодец, девочка. Сопоставила все что знала, и через год поступив в университет Райерсона, начала делать там невероятные успехи в познании компьютерной техники. Там же за студенческой скамьей тебя настигла война, и вышло так, что ты дала деру. Ты выбрала неудачное время для побега, тем более когда я об этом узнал, мне пришлось тебя ловить, что тоже мне было не на руку - Канада рвалась на части из-за повстанческих настроений, а катастрофы, произошедшие накануне кровопролития, только усугубили ситуацию. Тебя я нашел и вернул в лоно семьи и эта была наша вторая и последняя встреча, потому что потом война набрала размах, а я лишился места в службе безопасности.
Не знаю, как, но ты нашла меня в Баттл-Крике, но я тебя тоже нашел, потому сейчас привел тебя в штаб, чтобы ты была в безопасности, потому что только здесь я могу быть спокоен за твою жизнь. Я не люблю тебя всем сердцем, сестренка. Но я надеюсь, что мы найдем общий язык.

Сестра, пока что чужая и малознакомая, с которой хочется отыграть все, что только может отыграться во взаимоотношениях с сестрами. Я надеюсь узнать тебя получше, ты хочешь узнать меня получше, и деться нам друг от друга некуда - границы закрыты, а твои щенячьи глаза делают свое грязное дело - и ты снова и снова остаешься рядом.

Да, образ немного слизан с Пятой из Темной материи (кто смотрел, тот поймет). Характер этой Эмили частично схож с Пятой же, но моя сестра куда жестче, хотя тоже верит в крепость уз дружбы и семьи, но просто считает, что ей не повезло.
От игрока жду обожания и любви к персонажу, развитие и частые посещения форума. А также грамотность, логичность и обоснованность - наше все. Если какие-то пункты вызвали вопросы или желание сменить - спрашиваем, не стесняемся, помогу чем смогу.

п р и м е р п о с т а

Будь Алистер мальчишкой лет двенадцати, он бы прыгал от радости, пища и заливаясь соловьем от внезапно привалившего счастья. Носился бы по коридору, сшибая всех прохожих по пути, что-то бы кричал, короче выражал свои эмоции максимально открыто. К сожалению, а может и нет, Алистер давным-давно перестал быть мальчишкой, и потому любая радостная новость, особенно сейчас, в столь сложные времена воспринималась максимум с суховатой улыбкой. Потому то, когда Квинн с недовольной миной объявил, что у Финча несколько дней увольнительных, Ал только приподнял уголки губ, стараясь показаться максимально беспристрастным, дабы не дразнить гусей.
Однако, вылетев с полигона, как ошпаренный, он тотчас помчался к себе, наскоро собрал вещи и был таков. Оказавшись в самом Баттл-Крике, первым делом Ал отправился на свою старую квартиру, которая до сих пор стояла закрытая, что не могло не радовать. Там он основательно порылся в вещах, что не взял с собой и нашел много всяких интересностей. Например, ключи от старенького Чироки, что пылился в гараже под домом и пачку сигарет. А еще, под полом у капитана НСРКВС был скрыт тайник, где он держал свое вооружение, однако, порывшись в нем, достал старенький Винчестер, который мог выстрелить так, что нападавшему мало не покажется. Спустившись двором, Финч открыл гараж, и попробовал завести джип. Грязно-алая машинка, ожидаемо, не завелась, и потому мужчина еще почти час провозился с той, прочистив под капотом каждый винтик, до которого смог дотянуться.
Когда же Чироки ожил от прикосновений хозяина, Ал ощутил себя живым. Спустя полчаса не слишком спешной езды канадец покинул город и выехал на трассу, нацепив себе на лицо очки. Пыль и ветер щекотали лицо мужчины, пока тот решил немного прокатиться, чтобы хотя бы чуть-чуть развеяться. Ему опостылело сидеть в четырех стенах, надоели постоянные проверки и тесты на пригодность. Хотелось глотнуть хоть еще одну капельку свободы перед тем, как уйти в тотальное подполье. Это был его шанс, и его Алистер не был намерен терять.
Спустя несколько миль местность не стала богаче или красивее. Сожженые пустоши, одинокие фермерские угодья – плачевная картинка военного времени. Когда-нибудь здесь снова заколосится пшеница, а вон там, на холме, под самым солнцем, вырастет гигантская кукуруза и дети будут рвать ее тайком, чтобы взрослые не увидели, будут пытаться сделать из нее поп-корн, но конечно у них ничего не выйдет. Но чтобы эта мечта стала реальностью, нужно много работать, делать хоть что-то, чтобы покончить с этой войной.
Стоило расслабиться, хотя бы немного. Наверное, потому то сейчас Финч вспомнил разговоры вигилантов о каком-то аттракционе в Кларксвилле. Хоть многим он внушал недоверие, потому что слухи о нем ходили не самые веселые, решение съездить туда мигом оформилось в идею, которая была тотчас претворена в жизнь. Еще пара часов езды под громкую музыку Имэйджн Дрэгонс – жаль парней, погибли при взрыве на церемонии Оскара – и алый Чироки подъехал к стоянке, которая была битком забита авто. Присвистнув, Ал нашел место и поставив джип, выскочил наружу, решив не брать с собой свой Винчестер, потому что здесь оружие не было разрешено.
Очередь на входе была более чем большая, но вскоре Финч оказался рядом с рамками. Хмыкнув, мужчина сделал свой пупок металлическим, и когда шагнул меж двум рам, те, естественно, запищали. Охрана тут же засуетилась, начала его ощупывать, но пуп уже стал обычным. Не найдя у мужчины ничего металлического, кроме ключей и зажигалки, амбалы, хмуря брови и ворча что-то насчет поломок, пропустили мужчину внутрь. Эх, красивое же здесь место! И красиво оно было не потому что все сверкало и переливалось, а потому что здесь не ощущалось дыхание войны, что сгубило те поля и угодья, мимо которых несколько часов проезжал Алистер. Здесь люди были просто людьми, и даже как-то опасения, зародившиеся в душе Финча, связанные со слухами, как-то отступили. Купив себе огромный ком сахарной ваты, канадец прогуливался по цветастым закоулкам. Зашел в шатер гадалки – старой, пропитой цыганки, которая кося бельмастым взглядом, заявила, что его ждет большая неудача. Неудача и правда ждала Ала – провидица потребовала с него деньги за посещение. Отплевываясь и ругаясь, Финч отдал кровные, и вышел прочь, на ходу доедая вкусность. Пройдя еще немного, он заметил очередь к какому-то аттракциону. По вывеске – явно комната ужасов или нечто в таком духе. Хмыкнув, Ал откусил приличный кусок ваты и пробормотал:
- Мало ли что-ли ужаса в реальной жизни? – клоун, что стоял перед входом, как-то жутко зыркнул на него, и по коже Финча пошли мурашки. Наберут же персонал, а потом удивляются, почему люди помирают на качелях от инфарктов! Развернувшись, мужчина хотел уйти, но сделав всего пару шагов, вздохнул и развернулся обратно. Ему стало любопытно, что же там такого, что все боятся именно этого Тоннеля. Откусив еще кусок сахарной сласти, Финч присоединился к очереди.

0

73

http://s7.uploads.ru/SoBsJ.gif http://sf.uploads.ru/IcMxf.gif http://se.uploads.ru/EbWkd.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
James Franco*

» имя, возраст :
Дин Престон | Dean Preston*;
34-40 лет
» принадлежность:
Человек, либо носитель с не так давно проявившейся способностью
» профессия:
Что-нибудь связанное с ручным трудом (механик, строитель и т.д.) / военный
У ренегатов может быть в партизанском отряде, искателем или что-нибудь в этом роде

» способность:
Если будет, то обсуждаемо
» сторона:
Ренегаты
» статичное изображение:
тык.


● Человек дела - если дал обещание какую бы глупость не сморозил - выполнит в лучшем виде. В детстве отличался хулиганскими замашками, склонен к реалистичному взгляду на мир, но никогда не отчаивается, как бы плохо все вокруг не было. То, немногое, что нас объединяет - непреодолимое упрямство и уверенность в себе, своих принципах. Не привык сидеть и тратить время на рассуждения - видит цель, идет к ней. Обычно напролом. А если не получается сразу пойти по прямой - прокладывает её. Производит впечатление харизматичного раздолбая, но когда дело касается чего-то серьезного - резко преображается и воплощает образец сосредоточенности. Нетерпелив, очень привязан к семье. До крайности принципиален. 
● Хорошо умеет работать руками, возможно, обладает навыками ближнего боя, был в армии, планировал военную карьеру
● Когда началась война, помог семье перебраться в безопасное место, а сам со старшим братом пошел добровольцем к ренегатам. В ходе одной из операций брат погибает. Дин пошел к ренегатам из-за разделения их взглядов на происходящее в мире.
● Способности либо нет, либо она проявилась не так давно, в период после 2030 года. Это может быть что угодно, соответствующее логике персонажа.

Дин и Уэс никогда не были друзьями и никогда не будут. В детстве Дин постоянно подначивал брата по любому поводу, начиная от очков и склонности к худобе и заканчивая "ботанскими" интересами. Они отличаются буквально по всем пунктам: Уэс - склонный к одиночеству высокомерный эгоист, Дин - обаятелен, красив и просто очарователен. Детские ссоры перерастали во все более серьезные конфликты на почве разных взглядов и характеров. В один момент они просто перестали общаться. Дин считал Уэса белой неблагодарной вороной в семье, а тот в свою очередь не хотел иметь ничего общего с ограниченным и недалеким братом.
Сейчас они по разные стороны баррикад, что не удивило обоих. Престоны давно стали чужими друг для друга.
Единственное, что их объединяет - Лили.

Хочу семейной драмы и сложных отношений.
Как понятно по минимуму информации- этот тот скелет, который для меня важен в первую очередь. Полагаю, если персонаж цепанет, то Вы раскроете его лучше меня)
Хочу отыграть следующую ветку отношений, о которой страстно мечтаю: столкновение братьев на фоне переманивания сестры на свою сторону. Они втроем потеряли родителей и брата, остались совсем одни. Если Дин и Уэс давно отдали свои предпочтения враждующим группировкам, то Лили колеблется, т.к. любит обоих братьев и хочет просто вернуть всё на круги своя. Что лучше понять смысл задумки, можно прочитать заявку ниже на сестру)
Требования к игроку вполне стандартные: не пропадать, качественные посты (размер не имеет значения).
Я очень контачный, со мной легко договориться)
Связь- пока гостевая, затем обменяемся скайпом или аськой)
* - внешность и имя обсуждаемый и не принципиальный пункт. главное, чтобы внешка была с темненьким актером

п р и м е р    п о с т а

Ритмичное клацанье клавиатуры, тихое гудение техники, редкие шаги за дверью кабинета - привычный рабочий шум, уже давно ставший постоянным спутником Уэса. Уединение личного кабинета благоприятно влияло как на продуктивность Престона, так и на его настроение. Цифры, отражающиеся в линзах очков, быстро мелькали на мониторе: некоторые отсеиваются, некоторые группируются, часть уже туманно намекают на наличие корреляции. В руках Уэса любые данные строго упорядочиваются и служат на пользу дела: даже из самых незначительных сведений ему удается выуживать крупицы информации, которая в последствии помогают сложить полную картину. Особая симфония цифр, послушно поддающихся его манипуляциям, успокаивает и дарит чувство высшего удовлетворения. Больше всего Престон стремиться к созданию дней, подобных сегодняшнему.
Минимум контактов с людьми.
Максимум интеллектуальной работы.
Максимум личной выгоды.
Эти три константы залог его формулы умиротворения. Никто не мешает заниматься любимым делом, а личный кабинете с видом на город лишнее доказательство его статуса и авторитета. Вполне неплохо. Пока.
Должность заместителя начальника отдела аналитики не была приделом мечтаний Престона и уж тем более, его потолком. Он метил выше. И знал, чего хочет. Только на данный момент обстоятельства были против его планов. Можно было немного повременить. Конечно, всегда была возможность действовать напролом. Подсидеть начальника, поулыбаться здесь, беспардонно влезть в чужую память там, но Престон не видел в этом острой необходимости. Его действия могли вызвать лишние вопросы, ненужные подозрения. Такое внимание совершенно ни к чему. Его размеренный, продуманный план так или иначе приведет его к вершине, не стоило лезть на рожон.
А пока привычная рутина дней тянулась своим чередом.
Уэс задумчиво посмотрел в окно, и серое октябрьское небо напомнило ему о недавнем пари с Фрэнсисом. Взгляд резко переместился на календарь. Ярко красным цветом был обозначен примерный диапазон дней, в течение которых Престон ожидал нового, пятого теракта. Синий ручкой Мур пометил свои догадки на этот счет.
Уже скоро
Череда катастроф 2035 года им обоим не казалось случайной. Уэс начал что-то подозревать после взрыва в Германском метро, и копать факты после столкновения Боингов. С одной стороны это выглядело как типичные теракты восточных террористических организаций - по крайней мере СМИ выставляло всё именно в таком свете. Только Уэс, сверяя информационные сводки и прогоняя данные через кучу программ, находил в них что-то подозрительное. Он видел связь, почти нащупывал её, но она всегда ускользала. Слишком мало сведений для четкого прогнозирования. Это сводило с ума. Престон понимал, что грядет одна, большая катастрофа. Возможно, даже предисловие к земному апокалипсису. Незнание раздражало и выводило из себя. Но Уэсу удалось вернуть самоконтроль и набраться терпения. Если его не обманывает интуиция, то последующий ряд терактов прояснит ситуацию.
И он не ошибся. После столкновения Боингов казалось бы, ничего не изменилось. Информации было все так же мало, СМИ кричали об одном и том же. Единственное, что заставило Уэса убедиться в своей правоте, стали серьезные, понурые лица высших отделов, обладающих более широким уровнем доступа к внутренним потока информации. С их лиц пропали улыбки, разговоры у кулера свелись к нулю либо велись тихим шепотом. Престон ликовал и ждал.
Действительно, все оказалось не так просто. Загадочный то ли путешественник во времени, то ли талантливый аферист взбудоражил всю планету. Последние полгода только и было что разговоров о Линкольне и нависшей угрозы войны. Кто-то утверждал, что такой развязки не допустит ни одно правительство, кто-то готовил бункеры для длительного проживания. Уэс пока так далеко не заглядывал. Ему было достаточно финального штриха - последней, пятой катастрофы, которая перевернет мир с ног на голову. Он знал, что она будет, знал, что после неё наступит точка невозврата. Только не был уверен в деталях.
Эта идея поглотила его целиком. Увлеченный сложной загадкой, Престон последние полгода поднимал любые архивы, перелопатил огромное количество информации, пытаясь конкретизировать свои подозрения. Всё было в пустую.
Как ни странно, оказалось, что он не единственный, кто думает об этом. Фрэнсис разделял его подозрения и тоже искал. Это несколько подняло Мура в его глазах - видимо, он может не только обаятельно улыбаться и сутками пропадать вне работы. В начале осени они заключили циничное пари - какое именно событие, когда и где послужит началом конца. Сделали скидку на то, что оба были не уверены в сроках, да и спектр методов был достаточно широк, поэтому сошлись на частично точных формулировках. Уэс ставил на период с 8 по 27 октября и теракт в одном из зданий правительства любой страны. Неважно какой, предыдущие инциденты показали, что имеется возможность действовать где угодно.
И вот, его таймер уже пошел.
Цена вопроса- 20 долларов.
Престон оценивал человеческие жизни и благополучие мира всего в двадцатку. И то считал, что был слишком щедр.
Время шло к обеду и захотелось кофе. Резко встав из-за стола, Уэс уверенно вышел из кабинета и направился к Фрэнсису. У него всегда был приличный кофе, а не какое-то разведенное недоразумение из общего аппарата. И, пожалуй, из всех сотрудников Мур был один из немногих, с кем Престон мог вести содержательные беседы и воздерживаться от завуалированных оскорблений.
Проигнорировав нормы приличий, обязывающие перед приходом хотя бы постучать, Престон стремительно зашел в чужой кабинет и сел в кресло перед столом Фрэнсиса.
-10 октября, мой отсчет уже пошел. Напомни мне, на что ты тогда ставил? Лично я жду взрыва в резиденции короля Джорджа или Кремле. Уверен, работы после этого прибавится.

0

74

http://savepic.ru/12282025.gif http://savepic.ru/12296216.gif

+

http://66.media.tumblr.com/b4106f3c8ff102f3bd95fbbb086eb48b/tumblr_oessdmksh81ti79too4_250.gif http://savepic.ru/11862461.gif

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Tom Hughes
Alexander Skarsgård or Armie Hammer

» имя, возраст:
Луис О'Нил | Loius O'Neil
28 - 33 y.o.
» принадлежность:
человек или носитель (не принципиально)
» профессия:
владелец небольшой IT-компании, специализирующейся на кибербезопасности

» способность:
если способность таки будет, то пусть она будет более или менее безобидной - гениальность, омнилингвализм, абсолютная память, ментальный блок и т.п.
» сторона:
вигиланты
» статичное изображение:
ссылка ссылка cсылка

Самые важные факты:
- Луис О'Нил родился на восточном побережье в штате Виргиния в небольшом городе Блекстон (при этом будет не важно в какой семье, это может быть семья военных, как у Конни, а может быть и бухгалтеров).
- Они друзья детства. Их дружба была крепкой, а любимое времяпрепровождение - прятаться в домике на дереве, которое построил специально для них отец Луиса. Дружили настолько насколько можно представить дружбу между мальчиком и девочкой. Их дружба была умилительной, по крайней мере для их родителей. Они в шутку подразнивали их о том, что, когда они вырастут, то и тогда будут вместе, а вслед за родителями и другие ребятишки подхватили эту песенку.
- Примерно в средней школе Луису и его семье пришлось переехать в другой город, а может даже штат (причины при этом не важны - другая более высокооплачиваемая работа родителей, захворавшая престарелая тетушка, за которой нужен был уход). При этом Конни и Луис теряют какую либо связь друг с другом, но при этом с нежностью вспоминают о совместно проведенном детстве.
- После окончания школы, тогда, когда они оба поступили в Академию ФБР, они снова встретились. На удивление и к счастью разлука на такой большой промежуток времени никак не сказался на их дружеских отношениях, которые в этот период принимаю более серьезный оттенок влюбленности с обеих сторон. Однако, никто из них не решается первым признаться в своих чувствах, и все становится несколько сложнее, когда из за этого они отдаляются друг от друга. Так же их нерешительность является триггером к проявлению способности у Конни, которая впоследствии и приводит к их воссоединению.
- Окончив Академию, Луис и Конни отправляются покорять Нью-Йорк. Первое время они оба работают в криминальном следственном отделе ФБР - он, как системный администратор, она, как компьютерный сопроводительный специалист до тех пор, пока они не решили создать свою семью. Более амбициозный Луис уходит из бюро, решая посвятить себя семье и своему делу, с чем он с успехом и  справляется.
- В отношениях Луиса и Конни наступает переломный момент, когда спустя года совместной жизни в роли супругов, Конни ждет ребенка, а Луис при этом испытывает чувство стыда и угрызения совести за измену (причины такого поступка тоже особо не важны - это вполне могло произойти под действием чьей либо способности, например, выделения феромонов; его вполне могли соблазнить, после очередного корпоратива какая нибудь юная особа... Вариантов на самом деле очень много). Казалось бы ребенок должен был все исправить, однако, Конни приняла новость об измене слишком близко к сердцу, из за чего собственно они и потеряли ребенка.
- Немного оправившись от потери, Конни покидает Луиса, уехав к родителям. Сам же Луис нехотя, но все таки отпускает ее, понимая, что его жене необходимо больше времени, чтобы принять то, что случилось. Собственно, как и ему. Так что он погружается в работу вплоть до тех пор, пока люди окончательно не поделились на ренегатов и вигилантов. Работая в сфере айти-безопасности в условиях войны придерживаться нейтралитета было бы сверх идиотизмом, поэтому он и его ребята из компании вполне успешно помогают некоторым побочным штабам вигилантов в обеспечении информационной безопасности.
- Так же стоит отметить, что сразу после того, как начались открытые столкновения ренегатов и вигилантов, Луис пытается выйти на связь с Конни, но из за того, что родители да и сама Конни переехали в другой штат, затрудняло дело. Во-вторых, Конни перестала называть себя привычным именем, что несомненно так же затрудняло поиски. Однако, он не теряет надежды и поэтому до сих пор ищет, используя все доступные ему средства.

Наверное, я бы охарактеризовала их одним словом "трепетные". Но это слово подходило к их отношениям до разрыва. Теперь же Конни ненавидит Луиса настолько же насколько и любит, а еще боится... боится, что он снова причинит ей боль. Луис же хочет все вернуть, чтобы все было по старому, ну или хотя, чтобы было не настолько все плохо. Эта идея скорее всего может перерасти в нечто маниакальное и навязчивое, но при этом не носящее деструктивный смысл.
Насчет планов на игру хотелось бы это обговорить лично с тем игроком, который возьмет Луиса. Есть как конкретные идеи для отыгрышей, так и зарисовки, которые могут при обсуждении перерасти в полноценные эпизоды.

С этим персонажем связана вся история Конни - все что с ней случилось хорошего и плохого благодаря ему и из за него. Я бы очень не хотела, чтобы игрок взявший Луиса, оставил его и меня, после нескольких постов. Это, пожалуй, самое важное. Поэтому, если вы не уверены, что Луис вас вдохновляет или история не такая, как вам хотелось бы, лучше не берите роль.
Так же очень бы хотелось сначала пообщаться с потенциальным игроком лично, чтобы понять, как он видит историю Конни и Луиса, понимает ли мотивацию последнего в его действиях - в общем и целом хотелось бы найти точки соприкосновения.

п р и м е р    п о с т а

Шум. В каждой голове, что находилась не дальше пятидесяти метров от Конни, находились мысли, которые пытались играть в чехарду у нее в голове. Они давили, причиняли практически осязаемую физическую боль. Так было практически всегда сразу, после того, как она снимала браслет. После этого разговора ей необходимо будет найти приличную порцию аспирина — головные боли, после всего это мучили ее еще не один час. Она закусывает губу, смотря на Карро. Сквозь какофонию чужих мыслей, пытается разобрать его ответ. Хмурится, когда понимает, что ничего не может разобрать, лишь отрывки слов, которые ей приходится уже самой сложить в нечто подобное на связное предложение. Делает робкий шаг вперед.
— Что ж, уроки не прошли даром. — она говорит с трудом, еле различая свой собственный голос среди чужих голосов, которые словно взаправду можно было услышать вне ее головы. — Не думаю, что ты настолько плохо поешь... — она позволила себе домыслить смысл того, что ответил ей Филип. Конни вглядывается в его лицо и понимает, что попала прямо в точку, предположив, что ее начальник своими танцами хотел отвлечь остальных присутствующих на том празднике жизни от своего "плохого" голоса. Только Конни думалось, что Филип отнюдь не был обделен им. Она делает еще шаг и опускается обратно в кресло, из которого буквально несколько минут назад встала. Откидывается на спинку кресла, одной рукой крепко держа браслет, а другой массирует висок, чтобы хоть как то унять нарастающую боль. Жаль только, как оказалось, Филипу ее замечания о его талантах было мало. Он просит ее продолжить, а она чуть ли не съеживаться в своем кресле от этих слов. Он хочет знать подробности, и Конни жмурится, смотря на него. Коротко кивает, опускает голову и пытается сосредоточиться, выуживая из общего потока мыслей то, что ей пытался показать Филип. Это те же люди, тот же вечер. Риордан глубоко вдыхает и задерживает дыхание... всего на секунду, аккуратно выуживая из головы Филипа образы, которые он себе представлял.
— Мужчина с рыжими волосами. Лицо знакомое... — она подымает голову и смотрит на Филипа. — Я еще плохо знаю всех здешних работников, но он кажется из аналитического отдела... — она делает паузу. — Еще мужчина. Его я точно не знаю. — она отрицательно качает головой, когда понимает, что ее попытки вспомнить оказались тщетны. — И блондинка, с который ты танцуешь. — Ей вдруг захотелось оказаться там, в веселой компании с выпивкой в бокале — это особенно нужно было сейчас, когда за порогом их штаба шла настоящая война и гибли люди. Выносить эти тяготы без вот таких вот вечеров ей кажется невозможным. Она сдавлено выдыхает, понимая, что молчание Филипа означало лишь то, что ей следует продолжать. — Ещё девушка. Уинблад. — она не была уверена в правильности произнесённой фамилии, однако, выудив это из головы Карро, она озвучила это. - Она пришла с бутылкой абсента. — она никогда не пробовала его, но ещё мгновение и ей кажется, что она чувствует его привкус у себя на губах — настолько глубоко Конни погрузилась в сознание Филипа. С одной стороны это было хорошо, с другой — она не сразу поняла, что мысли Филипа снова перекинулись на рыжеволосого мужчину, который вызывал у него раздражение и уйму подозрений. Следом за этим вигилантом в сознании Карро начали всплывать нелицеприятные мысли, которые явно были связаны с рыжеволосым... Френсисом Муром? Имя так же внезапно пришло к ней, как и в случае с девушкой. Она всхлипнула то ли от боли, то ли от того, что она увидела в мыслях у Филипа. Все внутри сжалось, скрутилось, заныло. Риордан тяжело задышала, еле сдерживая слезы, которые навернулись у неё на глазах. Она видела раньше мертвые тела, в этом не было ничего необычного, однако, столько мертвых тел... Слишком много. Конни невольно хмурится и сжимает сильнее свой браслет. Эта картинка с горой разлагающихся тел врезалось в сознание Конни, и вместо того, чтобы сразу же выбросить это из головы, она словно рассматривала эту застывшую картинку, ужасаясь совершенным зверствам. Она всматривается в уже начавшие разлагаться лица и все таки начинает плакать. Слезы скатываются по её щекам, но он продолжает всматриваться в остекленевшие глаза и находить среди мертвых маленькие тела. Дети. Кто бы не убил всех этих людей, он был больным психом... Это зрелище её расстроило, всколыхнуло в ней то, что лучше было не вспоминать. Филип не сдержал своего обещания! Из её рук выскальзывает браслет, и он с глухим звуком падает на пол, а она роняет лицо в ладони и беззвучно плачет, вспоминая тот злополучный день. Своих воспоминаний она не сохранила, зато в её памяти остались чужие воспоминания врача, который тогда пытался спасти и её, и ребёнка. Она помнит и Луиса, который, кажется, после того, как ему сообщили о том, что ребенка не удалось спасти, плакал и просил бессчетное количество раз прощения, целуя ее руки, умоляя ее. Но ни тогда, ни тем более сейчас, спустя практически полтора года, она не была готова простить его. Она попросту не силах этого сделать...
Ее бьет мелкая дрожь. Эти воспоминания настолько сильные, что сейчас она не слышит ни единой чужой мысли. Горе, с которым она столкнулась, было настолько разрушительным и парализующим, что даже по прошествии времени, Конни замирала, не смея сделать вздоха — это было выше ее сил. Она продолжает плакать, однако, шумный вздох с противоположной стороны заставляет ее опомниться. Риордан резко подымает голову и с ужасом смотрит на Филипа, чье лицо вытянулось и несколько побледнело. Слезы все еще стоят в ее глазах, мешая разглядеть мужчину получше, однако, ей хватает и того размытого силуэта, чтобы понять, что что то произошло... что то, что не входило в планы Филипа. Конни стремительно опускает руку на пол, чтобы подобрать упавший браслет, и нервными движениями защелкивает его на своей лодыжке. С характерным щелчком в ее голове воцаряется тишина. Звенящая. И столь же угнетающая.
— Я... я... мне лучше пойти работать... — невнятно мямлит Конни, а через мгновение она резко подымается со своего места, хватает очки со стола и практически делает шаг в сторону выхода. Ей страшно. Она понимает, что произошло что то из разряда неожиданного и неприятного, и она не хочет видеть это шокированное лицо Филипа, не хочет видеть еще больше сочувствия в его глазах. Нет уж, увольте! Но она замирает, когда Карро подает свой голос. Что ж он был прав... Всегда чертовски прав. Бежать было бессмысленно, да и не за чем. Она чуть вздергивает подбородок и смотрит на Филипа все еще со слезами на глазах.

0

75

http://funkyimg.com/i/2k26G.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Aaron Taylor-Johnson, George MacKay, Alden Ehrenreich, Liam Hemsworth, Nat Wolff

» имя, возраст:
Имя какое угодно, фамилия Армстронг. Возраст 20-25 лет, может даже чуть старше/младше.
» принадлежность:
человек или носитель решать вам, для истории особого значения не имеет.
» профессия:
Ваш выбор. Сейчас в штабе, может быть побочном.

» способность:
Ваш выбор.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Ты сын, которого мой отец нагулял вне брака. Не знаю, возможно ты жил все это время с матерью, в приюте или с бабушкой и дедушкой. Может быть даже несколько раз видел и общался со своим отцом, а может и не знал его никогда. Вариантов много, в биографии никак не ограничиваю, но с радостью помогу определиться, если будет нужно.
Один факт, которые не поменять - мы до недавнего времени никогда не виделись и мы с сестрой не знали о тебе. Ты мог быть в курсе, может даже пытался нас найти, или узнал о существовании родственников совсем недавно, а потом встретил нас в штабе и рассказал интересную историю. А мы тебе сообщили о том, как тебе повезло не жить с отцом, который был пьяницей и бил нас, как мы в итоге убили его и оказались в приюте.
В общем, обсудить будет что.

У тебя есть две старшие сестры, и я одна из них. Не могу сказать, что мы такие уж плохие, немного ударенные на голову? Это да. Но, возможно, тебе это не передалось, потому что в нашей больной семейке ты никогда не жил и с нами практически не знаком. Но мы это исправим и будем рады видеть младшего братика в родном штабе) А еще у нас есть злой кузен, совсем забыла.

Внешность для нас не важна, берите любую, какая нравится. Количество символов с ножом у горла считать не станем, торопить с постами тоже. Так как реальная жизнь бывает сурова и разное может случиться. Мы любим поддерживать контакт с соигроками, поэтому если не против общения вне форума, то заболтаем в скайпе или еще где.
Бро, мы тебя ждем.

п р и м е р    п о с т а

Находиться наедине с собой иногда куда сложнее, чем даже в компании со своим злейшим врагом. От него можно уйти, сбежать, дать сдачи, прояснить все раз и навсегда. Но собственный голос всегда звучит в голове, он засыпает и просыпается с тобой, переживает все беды, но и лучшие моменты тоже. Бывает надоедливым, плаксивым, строгим или может весело напевать прилипчивые песни, которые вгрызаются в сознание.
Лора всегда думала, что именно так чувствуют себя Души. Она внезапно очнулась, не понимая, что происходит, не осознавая где находится. Лишь голос сознания, не удается почувствовать собственное тело, открыть глаза, шевельнуть хотя бы пальцем.
Может именно так в магический мир приходят Души? Вот только Бреннан никогда не верила в то, что может стать ею, разве что какой-нибудь адской темной тварью, мечтающей сожрать чужую плоть. Она попыталась покрутить головой — ничего. И даже нет желания наброситься и порвать кого-то на кусочки.
Непонимание, мысли такие медленные, как будто их пару лет продержали в криогенной камере, а сейчас они снова собираются с силами, чтобы начать крутиться в голове, но странно, что никакой боли. А она должна быть, только это Лаура знает наверняка, она собрала по крупицам, то, что произошло с ней до этого. С усилием склеила все в памяти, вот только вакуум вокруг все больше пугает.
Минуту. Она слышит писк, он повторяется с равными промежутками и даже не пытается затихнуть.
" Мерзкая тварь" — думает Лора, даже сейчас она остается собой, всегда недовольна, а где-то рядом находится раздражитель. Он присутствует постоянно, потому что эта девушка не была собой, если бы ее что-то не выводило из себя. Многие занимаются работой ради денег, благополучия, чести и долга, Лора шевелится только потому, что ее что-то вечно бесит.
Лора не пытается ничего сказать, трудно провернуть это, когда не чувствуешь ничего, даже с трудом верится, что когда-то у тебя было тело и длинный язык, который стал основным поставщиком приключений в жизни.
Повторяющийся звук затихает и она проваливается в забытье.
Новое пробуждение не такое, как первое. Уже не приходится думать, что душа избавилась от тела и летает где-то неприкаянная, потому что все, что находится ниже головы горит огнем. Или жжение лишь распространяется по всему телу?
Сложно сказать. Лора с большим усилием поднимает руку, подносит ее к лицу, все еще не открывая глаз, и смахивает прядь волос, которая щекочет нос. Губы потрескались, сухие и такие холодные.
К уже привычному механическому писку примешивается чей-то вздох.
Девушка замирает, с трудом разлепляет губы.
— Здесь кто-то есть? Это ты, боженька?
"Хотя кого я обманываю, скорее это чертов дьявол".
Наконец, Лора распахивает глаза, и тут же прикрывает их, свет слишком яркий, а комната такая светлая.
Она прищуривается и снова делает попытку оглядеться. Больничная палата, обычная, с тумбой возле кровати и жутким агрегатом от которого идут трубки, именно он и издает этот мерзкий звук.
Бреннан фокусируется на девушке, которая неудобно сидит в небольшом кресле неподалеку, темные волосы, потрепанная, кое-где грязная одежда. Для той, кто побывал в схватке с темной и оказался после этого в больнице, Лаура даже слишком хорошо видит.
— Фредди? — зовет подругу неудачливая пациентка.
Она рада видеть свою напарницу, та хоть и бывает занозой, но куда лучше того, что страж видела перед собой как раз перед тем как потерять сознание.
Да и если Лоуман здесь, значит Лора не в аду или местечке похуже, в плену у законников, например.
— Что произошло? Такое ощущение, что на меня опрокинули чашу с лавой.

0

76

КОМАНДНАЯ ЗАЯВКА ПАРТИЗАН РЕНЕГАТОВ
http://sh.uploads.ru/Gp1IR.gif http://s4.uploads.ru/3sHor.gifhttp://sg.uploads.ru/I5t1e.gif http://sf.uploads.ru/vpmS7.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
rosario dawson / david tennant / ваш вариант

» имя, возраст: - имя не принципиально (в заявке для удобства будем использовать рандомную букву N), 35+ или 40+, в зависимости от выбранной внешности;
» принадлежность: - носитель;
» профессия: - до войны - военный хирург, сейчас - партизан, медик отряда;

» способность: - исцеление или исцеляющий эффект крови;
» сторона: - ренегат.
» статичное изображение: x.

N - это военный хирург с колоссальным опытом и знаниями в своей области, отличными навыками самообороны и обращения с оружием; опытный носитель и крайне надежный человек, который прошел огонь, воду и медные трубы. В довоенное время вера в силу США покинула N, поэтому он/а вступил/а в противостояние между вигилантами и ренегатами на заре конфликта, исколесил/а большую часть страны и посвятил/а себя поддержке идей Риндта, так как он/а видит в этом не бессмысленное кровопролитие, в возможность перестроить Америку в лучший мир. Вступил/а в отряд Картера в июле/августе 2037 года, быстро занял/а свое место в рядах партизан благодаря тому, что он/а сумел/а сохранить все необходимые качества, чтоб оставаться адекватной единицей общества, уметь легко находить общий язык с разными людьми и открываться ближнему своему.

Партизаны ренегатов ищут верного делу коллегу с высоким уровнем лояльности ренегатам, а мы надеемся встретить идейного и активного игрока, который будет развивать своего персонажа с нами и без нас, сделав его самостоятельной единицей. Мы будем очень рады новичку в наших рядах, которому поможем влиться в игру и занять свое место на проекте. Мы указали только критичные опорные точки, которые нам хотелось бы видеть в анкете, оставляя на выбор игрока остальные немаловажные детали, которые помогут сделать персонажа живым, настоящим и авторским. Нас много, но от этого мы только круче, поэтому бояться и стесняться нас не стоит: за все время существования Револта мы успели найти общий язык и отыграть массу совместных квестов, прийти друг другу на помощь в развитии личных линий и поучаствовать в массовых квестах и сюжетных заданиях.

п р и м е р ы    и г р ы
Чейс Монахан

Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Он чувствует себя неудачником года.
После всего дерьма, через которое он протащился с партизанским отрядом, куда можно включить и простреленное плечо, едва не стоившее ему жизни, и операцию в Айронвуде, которая также едва не стоила ему жизни, и прочие радостные мелочи, которые еще этим утром вызывали у Монахана слабую улыбку и несколько тревожное состояние… они попали еще и в эту передрягу.
Слабость.
Первое, что он ощущает — это слабость. Затем приходит глухая ярость и непреодолимое желание расхохотаться.
Чейс разлепляет веки, словно смазанные медом, и несколько раз моргает, стараясь избавиться от премерзейшего ощущения, схожего с песком, попавшим в глаза. Руки беспощадно затекли, а слегка онемевшие запястья ломила ощутимая боль, которой, естественно, трудно избежать, когда твое тело подвешено за кисти, а мыски едва касаются пола.
Монахан поспешно мотает головой в сторону, в надежде, что других ренегатов не постигла та же участь, что и его, но узнав в двух других висящих телах Макса и Блейка, быстро ставит свою веру в лучшее на место: не могло им так повезти.
Не в этой жизни.
А его плечо же совсем недавно залатали, и Чейс думал, что на этом у него, наконец, будет тайм-аут.
Ну да, конечно.
Запрокинув голову, Монахан внимательно изучает свои оковы: в тусклом свете, пробивающемся через ткань на двери, браслет, блокирующий способности, знакомый по четырем годам в тюрьме, и тугие наручники блестят на фоне проржавевшего промышленного крюка, который напоминают тот, что используется в процессе разделки туш. Чейс морщится от пренеприятнейшей ассоциации и опускает голову вровень перед тем, как в помещении загорается ослепительно-яркая напольная лампа, как прожектор направленная на троих ренегатов, и дверь за спиной Монахана хлопает, пропуская не менее трех человек; вигилантов — бесспорно.
Зрение подводит Чейса, но вот слух — нет: зашевелившиеся партизаны, очевидно, пришли в себя как раз к появлению их надзирателей.
Эй, Макс. Картер, — вполголоса произносит Монахан, покосившись в сторону главы их отряда, — приоритеты, помнишь? Вне зависимости от ситуации, — он знает, что Макс все прекрасно понимает, но напомнить ему, — ставшему другом, — о том, что сохранность информации, главного штаба и их соратников важнее трех запертых в неволе партизанов, кажется Монахану священной необходимостью, - что бы не случилось.
Он усмехается на ремарку Блейка, впервые отметив, что парнишка может прийтись ему и по духу, — больно уж хорошее чувство юмора, — оттого и удар, едва не выбивший дух из Абрамса принимается Чейсом едва ли не за личное оскорбление.
Эй, — реагирует Монахан, дернувшись в своих оковах, беспомощно наблюдая за стараниями Макса, влепить вигиланту подобие пенделя, когда замечает что-то, чего не ожидал в сложившейся ситуации.
Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Потому что он — ебаный счастливчик.
Тяжело дыша Чейс хмурится, на мгновение расслабляясь в своих оковах, чтобы прислушаться к бесспорным ощущениям, которые он без труда может прочитать, после стольких лет работы над своей способностью.
Не узнать инстинктивно возрастающий уровень адреналина в собственной крови он просто не может.
Он не планирует задумываться о причинах, по которым его браслет не работает, пока не самый здоровый план созревает в голове Монахана. Исходя из всех имеющихся знаний об их дерьмовой ситуации, он приходит к двум неутешительным опорным точкам: во-первых, действовать ему надо достаточно осторожно, чтобы вигиланты не заметили того, чего знать им не следует до поры до времени; во-вторых, действовать надо настолько быстро, чтобы ни один из партизан не успел испустить дух.
Отличная задача.
И пока адреналин разгоняет кровь Чейса, старающегося замерить те проклятые две минуты, необходимые для полного раскрытия потенциала его способности, — и еще одну минуту, чтобы добиться лучших результатов, рискнув выжать из себя больше, чем следует, — лучшее, что он может придумать — это привлечь внимание к себе.
Téigh trasna ort féin*, — рычит Монахан, предполагающий, что способность набрала достаточно оборотов, чтобы он смог без особого труда перенести те удары, на которые он нарывается, — лучше обрати внимание на кого-то поближе к своей весовой категории!
Ирландец смеется в ответ на «что он сказал?», брошенное одним вигилантом другому, и облизывает сухие губы.
Ему необхдимо оказаться на земле, и этого возможно добиться либо разорвав цепь наручников, когда адреналин даст ему достаточно сил, либо в случае, если Монахана свалят на пол.
На данный момент оба варианта кажутся ему удовлетворительными.
Cúl tóna, — тянет Монахан, плюнув в лицо подошедшему ближе вигиланту, — то есть — «мудак».
Чейс получает увесистый удар в ребра; способность сглаживает болевые ощущения: дыхание партизана сбивается, но это не мешает ему вновь зайтись беспардонным смехом, чтобы получить еще один удар.
Послушай, еще мое любимое, — хрипло продолжает Монахан, скалясь в лицо вигиланту, — go dtachta an diabhal thú, — оппонент кривится и вскидывает брови, занося руку для нового удара, пока другой вигилант демонстративно перекладывает пистолет из левой ладони в правую. Чейс воспринимает как однозначно добрый знак, — «пускай дьявол тобой подавится», — театрально шепчет Чейс, — очень по-католи…
Хорошенько получив в челюсть, Монахан умудряется собрать мысли в кучу, чтобы заметить тень надежды, что Макс прочитал его личное дело достаточно внимательно, и запомнил, почему он попал в тюрьму.
И какую роль в этом сыграла его способность.
________________________________________________________________________
* — ирландское ругательство, которое условно переводится с гэйлика как «отъебись».
Остальные блестящие ирландские ругательства переведены в тексте поста.

Макс Картер

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНастроение в отряде в последние дни было, хм,.. взрывоопасным. Картер косо поглядывал на новенького Блейка – уже второго бывшего заключенного небезызвестной тюрьмы, который просто ради интереса «что может его способность» убил семьдесят человек. Да, пусть он показал себя с хорошей стороны в минуту, когда один из членов отряда попал в опасность, но Макс не торопился снимать с него браслет, осознавая кое-что и для себя: его собственная способность в условии дезоксидации окажется бесполезной. А это, как всем ясно, не есть хорошо.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНа  Макса так же косо поглядывала Джина, которая до сих пор была не в восторге от того, через что ей пришлось пройти при проверке Абрамса, стоя на «настоящей» мине. И это несмотря на то, что она уже высказала мужчине в лицо всё, что думала о нём и его методах. Затаенные обиды и недосказанности убивали доверие, об этом тоже стоит помнить всем: и самому Картеру, и Джине.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngА ещё этот случай с Монаханом, который чуть до истерики Джэки, надежного информатора ренегтоав, не довел в их первую и не последнюю встречу. Есть вероятность, конечно же, что на первой же встрече тет-а-тет девушка пристрелит его, но Макс искренне надеялся, что Чейс окажется умнее инфузории туфельки, а Джэки сможет если не простить, то оставить в прошлом то, во что бородатый блондин её втянул.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngАх, да, Трей тоже был каким-то слишком уж подозрительным в последние дни, как только Макс во всеуслышание объявил о поездке партизан на другой конец страны – в Орегон. Так что, в лишнем внимании сейчас не нуждались разве что Иветт и Мартин, которые по обычаю, как и Макс, были сосредоточены на деле.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕсли говорить коротко, очень коротко, то глаз Картера и лап Рикко на всю эту свору озлобленных людей у лидера партизан не хватало, от того он левой пяткой чувствовал, что что-то пойдет обязательно кувырком. Не в дороге, так на месте; не на месте, так в разгар операции… Но со всем этим не стоило забывать и еще о важном моменте – как минимум четверо из отряда были ранены; сам Макс по прежнему прихрамывал и с трудом долгое время вел машину, о себе давала знать нога. Но откладывать поездку больше было нельзя; кто знает, где в следующий раз ударит «Решето» и не будет ли это прямо у дверей главного штаба.

Поздний вечер, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 16 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМонахан, отправленный на встречу с информатором, наконец, вернулся с синей папкой от Джэки в руках.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДжэки, видно, забыла, что я разрешил ей расцарапать тебе морду, Чейс, – вместо спасибо говорит Макс, принимая из рук мужчины папку и открывая дверь машины так, чтобы тусклое освещение салона проливало свет на листы с информацией, а заодно и подсветило фигуру Монахана. – Как всё прошло? – Партизан на какой-то момент отрывает взгляд от документов и дольше положенного задерживается на бледном лице Монахана. – Ты вообще в порядке? – Картер нахмурил брови и сощурил глаза, – вид у тебя похуже, чем был у Рикко, когда я его только нашел. Отправляйся-ка ты спать, Чейс, у нас тяжелая дорога впереди.

Раннее утро, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 17 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПодъем! – Громогласно оглашает Макс в импровизированном лагере посреди небольшой чащи. – Снимаемся с прикола, на сборы час. Впереди тридцать часов за рулем, надеюсь все к этому готовы. Проверить машины, да, Марти, ещё раз; с этим я, Чейс и Трей тебе поможем. Джина, Иветт на вас проверка снаряжения и взрывчатки, а ещё заодно присмотрите за Абрамсом. Шай, за тобой полная аптечка на все случаи жизни и смерти. Слышишь меня?

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСпустя час одна за другой три машины отправились в большое путешествие до города Корвалис, что в штате Орегон.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНадо признать, дорога была не из легких. Для партизан обычным делом было смотаться за день, по крайней мере, для Макса точно, до Висконсина и вернуться в Мичиган, но никак не добираться на машинах, с которыми в пути даже по «своим» штатам может случиться посреди дороги всё, что угодно, на другой конец страны.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngБыло тяжело; отдыха «от руля» и сна катастрофически не хватало, а в голове у Картера постоянно крутилась одна и та же мысль, что партизанский отряд посягнул на работенку, которая им не по зубам в условии вражеского штата и отсутствия хотя бы приблизительных знаний о территории, по которой им предстояло передвигаться. Пожалуй, договоренность с Серратос и её подчиненной Реми Сартр о том, что девушка – смелая она или безрассудная было не ясно – отправляется туда с небольшой группой боевиков для прикрытия из штата Мичиган для предварительной разведки. То было правильным решением, печатные знания из синей папки Аттенборо были хорошим стартом, но они не давали полной картины, которая была необходима. Да и проводник, хотя бы чуть изучивший город, был необходим как воздух.

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ пути отряд сделал две длительные остановки на ночлег, располагаясь с уютом и комфортом в побочных штабах. Первая была сделана спустя десять часов пути в Бисмарке, штат Северная Дакота [приблизительное время остановки около восьми-девяти часов]; вторая – вечером восемнадцатого июня в городе Миссула, штат Монтана [приблизительное время остановки около восьми часов]; третья – днём девятнадцатого июня в Спокан, штат Вашингтон, после пересечения первой границы вигилантов по штату Айдахо. Из Спокан партизаны прямиком направились в Корвалис, штат Орегон – конечную точку их путешествия, встретив нерадостный приём уже на границе…

Джина Гэлбрейт

Долгие переезды — вполне привычное дело для партизан, но так далеко их еще ни разу не забрасывало. И если бы у Джины не нашло перед поездкой новых блоков сигарет, она бы отбарабанила все доступные поверхности в салоне машины, которые только смогла бы достать беспокойными руками. Слева Мартин привычно вел машину, на это раз не лихачил, как будто боялся за ее состояние или за что-то еще. Причины были: они гнали сразу через несколько штатов, почти через всю Америку, ну или через половину ее — уж точно. Тяжелее всего давалась дорога через горы. И они даже отстали от первой машины с Боссом и с большей частью мужского состава отряда. Это было и к лучшему: одиночные машины все же привлекут меньше внимания, чем колонна из сразу трех, нагруженных оружием и взрывчаткой.
И все же Джина поглядывала назад. То в зеркало заднего вида на маячащий чуть поодаль, на грани видимости, автомобиль Иветт и Шайло. То в зеркало салона на Трея. За девочек она почти не волновалась, Иви — из тех, на кого можно положиться, даже если они отстанут слишком сильно, она никогда не заблудится и сориентируется на слух. К тому же, недавно к ним присоединилась Реми Сартр из группы разведки, которой они обязаны всей львиной долей информации о заводе вигилантов, она и должна стать их проводником и помочь в операции. И даже Шай держалась молодцом: пора и ей было принять боевое крещение и справляться наравне с остальными; ни пол, ни возраст, ни ранение в живот (как у Мартина) не были оправданием, и "освобождение от физкультуры" никто не выдаст: бери винтовку, и хотя тебя прикроет каждый, никто тебе не нянька. Впрочем, боевого духа у юной целительницы было едва ли не больше, чем у того же Блейка. Чем даже у Джины в иные паршивые дни. В девчонках она была уверена.
Но Трей...
Джина не просто так бросала на него косые взгляды, искала его глаза в помутневшем от пыли зеркале. Если в начале она думала, надеялась, что он станет едва ли не лучшей боевой единицей отряда и верным товарищем им всем, то теперь... Нет, она ему не доверяла. Его место, как ни странно, занял Чейс, отсидевший Чейс, плохой ирландский парень Чейс стал тем самым другом. Но в Трее она давно стала замечать, как его цели и взгляды все дальше уходят от пути отряда и все больше устремляются в сторону личной мести. И где-то она его понимала: все-таки, он потерял семью, кому как не ей знать, что это такое, что это за ужас наяву, и месть кажется единственным выходом. Хотя, в сущности, месть ничего не меняет, она не лучше алкоголя, тот хоть на вкус бывает сносным, уж Джине ли не знать. Сколько ни убивай, под ребрами только гаже. И эта гниющая пустота сосет тебя, пожирает тебя изнутри, разрастается маленькой черной дырой, и ее ничем не забить, не залить, ни литрами водки, ни кровью тобой убитых. И все же она не смогла донести это до Трея, и с каждым днем и новым разговором видела, как он отстраняется. Раздражается. Становится излишне жестким. И взгляды его... ей все больше не по душе. Она как-то даже сказала об этом Боссу, но это были лишь подозрения. В конце концов, это она тут в негласной должности замполита, и это она привела Мейера в отряд, ей и решать проблему.
Вот потому и курим.
Она еще злилась на Картера, хотя ее уже почти не передергивало от мысли, что он додумался поставить ее на живую рабочую мину. Да, это было совсем не смешно, это было опасно, хотя опасности она и сама прекрасно подвергала себя ежедневно, такая уж жизнь партизанов. Но он... Нет, он знал? Он правда думал, что это смешная шутка? И тут суровое выражение лица Гэлбрейт сменилось на еле сдерживаемую улыбку. Да, чертовски смешно! Должно быть, она забавно смотрелась там! И еще забавнее было бы, если бы правда боялась, что мина рванет. Все свое негодование и шок она уже высказала Картеру в первые полчаса. не очень связно и даже не в половину меньше, чем чувствовала на самом деле, но... Сейчас ее злость была скорее остаточной, не настоящей, растрепанной по ветру. Она скорее хотела на него злиться, потому что знала, что вроде как должна, он же, так ведь не поступают... А внутри все же понимала, что все равно его любит и простит и не такую шутку. Может быть, он именно ее выбрал для этой цели, потому что знал, что она сделает все правильно и не взлетит на воздух? Потому что представить, чтобы Макс Картер превратил ее в смертницу, она не могла. Слишком давно они знакомы. И кое-какие непростые черты характера, маленькие темные уголочки друг друга они знали чуть ли не лучше собственных. Она не могла на него злиться долго, и поэтому злилась теперь на себя за эту неспособность. И вот теперь они едут чуть ли не в жопу мира, чтобы провести там хорошенькую такую операцию, имея в числе команды слишком много новичков, половина из которых вообще не участвовали ни в чем подобном.
Джи стряхнула пепел в открытое окно, послюнила еще разок кончик сигареты, да и выбросила ее в захламленную пепельницу.
Хорошо, она позлиться еще немного, пока они не приедут на место. А Картер пусть помучается совестью, ему будет полезно.
— Стой, Марти! Останови.
Черт.
Перед ними в нескольких десятках метров стояла машина Картера, как будто просто дожидалась их у ворот в назначенном месте. Но что-то было не так. Во-первых, связь с ним пропала уже около получаса назад, что само по себе было странно, разве что гребаная рация сдохла вот так ни с того ни с сего. Во-вторых, машина была совершенно пуста.
Джина выскочила из кабины, держа наготове пистолет, и обернулась, подавая знак второй машине — скрещенными крестом руками — остановиться. Потом прошла на несколько шагов вперед, вглядываясь внутрь машины Макса и ребят, но не заметила ни в ней, ни поблизости признаков живых людей. Свежих трупов, правда, не было тоже. Очередная попытка вызвать командира по рации не привела к успеху, что и не удивительно. Потом она махнула Мартину, подзывая ближе.
Проверь машину, но осторожно и удачливо. Она может быть заминирована, или здесь будет другая ловушка.
Если она на кого и могла положиться в этом деле, то только на Мартина.
Это значит, они в плену, или же попали в не меньшую переделку. И вся операция могла быть сорвана из-за этого. Но как? Нарвались на охрану, на большой блокпост? Да, это было вероятно, как пить дать, только полнейшие дебилы не стали бы усиленно охранять столь важный секретный объект! Вот только одно но: поблизости отрядов вигилантов не было видно. Или они отлично прячутся, ведь Джина бы заметила. Или их предупредили, и тогда это действительно ловушка.
И все же задание должно быть выполнено во что бы то ни стало.
Иви, боюсь, наших взяли в плен... Командование беру на себя, если никто не против, — кроме них двоих и некому, остальные в отряде не больше месяца. — Времени у нас мало, так что нужно убить двух зайцев: провести разведку по плану и, вдобавок, вытащить оттуда наших. Скорее всего они живы, и вигиланты постараются выбить информацию о нас, операции и штабе. Их ждет облом, но у них могут быть телепаты, так что права на провал у нас нет. Предлагаю разделиться на три группы. Иви, Марти и я за старших. Реми, ты идешь со мной, Трей — с Иветт, положись на ее слух, — "и я все равно слежу за тобой." — Марти, Шай, на вас сохранность машин и охрана входов, если заметите что-то подозрительное, у вас есть рация. Не уверена, что снаружи намного безопаснее, чем внутри, так что я на вас рассчитываю. На всех вас, ребята, не подведите.
Командовать — жутко непривычно, когда дело идет о сложной операции, времени на детальное планирование которой нет. Пусть кое-что они уже знали и обсудить успели по дороге. Сейчас все, что она может, это полагаться на поддержку своих и верить, что делает все правильно. Напоследок она подошла поочередно к Мартину — за удачей, конечно же, — и к Иви, приобняв каждого.
Не спускай с него глаз, Ив, я ему не верю.

0

77

https://media.giphy.com/media/n7ylxSktcwTkI/giphy.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matt Bomer/Matt Ryan/etc.

» имя, возраст:
Андерс Бреннер/Anders Brenner, 31 год.
» принадлежность:
Крайне желательно - человек. Носитель - обсуждаемо.
» профессия:
Как варианты: юрист/медиатор/правозащитник/профайлер/хедхантер/дипломат. Что-то крайне престижное и интеллигентное и максимально далекое от армии.

» способность:
На усмотрение игрока.
» сторона:
На усмотрение игрока. Подробнее в примечании.
» статичное изображение:
ссылка.

Андерс баловень судьбы. Человек, которому всегда улыбается Фортуна. Харзиматичный, яркий, образованный, но при этом свободолюбивый, ветреный и упрямый, как дьявол. Всегда готов поставить под сомнение любую истину, предпочитая докапываться до правды собственными путями и тем самым пренебрегая навязанными кем-то свыше правилами.
Младший ребенок. Родился в Берлине в семье обычного страхового агента и школьной учительницы - никаких лавров привилегированного мальчика. Андерс стал любимцем родителей, которые благодаря его появлению на свет сумели восстановить пошатнувшиеся отношения, и особенно радовал своего отца Карла, который занялся его воспитанием вплотную, пытаясь тем самым наверстать то, что упустил со своим старшим сыном - Куртом, то есть мной. 
Юные Бреннеры помимо личной драмы их родителей, чуть не расставшихся, оказались в эпицентре давнего идеологического конфликта между отцом и дедом: последний был одним из защитников ГДР, агентом Штази, который тяжело переживал последствия воссоединения немецкого народа, первый - был в ту пору юным бунтарем, приветствовавшим падение Берлинской стены чувством восторга и счастья. Отсутствие понимания между представителями старшего поколения напрямую сказалось на младших членах семьи. Курт был ближе по духу деду и проводил с ним много времени, став в итоге тем самым своеобразным призраком мертвой Восточной Германии; Андерс же стал гордостью отца - лучшим, что мог взрастить Запад.
Изначально братья не чувствовали никакого влияния старого спора и были дружны. Курт всегда считал, что Андерсу светит великое будущее; это убеждение подтолкнуло его к мысли о вступлении в армию, чтобы заработать денег для оплаты учебы Андерса в лучших университетах страны.
Получая финансовую помощь от старшего брата, Андерс и вправду смог пробиться в мир высшего образования и стал успешен. Но все, что дается нам легко, заставляет нас относиться к полученному с небрежностью. Андерс стал легкомысленным малым, который мог пропускать занятия, в то время как Курт, напротив, становился все более мрачным и замкнутым, отказавшись уходить из армии, чтобы заняться собственным  будущим. С течением времени между братьями все чаще и чаще случались ссоры, и Андерс злился на меня за то, что я якобы заставляю его чувствовать себя обязанным - ведь я, грубо говоря, в каком-то смысле принес ради него в жертву собственную жизнь.
Время не стояло на месте. Я женился, у меня появилась дочь, а потом я все это потерял - вместе с карьерой в армии. Андерс же взялся за ум, шел дальше и покорял новые вершины. Я пропадал все чаще, став "живым трупом" в семье, о котором в любой момент можно было прочитать краткую пометку в некрологе, Андерс - оставался рядом с родней и заставлял родственников собой гордиться. Мы не похожи друг на друга и посторонний человек вряд ли увидит хоть что-то общее.  Но оно есть: мы оба невероятные упрямцы.
Трагедия в метро Берлина и последовавшие за ней события не оставили Андерса равнодушным к назревающему конфликту ренегатов и вигилантов. Он знает, какую сторону принял я, и вскоре решил сделать самостоятельный выбор - чтобы попробовать перекроить этот мир, так как видит уже он сам.

С отношениями - все довольно сложно. Старые обиды, невысказанные сожаления, страх друг за друга - любопытный набор, который может стать еще интереснее в зависимости от того, чью сторону примет Андерс.
Если вигилантов - ему придется справляться с привыкшим опекать всех и вся братом, оставив наши давние споры на исключительно семейном уровне.
Если ренегатов - Андерс может стать помощником моей бывшей жены Изабель, поддерживающей лагерь Ринда вместе со своим новым супругом, в нелегкой задаче "спасти" меня и направить на путь истинный - подальше от вигилантов.

Как уже было сказано, выбор стороны я оставляю за вами, как и многие детали относительно характера персонажа. Пусть он будет куда как более веселым, чем мрачный Курт, общительным, обаятельным - пусть его сила заключается в остром уме и понимании чужих душ.

п р и м е р    п о с т а

Есть повести, по прочтении которых хочется пустить скупую слезу и выпить чаю с малиной, попутно размышляя на тему жестокости жизни. К счастью, это не наш случай, потому носовыми платками можно не запасаться.
В действительности, к большинству человеческих биографий трудно подобрать только одно прилагательное, которое и определит тональность всей истории. Так и с Куртом.
Его жизнь нельзя назвать трагичной. Не было в ней и полного, абсолютного счастья. Или феерического веселья, продолжавшегося изо дня в день. Ничего такого: герр Бреннер, как и любой из нас, знавал времена и плохие, и хорошие. Но обо всем по порядку. Будем придерживаться знаменитой немецкой последовательности.
Первого ноября 2000-ого года семья Карла и Агнесс Бреннеров — страхового агента и школьной учительницы — обзавелась своим первым ребенком, Куртом. Мальчик появился на свет в тяжелое время для своей семьи. Карл и Агнесс находились на грани развода из-за вскрывшейся интрижки Бреннера-старшего с его коллегой по работе. Достаточно банальный случай, разрешившийся не менее банальным образом: пара все-таки нашла в себе силы примириться друг с другом ради ребенка, но прохладные отношения супругов, все же, потеплели не сразу. В дальнейшем им удалось простить друг другу все обиды, во многом благодаря рождению 5 лет спустя второго ребенка — Андерса,на которого, как это часто происходит с младшими детьми, родительская любовь посыпалась как из рога изобилия. А вот с Курта зато стали требовать больше. Дескать, во всем должен быть примером для подражания.
Надо заметить, мой герой старался следовать этому наставлению. Учился он довольно неплохо, с гаджетами баловался не так много, как его сверстники, стремился проводить больше времени во дворе. Занимался плаванием, много времени уделял изучению иностранных языков: вообще, схватывал он все на лету, спасибо матери-учительнице английского и природной склонности к такого рода деятельности. Помогал по дому, в том числе и бабушке с дедушкой, жившими отдельно (к слову, дед был отставным военным и бывшим агентом Штази, конфликтовавшим с собственным сыном из-за устаревших взглядов, и оказал определенное влияние на внука в выборе жизненной стези). Старался не зацикливаться на проблемах и шел дальше. Грубо говоря, действительно был хорошим примером. Однако в конечном итоге разочаровал своих педагогов, когда настал момент проститься со школой и вступить во взрослую жизнь. Зная, что образование — это не такое уж и дешевое удовольствие, особенно для семьи с двумя отпрысками и среднего размера кошельком, Курт решил служить в армии по контракту, придя к выводу, что для начала можно поднакопить денег, чтобы помочь младшему брату получить билет  мир лучшего европейского образования, и проявить себя в настоящем деле, а диплом никуда не убежит.
Диплом и в самом деле никуда не делся, только в итоге был выдан Академией Бундесвера, а не престижными древними “старичками”. Бреннера увлекла армейская жизнь, и менять ее на что-то другое расхотелось. Служил в сухопутных войсках, спустя несколько лет получил офицерское звание и предложение вступить в элитную часть KSK, немецкий спецназ. Отказаться от такого было трудно: туда брали лучших из лучших.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Партнерство » R E V O L T


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC