http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/22968.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/47859.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/41555.css
[НЕ ПРОПУСТИ!]
[29.11.] С 29.11. некоторые правила упраздняются к тому, что - за что голосовали, то и поставили (администрация снимает с себя все полномочия по выбору работ дня). Без ограничений на количество попаданий. Раз в неделю/две, тема с выбором будет закрыта. Что это значит? Это значит, что в таблице будет ВЫБОР АДМИНИСТРАЦИИ. В котором будут собраны все работы за неделю, зацепившие внимание амс. В Daily Art News о.2 выбор администрации будет отмечен отдельным сообщением с соответствующей пометкой.

[12.11.] Друзья! Обратите внимание на нововведение в выборе работ дня: теперь в таблице будут присутствовать три работы по итогам голосования пользователей, и три - по итогам голосования амс-состава. Сами правила голосования остаются прежними)
[12.10.] Товарищи ренессановцы! У нас изменился дизайн, искренне надеемся, что администрацию камнями не забьют (у нас демократия, помним)).
А еще у нас больше не будет баннера-дня, зато будет дизайн дня, за который вы можете проголосовать, ну или если не будет дизайна - будет еще один эпиграф или аватар.
P.S. А еще мы вернули голосование за работы дня и пересмотрели ранги, с новой системой, уже можно ознакомиться в соответствующем разделе ;)
» на рекордных скоростях
[БУДЬ В КУРСЕ]

[КОНКУРС: РЕКЛАМА ДЛЯ РЕНО] - - ПРОДЛЕНО ДО 3.12.

[лента в профиль] - для всех, у кого стояла лента - смена на новую - бесплатно. Для тех, кто хочет поставить себе - стоимость с 1500 флоринов, упала до 300. Предложение ограничено!
[открыто голосование на работы дня]
" П р о р ы в "    н е д е л и        
Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели Прорыв недели

Photoshop: Renaissanse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Нестандарт; » REVOLT


REVOLT

Сообщений 101 страница 103 из 103

101

http://funkyimg.com/i/2k26G.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Aaron Taylor-Johnson, George MacKay, Alden Ehrenreich, Liam Hemsworth, Nat Wolff

» имя, возраст:
Имя какое угодно, фамилия Армстронг. Возраст 20-25 лет, может даже чуть старше/младше.
» принадлежность:
человек или носитель решать вам, для истории особого значения не имеет.
» профессия:
Ваш выбор. Сейчас в штабе, может быть побочном.

» способность:
Ваш выбор.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Ты сын, которого мой отец нагулял вне брака. Не знаю, возможно ты жил все это время с матерью, в приюте или с бабушкой и дедушкой. Может быть даже несколько раз видел и общался со своим отцом, а может и не знал его никогда. Вариантов много, в биографии никак не ограничиваю, но с радостью помогу определиться, если будет нужно.
Один факт, которые не поменять - мы до недавнего времени никогда не виделись и мы с сестрой не знали о тебе. Ты мог быть в курсе, может даже пытался нас найти, или узнал о существовании родственников совсем недавно, а потом встретил нас в штабе и рассказал интересную историю. А мы тебе сообщили о том, как тебе повезло не жить с отцом, который был пьяницей и бил нас, как мы в итоге убили его и оказались в приюте.
В общем, обсудить будет что.

У тебя есть две старшие сестры, и я одна из них. Не могу сказать, что мы такие уж плохие, немного ударенные на голову? Это да. Но, возможно, тебе это не передалось, потому что в нашей больной семейке ты никогда не жил и с нами практически не знаком. Но мы это исправим и будем рады видеть младшего братика в родном штабе) А еще у нас есть злой кузен, совсем забыла.

Внешность для нас не важна, берите любую, какая нравится. Количество символов с ножом у горла считать не станем, торопить с постами тоже. Так как реальная жизнь бывает сурова и разное может случиться. Мы любим поддерживать контакт с соигроками, поэтому если не против общения вне форума, то заболтаем в скайпе или еще где.
Бро, мы тебя ждем.

п р и м е р    п о с т а

Находиться наедине с собой иногда куда сложнее, чем даже в компании со своим злейшим врагом. От него можно уйти, сбежать, дать сдачи, прояснить все раз и навсегда. Но собственный голос всегда звучит в голове, он засыпает и просыпается с тобой, переживает все беды, но и лучшие моменты тоже. Бывает надоедливым, плаксивым, строгим или может весело напевать прилипчивые песни, которые вгрызаются в сознание.
Лора всегда думала, что именно так чувствуют себя Души. Она внезапно очнулась, не понимая, что происходит, не осознавая где находится. Лишь голос сознания, не удается почувствовать собственное тело, открыть глаза, шевельнуть хотя бы пальцем.
Может именно так в магический мир приходят Души? Вот только Бреннан никогда не верила в то, что может стать ею, разве что какой-нибудь адской темной тварью, мечтающей сожрать чужую плоть. Она попыталась покрутить головой — ничего. И даже нет желания наброситься и порвать кого-то на кусочки.
Непонимание, мысли такие медленные, как будто их пару лет продержали в криогенной камере, а сейчас они снова собираются с силами, чтобы начать крутиться в голове, но странно, что никакой боли. А она должна быть, только это Лаура знает наверняка, она собрала по крупицам, то, что произошло с ней до этого. С усилием склеила все в памяти, вот только вакуум вокруг все больше пугает.
Минуту. Она слышит писк, он повторяется с равными промежутками и даже не пытается затихнуть.
" Мерзкая тварь" — думает Лора, даже сейчас она остается собой, всегда недовольна, а где-то рядом находится раздражитель. Он присутствует постоянно, потому что эта девушка не была собой, если бы ее что-то не выводило из себя. Многие занимаются работой ради денег, благополучия, чести и долга, Лора шевелится только потому, что ее что-то вечно бесит.
Лора не пытается ничего сказать, трудно провернуть это, когда не чувствуешь ничего, даже с трудом верится, что когда-то у тебя было тело и длинный язык, который стал основным поставщиком приключений в жизни.
Повторяющийся звук затихает и она проваливается в забытье.
Новое пробуждение не такое, как первое. Уже не приходится думать, что душа избавилась от тела и летает где-то неприкаянная, потому что все, что находится ниже головы горит огнем. Или жжение лишь распространяется по всему телу?
Сложно сказать. Лора с большим усилием поднимает руку, подносит ее к лицу, все еще не открывая глаз, и смахивает прядь волос, которая щекочет нос. Губы потрескались, сухие и такие холодные.
К уже привычному механическому писку примешивается чей-то вздох.
Девушка замирает, с трудом разлепляет губы.
— Здесь кто-то есть? Это ты, боженька?
"Хотя кого я обманываю, скорее это чертов дьявол".
Наконец, Лора распахивает глаза, и тут же прикрывает их, свет слишком яркий, а комната такая светлая.
Она прищуривается и снова делает попытку оглядеться. Больничная палата, обычная, с тумбой возле кровати и жутким агрегатом от которого идут трубки, именно он и издает этот мерзкий звук.
Бреннан фокусируется на девушке, которая неудобно сидит в небольшом кресле неподалеку, темные волосы, потрепанная, кое-где грязная одежда. Для той, кто побывал в схватке с темной и оказался после этого в больнице, Лаура даже слишком хорошо видит.
— Фредди? — зовет подругу неудачливая пациентка.
Она рада видеть свою напарницу, та хоть и бывает занозой, но куда лучше того, что страж видела перед собой как раз перед тем как потерять сознание.
Да и если Лоуман здесь, значит Лора не в аду или местечке похуже, в плену у законников, например.
— Что произошло? Такое ощущение, что на меня опрокинули чашу с лавой.

0

102

КОМАНДНАЯ ЗАЯВКА ПАРТИЗАН РЕНЕГАТОВ
http://sh.uploads.ru/Gp1IR.gif http://s4.uploads.ru/3sHor.gifhttp://sg.uploads.ru/I5t1e.gif http://sf.uploads.ru/vpmS7.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
rosario dawson / david tennant / ваш вариант

» имя, возраст: - имя не принципиально (в заявке для удобства будем использовать рандомную букву N), 35+ или 40+, в зависимости от выбранной внешности;
» принадлежность: - носитель;
» профессия: - до войны - военный хирург, сейчас - партизан, медик отряда;

» способность: - исцеление или исцеляющий эффект крови;
» сторона: - ренегат.
» статичное изображение: x.

N - это военный хирург с колоссальным опытом и знаниями в своей области, отличными навыками самообороны и обращения с оружием; опытный носитель и крайне надежный человек, который прошел огонь, воду и медные трубы. В довоенное время вера в силу США покинула N, поэтому он/а вступил/а в противостояние между вигилантами и ренегатами на заре конфликта, исколесил/а большую часть страны и посвятил/а себя поддержке идей Риндта, так как он/а видит в этом не бессмысленное кровопролитие, в возможность перестроить Америку в лучший мир. Вступил/а в отряд Картера в июле/августе 2037 года, быстро занял/а свое место в рядах партизан благодаря тому, что он/а сумел/а сохранить все необходимые качества, чтоб оставаться адекватной единицей общества, уметь легко находить общий язык с разными людьми и открываться ближнему своему.

Партизаны ренегатов ищут верного делу коллегу с высоким уровнем лояльности ренегатам, а мы надеемся встретить идейного и активного игрока, который будет развивать своего персонажа с нами и без нас, сделав его самостоятельной единицей. Мы будем очень рады новичку в наших рядах, которому поможем влиться в игру и занять свое место на проекте. Мы указали только критичные опорные точки, которые нам хотелось бы видеть в анкете, оставляя на выбор игрока остальные немаловажные детали, которые помогут сделать персонажа живым, настоящим и авторским. Нас много, но от этого мы только круче, поэтому бояться и стесняться нас не стоит: за все время существования Револта мы успели найти общий язык и отыграть массу совместных квестов, прийти друг другу на помощь в развитии личных линий и поучаствовать в массовых квестах и сюжетных заданиях.

п р и м е р ы    и г р ы
Чейс Монахан

Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Он чувствует себя неудачником года.
После всего дерьма, через которое он протащился с партизанским отрядом, куда можно включить и простреленное плечо, едва не стоившее ему жизни, и операцию в Айронвуде, которая также едва не стоила ему жизни, и прочие радостные мелочи, которые еще этим утром вызывали у Монахана слабую улыбку и несколько тревожное состояние… они попали еще и в эту передрягу.
Слабость.
Первое, что он ощущает — это слабость. Затем приходит глухая ярость и непреодолимое желание расхохотаться.
Чейс разлепляет веки, словно смазанные медом, и несколько раз моргает, стараясь избавиться от премерзейшего ощущения, схожего с песком, попавшим в глаза. Руки беспощадно затекли, а слегка онемевшие запястья ломила ощутимая боль, которой, естественно, трудно избежать, когда твое тело подвешено за кисти, а мыски едва касаются пола.
Монахан поспешно мотает головой в сторону, в надежде, что других ренегатов не постигла та же участь, что и его, но узнав в двух других висящих телах Макса и Блейка, быстро ставит свою веру в лучшее на место: не могло им так повезти.
Не в этой жизни.
А его плечо же совсем недавно залатали, и Чейс думал, что на этом у него, наконец, будет тайм-аут.
Ну да, конечно.
Запрокинув голову, Монахан внимательно изучает свои оковы: в тусклом свете, пробивающемся через ткань на двери, браслет, блокирующий способности, знакомый по четырем годам в тюрьме, и тугие наручники блестят на фоне проржавевшего промышленного крюка, который напоминают тот, что используется в процессе разделки туш. Чейс морщится от пренеприятнейшей ассоциации и опускает голову вровень перед тем, как в помещении загорается ослепительно-яркая напольная лампа, как прожектор направленная на троих ренегатов, и дверь за спиной Монахана хлопает, пропуская не менее трех человек; вигилантов — бесспорно.
Зрение подводит Чейса, но вот слух — нет: зашевелившиеся партизаны, очевидно, пришли в себя как раз к появлению их надзирателей.
Эй, Макс. Картер, — вполголоса произносит Монахан, покосившись в сторону главы их отряда, — приоритеты, помнишь? Вне зависимости от ситуации, — он знает, что Макс все прекрасно понимает, но напомнить ему, — ставшему другом, — о том, что сохранность информации, главного штаба и их соратников важнее трех запертых в неволе партизанов, кажется Монахану священной необходимостью, - что бы не случилось.
Он усмехается на ремарку Блейка, впервые отметив, что парнишка может прийтись ему и по духу, — больно уж хорошее чувство юмора, — оттого и удар, едва не выбивший дух из Абрамса принимается Чейсом едва ли не за личное оскорбление.
Эй, — реагирует Монахан, дернувшись в своих оковах, беспомощно наблюдая за стараниями Макса, влепить вигиланту подобие пенделя, когда замечает что-то, чего не ожидал в сложившейся ситуации.
Чейсу требуется некоторое время, чтобы понять, что происходит.
Потому что он — ебаный счастливчик.
Тяжело дыша Чейс хмурится, на мгновение расслабляясь в своих оковах, чтобы прислушаться к бесспорным ощущениям, которые он без труда может прочитать, после стольких лет работы над своей способностью.
Не узнать инстинктивно возрастающий уровень адреналина в собственной крови он просто не может.
Он не планирует задумываться о причинах, по которым его браслет не работает, пока не самый здоровый план созревает в голове Монахана. Исходя из всех имеющихся знаний об их дерьмовой ситуации, он приходит к двум неутешительным опорным точкам: во-первых, действовать ему надо достаточно осторожно, чтобы вигиланты не заметили того, чего знать им не следует до поры до времени; во-вторых, действовать надо настолько быстро, чтобы ни один из партизан не успел испустить дух.
Отличная задача.
И пока адреналин разгоняет кровь Чейса, старающегося замерить те проклятые две минуты, необходимые для полного раскрытия потенциала его способности, — и еще одну минуту, чтобы добиться лучших результатов, рискнув выжать из себя больше, чем следует, — лучшее, что он может придумать — это привлечь внимание к себе.
Téigh trasna ort féin*, — рычит Монахан, предполагающий, что способность набрала достаточно оборотов, чтобы он смог без особого труда перенести те удары, на которые он нарывается, — лучше обрати внимание на кого-то поближе к своей весовой категории!
Ирландец смеется в ответ на «что он сказал?», брошенное одним вигилантом другому, и облизывает сухие губы.
Ему необхдимо оказаться на земле, и этого возможно добиться либо разорвав цепь наручников, когда адреналин даст ему достаточно сил, либо в случае, если Монахана свалят на пол.
На данный момент оба варианта кажутся ему удовлетворительными.
Cúl tóna, — тянет Монахан, плюнув в лицо подошедшему ближе вигиланту, — то есть — «мудак».
Чейс получает увесистый удар в ребра; способность сглаживает болевые ощущения: дыхание партизана сбивается, но это не мешает ему вновь зайтись беспардонным смехом, чтобы получить еще один удар.
Послушай, еще мое любимое, — хрипло продолжает Монахан, скалясь в лицо вигиланту, — go dtachta an diabhal thú, — оппонент кривится и вскидывает брови, занося руку для нового удара, пока другой вигилант демонстративно перекладывает пистолет из левой ладони в правую. Чейс воспринимает как однозначно добрый знак, — «пускай дьявол тобой подавится», — театрально шепчет Чейс, — очень по-католи…
Хорошенько получив в челюсть, Монахан умудряется собрать мысли в кучу, чтобы заметить тень надежды, что Макс прочитал его личное дело достаточно внимательно, и запомнил, почему он попал в тюрьму.
И какую роль в этом сыграла его способность.
________________________________________________________________________
* — ирландское ругательство, которое условно переводится с гэйлика как «отъебись».
Остальные блестящие ирландские ругательства переведены в тексте поста.

Макс Картер

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНастроение в отряде в последние дни было, хм,.. взрывоопасным. Картер косо поглядывал на новенького Блейка – уже второго бывшего заключенного небезызвестной тюрьмы, который просто ради интереса «что может его способность» убил семьдесят человек. Да, пусть он показал себя с хорошей стороны в минуту, когда один из членов отряда попал в опасность, но Макс не торопился снимать с него браслет, осознавая кое-что и для себя: его собственная способность в условии дезоксидации окажется бесполезной. А это, как всем ясно, не есть хорошо.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНа  Макса так же косо поглядывала Джина, которая до сих пор была не в восторге от того, через что ей пришлось пройти при проверке Абрамса, стоя на «настоящей» мине. И это несмотря на то, что она уже высказала мужчине в лицо всё, что думала о нём и его методах. Затаенные обиды и недосказанности убивали доверие, об этом тоже стоит помнить всем: и самому Картеру, и Джине.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngА ещё этот случай с Монаханом, который чуть до истерики Джэки, надежного информатора ренегтоав, не довел в их первую и не последнюю встречу. Есть вероятность, конечно же, что на первой же встрече тет-а-тет девушка пристрелит его, но Макс искренне надеялся, что Чейс окажется умнее инфузории туфельки, а Джэки сможет если не простить, то оставить в прошлом то, во что бородатый блондин её втянул.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngАх, да, Трей тоже был каким-то слишком уж подозрительным в последние дни, как только Макс во всеуслышание объявил о поездке партизан на другой конец страны – в Орегон. Так что, в лишнем внимании сейчас не нуждались разве что Иветт и Мартин, которые по обычаю, как и Макс, были сосредоточены на деле.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕсли говорить коротко, очень коротко, то глаз Картера и лап Рикко на всю эту свору озлобленных людей у лидера партизан не хватало, от того он левой пяткой чувствовал, что что-то пойдет обязательно кувырком. Не в дороге, так на месте; не на месте, так в разгар операции… Но со всем этим не стоило забывать и еще о важном моменте – как минимум четверо из отряда были ранены; сам Макс по прежнему прихрамывал и с трудом долгое время вел машину, о себе давала знать нога. Но откладывать поездку больше было нельзя; кто знает, где в следующий раз ударит «Решето» и не будет ли это прямо у дверей главного штаба.

Поздний вечер, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 16 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМонахан, отправленный на встречу с информатором, наконец, вернулся с синей папкой от Джэки в руках.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДжэки, видно, забыла, что я разрешил ей расцарапать тебе морду, Чейс, – вместо спасибо говорит Макс, принимая из рук мужчины папку и открывая дверь машины так, чтобы тусклое освещение салона проливало свет на листы с информацией, а заодно и подсветило фигуру Монахана. – Как всё прошло? – Партизан на какой-то момент отрывает взгляд от документов и дольше положенного задерживается на бледном лице Монахана. – Ты вообще в порядке? – Картер нахмурил брови и сощурил глаза, – вид у тебя похуже, чем был у Рикко, когда я его только нашел. Отправляйся-ка ты спать, Чейс, у нас тяжелая дорога впереди.

Раннее утро, стоянка ренегатов близ Берлингтона, штат Висконсин, 17 июня 3037 года.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПодъем! – Громогласно оглашает Макс в импровизированном лагере посреди небольшой чащи. – Снимаемся с прикола, на сборы час. Впереди тридцать часов за рулем, надеюсь все к этому готовы. Проверить машины, да, Марти, ещё раз; с этим я, Чейс и Трей тебе поможем. Джина, Иветт на вас проверка снаряжения и взрывчатки, а ещё заодно присмотрите за Абрамсом. Шай, за тобой полная аптечка на все случаи жизни и смерти. Слышишь меня?

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСпустя час одна за другой три машины отправились в большое путешествие до города Корвалис, что в штате Орегон.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНадо признать, дорога была не из легких. Для партизан обычным делом было смотаться за день, по крайней мере, для Макса точно, до Висконсина и вернуться в Мичиган, но никак не добираться на машинах, с которыми в пути даже по «своим» штатам может случиться посреди дороги всё, что угодно, на другой конец страны.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngБыло тяжело; отдыха «от руля» и сна катастрофически не хватало, а в голове у Картера постоянно крутилась одна и та же мысль, что партизанский отряд посягнул на работенку, которая им не по зубам в условии вражеского штата и отсутствия хотя бы приблизительных знаний о территории, по которой им предстояло передвигаться. Пожалуй, договоренность с Серратос и её подчиненной Реми Сартр о том, что девушка – смелая она или безрассудная было не ясно – отправляется туда с небольшой группой боевиков для прикрытия из штата Мичиган для предварительной разведки. То было правильным решением, печатные знания из синей папки Аттенборо были хорошим стартом, но они не давали полной картины, которая была необходима. Да и проводник, хотя бы чуть изучивший город, был необходим как воздух.

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ пути отряд сделал две длительные остановки на ночлег, располагаясь с уютом и комфортом в побочных штабах. Первая была сделана спустя десять часов пути в Бисмарке, штат Северная Дакота [приблизительное время остановки около восьми-девяти часов]; вторая – вечером восемнадцатого июня в городе Миссула, штат Монтана [приблизительное время остановки около восьми часов]; третья – днём девятнадцатого июня в Спокан, штат Вашингтон, после пересечения первой границы вигилантов по штату Айдахо. Из Спокан партизаны прямиком направились в Корвалис, штат Орегон – конечную точку их путешествия, встретив нерадостный приём уже на границе…

Джина Гэлбрейт

Долгие переезды — вполне привычное дело для партизан, но так далеко их еще ни разу не забрасывало. И если бы у Джины не нашло перед поездкой новых блоков сигарет, она бы отбарабанила все доступные поверхности в салоне машины, которые только смогла бы достать беспокойными руками. Слева Мартин привычно вел машину, на это раз не лихачил, как будто боялся за ее состояние или за что-то еще. Причины были: они гнали сразу через несколько штатов, почти через всю Америку, ну или через половину ее — уж точно. Тяжелее всего давалась дорога через горы. И они даже отстали от первой машины с Боссом и с большей частью мужского состава отряда. Это было и к лучшему: одиночные машины все же привлекут меньше внимания, чем колонна из сразу трех, нагруженных оружием и взрывчаткой.
И все же Джина поглядывала назад. То в зеркало заднего вида на маячащий чуть поодаль, на грани видимости, автомобиль Иветт и Шайло. То в зеркало салона на Трея. За девочек она почти не волновалась, Иви — из тех, на кого можно положиться, даже если они отстанут слишком сильно, она никогда не заблудится и сориентируется на слух. К тому же, недавно к ним присоединилась Реми Сартр из группы разведки, которой они обязаны всей львиной долей информации о заводе вигилантов, она и должна стать их проводником и помочь в операции. И даже Шай держалась молодцом: пора и ей было принять боевое крещение и справляться наравне с остальными; ни пол, ни возраст, ни ранение в живот (как у Мартина) не были оправданием, и "освобождение от физкультуры" никто не выдаст: бери винтовку, и хотя тебя прикроет каждый, никто тебе не нянька. Впрочем, боевого духа у юной целительницы было едва ли не больше, чем у того же Блейка. Чем даже у Джины в иные паршивые дни. В девчонках она была уверена.
Но Трей...
Джина не просто так бросала на него косые взгляды, искала его глаза в помутневшем от пыли зеркале. Если в начале она думала, надеялась, что он станет едва ли не лучшей боевой единицей отряда и верным товарищем им всем, то теперь... Нет, она ему не доверяла. Его место, как ни странно, занял Чейс, отсидевший Чейс, плохой ирландский парень Чейс стал тем самым другом. Но в Трее она давно стала замечать, как его цели и взгляды все дальше уходят от пути отряда и все больше устремляются в сторону личной мести. И где-то она его понимала: все-таки, он потерял семью, кому как не ей знать, что это такое, что это за ужас наяву, и месть кажется единственным выходом. Хотя, в сущности, месть ничего не меняет, она не лучше алкоголя, тот хоть на вкус бывает сносным, уж Джине ли не знать. Сколько ни убивай, под ребрами только гаже. И эта гниющая пустота сосет тебя, пожирает тебя изнутри, разрастается маленькой черной дырой, и ее ничем не забить, не залить, ни литрами водки, ни кровью тобой убитых. И все же она не смогла донести это до Трея, и с каждым днем и новым разговором видела, как он отстраняется. Раздражается. Становится излишне жестким. И взгляды его... ей все больше не по душе. Она как-то даже сказала об этом Боссу, но это были лишь подозрения. В конце концов, это она тут в негласной должности замполита, и это она привела Мейера в отряд, ей и решать проблему.
Вот потому и курим.
Она еще злилась на Картера, хотя ее уже почти не передергивало от мысли, что он додумался поставить ее на живую рабочую мину. Да, это было совсем не смешно, это было опасно, хотя опасности она и сама прекрасно подвергала себя ежедневно, такая уж жизнь партизанов. Но он... Нет, он знал? Он правда думал, что это смешная шутка? И тут суровое выражение лица Гэлбрейт сменилось на еле сдерживаемую улыбку. Да, чертовски смешно! Должно быть, она забавно смотрелась там! И еще забавнее было бы, если бы правда боялась, что мина рванет. Все свое негодование и шок она уже высказала Картеру в первые полчаса. не очень связно и даже не в половину меньше, чем чувствовала на самом деле, но... Сейчас ее злость была скорее остаточной, не настоящей, растрепанной по ветру. Она скорее хотела на него злиться, потому что знала, что вроде как должна, он же, так ведь не поступают... А внутри все же понимала, что все равно его любит и простит и не такую шутку. Может быть, он именно ее выбрал для этой цели, потому что знал, что она сделает все правильно и не взлетит на воздух? Потому что представить, чтобы Макс Картер превратил ее в смертницу, она не могла. Слишком давно они знакомы. И кое-какие непростые черты характера, маленькие темные уголочки друг друга они знали чуть ли не лучше собственных. Она не могла на него злиться долго, и поэтому злилась теперь на себя за эту неспособность. И вот теперь они едут чуть ли не в жопу мира, чтобы провести там хорошенькую такую операцию, имея в числе команды слишком много новичков, половина из которых вообще не участвовали ни в чем подобном.
Джи стряхнула пепел в открытое окно, послюнила еще разок кончик сигареты, да и выбросила ее в захламленную пепельницу.
Хорошо, она позлиться еще немного, пока они не приедут на место. А Картер пусть помучается совестью, ему будет полезно.
— Стой, Марти! Останови.
Черт.
Перед ними в нескольких десятках метров стояла машина Картера, как будто просто дожидалась их у ворот в назначенном месте. Но что-то было не так. Во-первых, связь с ним пропала уже около получаса назад, что само по себе было странно, разве что гребаная рация сдохла вот так ни с того ни с сего. Во-вторых, машина была совершенно пуста.
Джина выскочила из кабины, держа наготове пистолет, и обернулась, подавая знак второй машине — скрещенными крестом руками — остановиться. Потом прошла на несколько шагов вперед, вглядываясь внутрь машины Макса и ребят, но не заметила ни в ней, ни поблизости признаков живых людей. Свежих трупов, правда, не было тоже. Очередная попытка вызвать командира по рации не привела к успеху, что и не удивительно. Потом она махнула Мартину, подзывая ближе.
Проверь машину, но осторожно и удачливо. Она может быть заминирована, или здесь будет другая ловушка.
Если она на кого и могла положиться в этом деле, то только на Мартина.
Это значит, они в плену, или же попали в не меньшую переделку. И вся операция могла быть сорвана из-за этого. Но как? Нарвались на охрану, на большой блокпост? Да, это было вероятно, как пить дать, только полнейшие дебилы не стали бы усиленно охранять столь важный секретный объект! Вот только одно но: поблизости отрядов вигилантов не было видно. Или они отлично прячутся, ведь Джина бы заметила. Или их предупредили, и тогда это действительно ловушка.
И все же задание должно быть выполнено во что бы то ни стало.
Иви, боюсь, наших взяли в плен... Командование беру на себя, если никто не против, — кроме них двоих и некому, остальные в отряде не больше месяца. — Времени у нас мало, так что нужно убить двух зайцев: провести разведку по плану и, вдобавок, вытащить оттуда наших. Скорее всего они живы, и вигиланты постараются выбить информацию о нас, операции и штабе. Их ждет облом, но у них могут быть телепаты, так что права на провал у нас нет. Предлагаю разделиться на три группы. Иви, Марти и я за старших. Реми, ты идешь со мной, Трей — с Иветт, положись на ее слух, — "и я все равно слежу за тобой." — Марти, Шай, на вас сохранность машин и охрана входов, если заметите что-то подозрительное, у вас есть рация. Не уверена, что снаружи намного безопаснее, чем внутри, так что я на вас рассчитываю. На всех вас, ребята, не подведите.
Командовать — жутко непривычно, когда дело идет о сложной операции, времени на детальное планирование которой нет. Пусть кое-что они уже знали и обсудить успели по дороге. Сейчас все, что она может, это полагаться на поддержку своих и верить, что делает все правильно. Напоследок она подошла поочередно к Мартину — за удачей, конечно же, — и к Иви, приобняв каждого.
Не спускай с него глаз, Ив, я ему не верю.

0

103

https://media.giphy.com/media/n7ylxSktcwTkI/giphy.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matt Bomer/Matt Ryan/etc.

» имя, возраст:
Андерс Бреннер/Anders Brenner, 31 год.
» принадлежность:
Крайне желательно - человек. Носитель - обсуждаемо.
» профессия:
Как варианты: юрист/медиатор/правозащитник/профайлер/хедхантер/дипломат. Что-то крайне престижное и интеллигентное и максимально далекое от армии.

» способность:
На усмотрение игрока.
» сторона:
На усмотрение игрока. Подробнее в примечании.
» статичное изображение:
ссылка.

Андерс баловень судьбы. Человек, которому всегда улыбается Фортуна. Харзиматичный, яркий, образованный, но при этом свободолюбивый, ветреный и упрямый, как дьявол. Всегда готов поставить под сомнение любую истину, предпочитая докапываться до правды собственными путями и тем самым пренебрегая навязанными кем-то свыше правилами.
Младший ребенок. Родился в Берлине в семье обычного страхового агента и школьной учительницы - никаких лавров привилегированного мальчика. Андерс стал любимцем родителей, которые благодаря его появлению на свет сумели восстановить пошатнувшиеся отношения, и особенно радовал своего отца Карла, который занялся его воспитанием вплотную, пытаясь тем самым наверстать то, что упустил со своим старшим сыном - Куртом, то есть мной. 
Юные Бреннеры помимо личной драмы их родителей, чуть не расставшихся, оказались в эпицентре давнего идеологического конфликта между отцом и дедом: последний был одним из защитников ГДР, агентом Штази, который тяжело переживал последствия воссоединения немецкого народа, первый - был в ту пору юным бунтарем, приветствовавшим падение Берлинской стены чувством восторга и счастья. Отсутствие понимания между представителями старшего поколения напрямую сказалось на младших членах семьи. Курт был ближе по духу деду и проводил с ним много времени, став в итоге тем самым своеобразным призраком мертвой Восточной Германии; Андерс же стал гордостью отца - лучшим, что мог взрастить Запад.
Изначально братья не чувствовали никакого влияния старого спора и были дружны. Курт всегда считал, что Андерсу светит великое будущее; это убеждение подтолкнуло его к мысли о вступлении в армию, чтобы заработать денег для оплаты учебы Андерса в лучших университетах страны.
Получая финансовую помощь от старшего брата, Андерс и вправду смог пробиться в мир высшего образования и стал успешен. Но все, что дается нам легко, заставляет нас относиться к полученному с небрежностью. Андерс стал легкомысленным малым, который мог пропускать занятия, в то время как Курт, напротив, становился все более мрачным и замкнутым, отказавшись уходить из армии, чтобы заняться собственным  будущим. С течением времени между братьями все чаще и чаще случались ссоры, и Андерс злился на меня за то, что я якобы заставляю его чувствовать себя обязанным - ведь я, грубо говоря, в каком-то смысле принес ради него в жертву собственную жизнь.
Время не стояло на месте. Я женился, у меня появилась дочь, а потом я все это потерял - вместе с карьерой в армии. Андерс же взялся за ум, шел дальше и покорял новые вершины. Я пропадал все чаще, став "живым трупом" в семье, о котором в любой момент можно было прочитать краткую пометку в некрологе, Андерс - оставался рядом с родней и заставлял родственников собой гордиться. Мы не похожи друг на друга и посторонний человек вряд ли увидит хоть что-то общее.  Но оно есть: мы оба невероятные упрямцы.
Трагедия в метро Берлина и последовавшие за ней события не оставили Андерса равнодушным к назревающему конфликту ренегатов и вигилантов. Он знает, какую сторону принял я, и вскоре решил сделать самостоятельный выбор - чтобы попробовать перекроить этот мир, так как видит уже он сам.

С отношениями - все довольно сложно. Старые обиды, невысказанные сожаления, страх друг за друга - любопытный набор, который может стать еще интереснее в зависимости от того, чью сторону примет Андерс.
Если вигилантов - ему придется справляться с привыкшим опекать всех и вся братом, оставив наши давние споры на исключительно семейном уровне.
Если ренегатов - Андерс может стать помощником моей бывшей жены Изабель, поддерживающей лагерь Ринда вместе со своим новым супругом, в нелегкой задаче "спасти" меня и направить на путь истинный - подальше от вигилантов.

Как уже было сказано, выбор стороны я оставляю за вами, как и многие детали относительно характера персонажа. Пусть он будет куда как более веселым, чем мрачный Курт, общительным, обаятельным - пусть его сила заключается в остром уме и понимании чужих душ.

п р и м е р    п о с т а

Есть повести, по прочтении которых хочется пустить скупую слезу и выпить чаю с малиной, попутно размышляя на тему жестокости жизни. К счастью, это не наш случай, потому носовыми платками можно не запасаться.
В действительности, к большинству человеческих биографий трудно подобрать только одно прилагательное, которое и определит тональность всей истории. Так и с Куртом.
Его жизнь нельзя назвать трагичной. Не было в ней и полного, абсолютного счастья. Или феерического веселья, продолжавшегося изо дня в день. Ничего такого: герр Бреннер, как и любой из нас, знавал времена и плохие, и хорошие. Но обо всем по порядку. Будем придерживаться знаменитой немецкой последовательности.
Первого ноября 2000-ого года семья Карла и Агнесс Бреннеров — страхового агента и школьной учительницы — обзавелась своим первым ребенком, Куртом. Мальчик появился на свет в тяжелое время для своей семьи. Карл и Агнесс находились на грани развода из-за вскрывшейся интрижки Бреннера-старшего с его коллегой по работе. Достаточно банальный случай, разрешившийся не менее банальным образом: пара все-таки нашла в себе силы примириться друг с другом ради ребенка, но прохладные отношения супругов, все же, потеплели не сразу. В дальнейшем им удалось простить друг другу все обиды, во многом благодаря рождению 5 лет спустя второго ребенка — Андерса,на которого, как это часто происходит с младшими детьми, родительская любовь посыпалась как из рога изобилия. А вот с Курта зато стали требовать больше. Дескать, во всем должен быть примером для подражания.
Надо заметить, мой герой старался следовать этому наставлению. Учился он довольно неплохо, с гаджетами баловался не так много, как его сверстники, стремился проводить больше времени во дворе. Занимался плаванием, много времени уделял изучению иностранных языков: вообще, схватывал он все на лету, спасибо матери-учительнице английского и природной склонности к такого рода деятельности. Помогал по дому, в том числе и бабушке с дедушкой, жившими отдельно (к слову, дед был отставным военным и бывшим агентом Штази, конфликтовавшим с собственным сыном из-за устаревших взглядов, и оказал определенное влияние на внука в выборе жизненной стези). Старался не зацикливаться на проблемах и шел дальше. Грубо говоря, действительно был хорошим примером. Однако в конечном итоге разочаровал своих педагогов, когда настал момент проститься со школой и вступить во взрослую жизнь. Зная, что образование — это не такое уж и дешевое удовольствие, особенно для семьи с двумя отпрысками и среднего размера кошельком, Курт решил служить в армии по контракту, придя к выводу, что для начала можно поднакопить денег, чтобы помочь младшему брату получить билет  мир лучшего европейского образования, и проявить себя в настоящем деле, а диплом никуда не убежит.
Диплом и в самом деле никуда не делся, только в итоге был выдан Академией Бундесвера, а не престижными древними “старичками”. Бреннера увлекла армейская жизнь, и менять ее на что-то другое расхотелось. Служил в сухопутных войсках, спустя несколько лет получил офицерское звание и предложение вступить в элитную часть KSK, немецкий спецназ. Отказаться от такого было трудно: туда брали лучших из лучших.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Нестандарт; » REVOLT


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC