http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/22968.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/47859.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/41555.css
[НЕ ПРОПУСТИ!]
[29.11.] С 29.11. некоторые правила упраздняются к тому, что - за что голосовали, то и поставили (администрация снимает с себя все полномочия по выбору работ дня). Без ограничений на количество попаданий. Раз в неделю/две, тема с выбором будет закрыта. Что это значит? Это значит, что в таблице будет ВЫБОР АДМИНИСТРАЦИИ. В котором будут собраны все работы за неделю, зацепившие внимание амс. В Daily Art News о.2 выбор администрации будет отмечен отдельным сообщением с соответствующей пометкой.

[12.11.] Друзья! Обратите внимание на нововведение в выборе работ дня: теперь в таблице будут присутствовать три работы по итогам голосования пользователей, и три - по итогам голосования амс-состава. Сами правила голосования остаются прежними)
[12.10.] Товарищи ренессановцы! У нас изменился дизайн, искренне надеемся, что администрацию камнями не забьют (у нас демократия, помним)).
А еще у нас больше не будет баннера-дня, зато будет дизайн дня, за который вы можете проголосовать, ну или если не будет дизайна - будет еще один эпиграф или аватар.
P.S. А еще мы вернули голосование за работы дня и пересмотрели ранги, с новой системой, уже можно ознакомиться в соответствующем разделе ;)
» на рекордных скоростях
[БУДЬ В КУРСЕ]

[КОНКУРС: РЕКЛАМА ДЛЯ РЕНО] - - ПРОДЛЕНО ДО 3.12.

[лента в профиль] - для всех, у кого стояла лента - смена на новую - бесплатно. Для тех, кто хочет поставить себе - стоимость с 1500 флоринов, упала до 300. Предложение ограничено!
[открыто голосование на работы дня]

Photoshop: Renaissanse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Нестандарт; » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky


Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

Сообщений 21 страница 32 из 32

1

о1. Логотип Вашего ролевого проекта
http://s2.uploads.ru/wbh0p.jpg

о2. Адрес ролевого проекта
http://testrbrnsowhat.quadrobb.ru/

о3. Официальное название проекта
Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky

о4. Администраторский состав
Hayato Gokudera, Lambo Bovino, Bianchi, Superbia Squalo.

о5. Рейтинг
18+

о6. Жанр
Комедия, мистический боевик.

о7. Организация игровой зоны
Эпизодическая

о8. Краткое содержание сюжета или сюжет.

Игра стартует через девять лет после окончания событий манги.
Через три года после снятия проклятия Аркобалено Тсунаёши был официально посвящён в статус Десятого босса Вонголы. Хотя, некоторым больше нравится наименование "Нео Вонгола Примо", которым окрестил его Реборн, и первый среди этих некоторых - Хаято Гокудера.
Хром Докуро считается официальным Хранителем Тумана Вонголы, несмотря на то, что Мукуро Рокудо, следуя одному ему известной логике, то появляется, то исчезает как на горизонте Семьи, так и на её личном. При этом, как и обычно, никому не известно, что у него на уме - ну, разумеется, помимо его заявления о том, что он желает захватить тело Савады-младшего.
Всё, в общем, идёт как обычно, однако, в один "прекрасный" день жизнь снова переворачивается с ног на голову...

0

21

Ирие перевёл рассеянный взгляд, содержащий в себе одновременно неловкость, признание собственной вины и значительную долю благодарности, на Десятого Вонголу. На секунду сжав пальцами подлокотники и тут же расслабив их, рыжий сложил руки в замок на животе и сполз по спинке кресла сантиметров на пять вниз, так, что даже внимательный наблюдатель, не посвящённый в особенности организма Шоичи, вряд ли предположил бы что-то помимо смены положения на более удобное и расслабленное, однако от взглядов друзей это навряд ли могло укрыться. С возрастом ему удалось только научиться не демонстрировать приступы нервической боли в животе окружающим, но не избавиться от неё.

— Именно так. Принцип неопределённости Гейзенберга, — ответил Ирие, тут же спешно поправляя очки, хотя в этом и не было никакой необходимости, чтобы справиться со смущением оттого, что сбился на научную терминологию. Тсунаёши-кун из тех людей, которые в таких случаях из вежливости не подают виду, что не понимают, о чём им говорят, но именно поэтому тему квантовой механики пока что стоит обойти стороной. — Ах... Это совсем ничего не объясняет, да? Но Гокудера может поручиться за мои слова. — Шоичи перевёл сосредоточенный, а потому уже почти спокойный взгляд на Хранителя Урагана. Каких бы эмоций он не испытывал насчёт горячего итальянского темперамента и взглядов этого человека, обращаясь к подрывнику как к коллеге, Ирие не мог не вкладывать в свои слова заслуженную долю искреннего уважения, и это чувство помогло изрядно сбросить напряжение, вспомнив о том, что, как бы там ни было, Гокудера — его товарищ и Семья, с которым следует, по крайней мере, считаться и мириться. Иначе всё остальное не будет иметь никакого смысла.
— После того, как я закончу, если физическая или информационная целостность системы нарушится, у вас в руках будет не более, чем простой ящик, — заверил рыжий, не без доли гордости за свою работу и работу своих коллег.
Он ожидал от Урагана продолжение вопроса насчёт квантового принципа, и, честно сказать, был бы рад перейти на эту тему. Однако услышанное заставило его замереть на пару мгновений странной ошарашенной лицом статуей.
"А?"
Предплечья резко легли обратно на подлокотники, а пальцы и спина напряглись так, словно он собрался вновь подскочить, но не нашёл в себе сил. Взгляд невольно упал на серверную стойку, стоявшую аккурат за плечом Гокудеры, заставив снова замереть. Нет, конечно, он не мог ничего знать. Но, если бы только Ураган был способен считывать данные, только поглядев на диск, чего он, к счастью, не был в состоянии сделать, даже если бы обернулся по направлению взора Ирие, каковы были бы его слова? Вероятно, все его слова выражались бы в тротиловом эквиваленте. Вот только...
— Я понимаю, о чём ты. — Тихо проговорил рыжий.
И понимает лучше, чем это звучит. Слишком короткая логическая цепочка, и слишком привычная, повторённая много раз с тех пор, как десять лет назад они вернулись из будущего. Вот только именно поэтому он всё равно неправ.
Почему за десять лет Гокудера заявил, что не доверяет ему, только сейчас, когда половина сети главного штаба построена и оптимизирована им лично, как и сотни других вещей и заданий, и до сих пор ни одно из них не давало поводов усомниться в его надёжности или компетентности? Потому что дело не столько в самом Ирие — всё как всегда упирается в Бьякурана, и десять лет спустя. Что ж, он не один такой, и можно понять беспокойство правой руки босса Вонголы, но... Но, честно сказать, от него он этого не ожидал.
Он никогда не считал, что даже среди Хранителей Вонголы все разделяют позицию Тсунаёши на этот счёт, но теперь, когда им действительно больше всего нужны союзники, отказаться от Бьякурана, свалить всё на него и упрекнуть в ненадёжности членов собственной семьи только за то, что те от него не отреклись? Насколько параноиком нужно быть? И что Гокудера вообще знает, чтобы так судить? Последние дни из тех, других десяти лет, что Шоичи был другом Джессо, сухие отчёты Альянса и CEDEF, да предрассудки? Не больше, чем все. Да, там, в другом будущем, всем пришлось несладко, но кому как не Ирие это знать?

Брови и веки медленно приопустились, губы едва заметно дрогнули, возвращая перехваченное дыхание, будто рыжий вполне физически проглотил свою обиду. Но в глазах цвета бутылочного стекла, отделённых от собеседников тонкими пластмассовыми линзами очков, на мгновение блеснул призрак стального холодка взгляда командующего базой Мелоне — именно того, что когда-то приводил босса семьи Мильфиоре в восторг, прорастающий на складах океанами белых анемонов, но сейчас обозначавший лишь то, что этот вопрос он не забудет, но продолжать ссору, особенно при Саваде, не собирается.
Что бы сделал тот человек — его давно забытая, но не выброшенная маска — на месте правой руки Босса? Ирие не нужно было думать, чтобы ответить на этот вопрос. Даже самые преданные сторонники, натыкаясь на конфликт интересов, перестают быть таковыми. Поручить создание системы безопасности лично Джаннини, отстранив их со Спаннером от последнего этапа работы — вот очевидный и рациональный выход. Как руководитель, Шоичи одобрил бы такое решение. Как подчинённый, предложил бы его первым, поскольку и сам понимал, что, даже если слова эти были сказаны из одного "наезда", назвать их абсолютно безосновательными нельзя — он некомпетентен и может совершить ошибку. Но только может, а Гокудера уже совершает её.
Десятое поколение Вонголы — это не Мильфиоре. Их методы всегда были иными. Заключить временный союз, держа за спиной нож наготове? Подозревать всех и каждого в возможном предательстве? Это не война. Да, мафия — не клуб по интересам, да и они сами — уже давно не подростки, плечи которых не могут понять и принять большей ответственности, чем жизни близких друзей, и для которых нет ничего важнее слепой веры и решимости, но разве не этим всегда были сильны эти ребята, разве не этим они гордились? Когда в том, несбывшемся будущем Vongola Famiglia, сильнейшая из семей, не справилась, эти подростки победили. Ему всегда казалось, что именно Хранитель Урагана должен понимать это, как никто другой. Неужели все они настолько устали?

Выпутав из медно-рыжих волос дужки оправы, молодой человек снял очки, просто чтобы на раз разорвать зрительный контакт.
— Да, я могу рассуждать не трезво, потому что заинтересован лично в том, что сейчас происходит, — проговорил Ирие, стараясь сохранить спокойствие, однако зелёные глаза его, раньше, чем рыжий сформулировал остальную часть ответа, зрачки которых почти перестали подрагивать, загорелись решимостью дать отпор Гокудере и всем несчастным параноикам в его лице.
— Но разве один я? И разве это не правильно? Бьякуран нарушил союзнические обязательства, это так, но он остаётся нашим товарищем. И ты сам знаешь, что из этого важнее. Если отказываешься верить ему и мне, поверь своему боссу, — Ирие перевёл взгляд на Небо, ища в нём поддержки, — Нам что, не хватает настоящих врагов?
Уж кто-то, а Бьякуран им не враг, и Савада был одним из первых, кто встал на его сторону. Врагом Джессо упорно считает Альянс. И эти самые "обязательства" — ничто иное, как поводок, который на него нацепили из страха, что будущее повторится. Сколько раз с тех пор Бьякуран подтвердил, что этим страхам больше нет причин? И с каких щей Вонгола, сильнейшая из семей, боится разгневать Альянс своим несогласием? Если бы это было так, если бы он не верил всё ещё в Тсунаёши, Шоичи бы подал в отставку ещё месяц назад, несмотря на неосторожность такого поступка (Не кажется ли смешным говорить об осторожности, имея в виду человека, который некогда едва не сломал время, увлечённо экспериментируя с Десятилетней Базукой?) и всю ответственность, которую несёт как инженер научного отдела.
— Я всегда придерживался одной и той же стороны — мира. Как и Вонгола. Это — причина, по которой я нахожусь здесь сейчас, — отрезал Шоичи, делая акцент на последней фразе и усилием воли сдерживая сбивающийся голос.

Читать всё

0

22

http://s2.uploads.ru/4z5F7.png

0

23

Конечно, он сто раз слушал эти лекции. Эти нравоучения, упреки и попытки вправить его криво поставленный в черепную коробку мозг или вовсе не поставленный, по мнению того же Гокудеры. Степень наличия у рогатого мозга у Хаято видимо определялось степенью его благодушия, ибо во всякий раз, когда корова пытался что-либо и сбегал от себя и ото всех, хранитель Урагана давал ему великодушный направляющий пинок, вектор которого сходился по направлению с путем, куда хотел дать ускорение подрывник.

Конечно, он сто раз сбегал от себя, иногда трусливо, подвывая и глотая соленые слезы не бегу. Иногда даже слишком часто и бессмысленно. Ламбо знал что ни от себя ни от других он не убежит. Но все равно каждый раз верил, что от него отстанут. Но никто не давал ему такой роскоши, каждый раз хватая коровенка за ногу и таща, не смотря на вопли и сопротивление обратно. Так было всегда. И не было момента, когда было бы иначе. Ибо тогда Бовино бы уже давно был не здесь, а где-нибудь в неопределенном месте.

Конечно, он не надеялся, что Гокудера подойдет и погладит его, целя и прижимая крепко к сердцу. И не верил, что сможет далеко ушлепать, стремясь побыть в одиночестве. Шорох шагов подтвердил его догадки, давно уже ставшие истиной, и, прежде чем коровенок, успел что-либо сделать или брякнуть, его просто подняли.
"Упс, - подумал теленок, смотря на зависший кулак справедливости имени сильно разозленного Гокудеры. - Нет, так дело не пойдет. Определенно, не пойдет, но что мне нужно сделать, чтобы меня не раскатали тонким блином из крови и плоти на ближайшей вертикальной поверхности?"
Теленок чувствовал как стучат его зубы и вдобавок, бешено, чуть ли не тараня грудную клетку, стучит сердце. Мысли куда-то плыли явно не в том направлении, что надо.
"Он меня точно размажет. Размажет", - думал Бовино, левой пяткой чуя, что Гокудера так и сделает, если он снова продолжит ныть. Потом сделает грубую могилку, воткнет одинокую маргаритку и уйдет обратною

"Думай, дырявая голова, думай!" Просить пощады? Ага, сейчас. Намекнуть на то, что Савада расстроится? Ну да, конечно, может, тоже не проканать. Гокудеры был прав насчет того, что он не захочет навещать могилы друзей. Был прав тысячи раз называя его тупой коровой и лупя так, что тело превращалось в один сплошной синяк и было больно даже стоять, не то, чтобы сесть или лежать. Его друг был чертовски прав, когда говорил о том, что он враги его недооценивают. Но... Заслужил ли он все те хорошие слова, сказанные когда-либо в его адрес? Жестоко ли, с горящей душой ли, радостно ли или как-то иначе, но сказанные теми, за кем он пошел, чтобы не остаться по ту сторону, где всегда темно и не горит свет. Где никто не скажет ласкового слова, не позовет по имени, не будет улыбок и благодарностей. Будет лишь страх и отчаяния, прерываемое его собственными рыданиями, в которых он сам и утонет и в конце концов перестанет быть человеком, в превратится в овощ или еще чего похуже. Хотя, куда хуже быть человек без чувств и мыслей, имеющим в себе лишь низменные потребности?

Он сотни раз воображал это себе и каждый раз пугался так реально, что долго не мог потом убрать картину из сознания. Все беды шли от его сознания, он сам себя так построил и продолжает строить. Но есть человек, который пытается вычистить из него весь этот мусор, всю ту дрянь, что придумывают себе люди, когда им плохо. А ему было плохо много раз и не сколько физически, сколько душевно. И сколько бы он потом не говорил себе, что этого не повторится, это повторялось. Каждый раз хуже, каждый раз страшнее, каждый раз безнадежнее. И от это становилось не по себе, казалось, что это уже не прекратится.

Но если он сейчас позволит себе сдаться, умереть и телом и душой, превратится в мусор, полезный лишь почве и больше никому, то правильно ли он поступит? Ведь тогда он обманет ожидания всех, кто на него надеялся, всех кто верил, всех кто ждет. Ни смотря ни на что.  Ни смотря на его инфантильность, его крики и излишний шум, от которого только голова болит, доставая всех. Обманет их всех, предаст их всех. Слова врезались в мозг, подобно клейму, который  ставят на корову, чтобы обозначить, что она наша. Или нет, то клеймо, которое ставят на человека, и означает оно только плохое. Ламбо не хотел стать предателем таким образом. Не хотел обманывать никого! Да, черт побери, он вообще не хотел этого. Пусть он трус и ничтожество, но предавать всех, кто любит тебя - это намного хуже.

- Нет ни хочу, - закричал Ламбо. - Не хочу становится мусором. Не хочу никого предавать и обманывать ожидания! Не этого я хочу. Да, я плохой и быть может ничтожный. Но... - голос его смолк. - Я... не хочу... - слова еле пропихивались наружу. - Стать падшим человеком... О котором потом будут думать, что он такой сякой.
Он смолк, ничем не нарушая тишину. Лишь только разве что гудящими мыслями, криком и всем своим естеством. Но это не слышал никто, кроме него самого.
"Бесстыдная я корова. Окончательно", - подумал он и решил, что будь что будет.
- Я не хочу, чтобы ты думал, что я сдался. Я хочу сражаться с вами. Всегда хотел.


Читать

0

24

21.07.2016 Мы скоро откроемся заново, с обновлённой информационной частью и новыми ролями! Ждите и будьте готовы!

0

25

http://s2.uploads.ru/t/YBN1D.png

0

26

Хаято был прав, иллюзионист сможет выбраться из любой передряги. Даже если — это кажется совсем невозможным — он всё равно удивит. Мукуро всегда удивлял. И всё-таки, каким бы негодяем его не считали,  существует большая вероятность того, что если бы не он — Хром никогда бы не смогла стать воином. Независимой.  Сильной.  Ведь выгнав ее из Кокуё, он положил начало новой Хром. Конечно, девушке потребовалось время, чтобы всё принять, осознать, пересмотреть.  Переосмыслить всю свою жизнь, свои взгляды, приоритеты. Да и благодаря ребятам из Вонголы она смогла многого достичь. Если бы не они — то скорее всего, Докуро пропала бы. Она была благодарная каждому, хоть и действовать предпочитала независимо от Семьи, но на то у неё свои были причины. Конечно сейчас, когда у них такой опасный и непредсказуемый враг, когда каждый твой шаг — может оказаться последним. Наги  стала работать руку об руку с Хранителями. Им всем нужна поддержка и помощь. Чтобы кто ни говорил, а в этом нуждался каждый.
— Ты прав, — улыбнувшись уголками губ, девушка кивнула в знак согласия со словами Хранителя Урагана.  Благодаря словам мужчины, в девушке надежда разгоралась еще больше. Он умел поддержать, всегда. Как бы Хаято не относился к Мукуро, он все равно подержит Хром. Ведь этот человек важен для неё.  —  Как хоть что-то узнаю, тут же расскажу. И... Спасибо тебе, — слегка склонив голову на бок, произнесла слова благодарности Хром. Для неё и в самом деле было очень важно услышать это из чужих уст. На душе куда спокойнее, когда и кто-то еще помимо тебя верит в то, что этот хитрый иллюзионист вернётся. Конечно, может Хаято не желала этого всем сердцем, но лучше уж иметь под рукой этого засранца, нежели давать ему такую волю, что теперь не пойми, что может произойти. Как с ним, так и по его вине. Рокудо — сам себе на уме. Ему не нужно спрашивать чьё-то разрешение, он действует так, как считает нужным. Хоть порой это может быть и не выгодно для него самого.

Всё последующие слова, что слетали с уст мужчины — Хром прекрасно понимала. Понимала его чувства. Переживание за товарищей. Ведь сейчас, будучи без своей коробочки — он, как и Хром мало что могут. И тем самым — остаются в стороне. Да и к тому же, по самолюбию Гокудеры может бить и то, что теперь оберегать станут его, дабы когда противник нанесёт новый удар — он вновь не стал жертвой.  Ведь в следующий раз Хранитель Урагана может вовсе погибнуть.
— Не думаю, что враг раскроет все свои карты так скоро. Ему выгодно уничтожать нас по одному. Ведь в одиночку — мы слабы, тем более, не зная о противнике ничего.  Всё, что происходит сейчас — напоминает игру. Только очень жестокую. Но правила нам не известны, если они вообще есть. — Полностью выслушав мужчину, Хром решила привести несколько своих доводов по поводу всего происходящего. Она ведь тоже много думала обо всем этом. Но делать какие-то выводы глупо. Хоть и нужно хвататься за любую ниточку. — Враг знает нас и… Наверное ему известны и наши возможности. Он смог ударить по нам в нужное время. Он знает, куда бить в следующий раз. Это ужасно… Нас просто опережают на множество ходов.  Еще и Бьякуран... — От бессилия хотелось просто рвать на себе волосы и раздирать кожу.  Что они могли? Сидеть в стороне и наблюдать как всё рушится? Как страдают их товарищи? Как гибнут люди Вонголы?  А что будет дальше? Даже Босс ничего не мог решить. Каждое решение могло стоить кому-то жизни.
— Мукуро-сама… Наверное, он бы смог разобраться в этом. — Предположила Наги, вновь поникнув. Ей нужна была помощь, совет, но не всегда это могли ей дать другие Хранители Вонголы. Чаще всего ей мог помочь лишь иллюзионист. Но его не было. Когда он так был нужен своей ученице. Он исчез. Молча.  Не дав шанса на связь. Ведь Хром пыталась и не раз, но всё было бес толку.
— Конечно… можно было бы рискнуть и вывести врага на «наше поле». Но без жертв тогда не обойдёмся, но возможно, мы могли бы схватить хоть кого-то. И получить больше сведений. Но это слишком рискованно. А рисковать кем-то из Хранителей — глупо. — Тихим голосом молвила девушка. Явно выдав мысли вслух. Но подобная затея была дикой и слишком опасной. Да и кто решит стать приманкой для врага? Если еще учитывать то, что противник может догадаться. Поэтому, Докуро тут же замахала головой, прогоняя эти мысли  прочь. — В любом случае, Хаято… Всё будет хорошо, стоит только верить в это. Мы уже не раз справлялись со всем, что с нами случалось. И как бы трудно нам не было вначале — мы всё равно возьмём своё.  Разве нет? — одарив мужчину теплой, подбадривающей улыбкой, Докуро задумчиво обвела комнату взглядом, умолкнув на какое-то время, словно задумалась о том, стоит ли ей говорить еще что-то или нет.

Всё остальное время, хранительница внимательно наблюдала за пепельноволосым мужчиной. Он ведь не все ей сказал. Но лезть и допытывать подрывника Докуро не желала. Себе дороже. Он и так слишком обеспокоен тем, что происходит и может сорваться. Только вот в душе Наги был еще один вопрос, который тревожил ее. Точнее. Тревожило происходящее. Ведь наблюдая за остальными Хранителями, она не раз замечала напряжение, и некое недоверие, что нависло над ними.
— Ты ведь тоже заметил разлад среди Вонголы? — подняв на мужчину аметистовый взгляд, в котором промелькнула серьёзность, поинтересовалась Наги.  Ее голос прозвучал довольно холодно и отстранено, показавшись девушки чужим, и она даже испугалась этого. Довольно не привычен для неё был этот тон.

Читать: http://testrbrnsowhat.quadrobb.ru/viewt … 203#p43047

0

27

"Вот и нашёлся дружок для Фауста." — Тереза в очередной раз просмотрела запись допроса некоего Чарльза Ренуара. Несомненно, Бюро сочтёт его полезным, а значит у него два пути: либо программа защиты свидетелей и дальнейшее наблюдение из ФБР, либо ему предложат здесь работать. В конце-концов на светлой стороне Силы найдутся если не печеньки, то хотя бы пара съедобных сухариков. "Возможно даже мисс-бронированное-бикини захочет дополнить им наш разношёрстный отдел."

Больше всего Терезу интересовало описание базы, из которого она сделала вывод, что там просто обязана быть серверная внушительных размеров. Девушке она представлялась пряничным домиком.. нет, настоящим пряничным замком, в котором очень хотелось порезвиться. Но сооружение такого масштаба не может не иметь разные методы защиты, и лично МакМеллори была уверена, что под пряничным замком спрятана логическая бомба. Проще говоря, некий скрипт, уничтожающий данные при выполнении какого-либо условия. Например, если с определённого компьютера в течении суток не введут особый пароль или если камеры наблюдения распознают машины или вертолёты ФБР. Но если верить допрошенному учёному, то скорее всего условие будет связано с кольцами или пламенем входящих в базу. Это оптимальный вариант, если учесть, что владельцы базы наверняка больше опасаются разборок мафии, чем служителей закона.

Кстати о мафии — скорее всего именно с ней был связан один из руководителей базы, Верде, в течении последней пары десятков лет. По крайней мере именно столько он ничего не публиковал и не патентовал, за исключением одной вещи. Именно Верде с другими двумя коллегами считается создателем первых прототипов коробочек. А о том, кому принадлежала идея разработок, о которых шла речь в чистосердечном признании, в интернете нашлось намного больше. Профессор Лайт Эрвинг почти всю молодость был на виду, так как часто публиковал научные работы и статьи, находясь в процессе получения профессорской степени и немного после. "Судя по темам исследований, он — признанный спец в точных и естественных науках; однако за последние несколько лет объектами наблюдений стали пламя и коробочки. Думаю, так он и познакомился с Верде." — ликбез по текущим целям миссии не дал никакой крайне важной информации, но Тереза и не ожидала ничего от простой пробежки по сайтам университетских библиотек и научных журналов. Самое вкусное её ждало на базе, Макмеллори рассчитывала, что ни тот, ни другой учёный не будут размещать хоть каплю своих незаконных исследований в интернете. Один минус, в этом случае никакой удалённой работы: предстоит собраться и лично слетать на разведку в Аляску. И, что странно, сегодня у неё абсолютно новый напарник, о котором Тереза прежде не слышала. Зовут Артуром Вальтером, обладает пламенем Тумана, что подходит для разведки. Впрочем, девушки решила, что не знает о нём только потому что не так уж и давно работает в ФБР: мафия за последние несколько лет настолько активна, что агенты только мечтают об отпусках, так что МакМеллори могла не знать его из-за загруженности работой и тренировками. А так, в решениях руководства она не сомневалась, в конце-концов пламя Тумана вполне подходило для такой миссии, а Франсуа — другой обладатель этого типа — специализировался скорее на слежке, чем на создании иллюзий.
"Артур.. Вальтер? В сети ФБР его досье вряд ли доступно агенту моего уровня, поэтому надо поискать его в соцсетях. Не думаю, что он настолько большая шишка, что его следы подтёрли из всемирной паутины."
Знакомиться? Часами разговаривать друг с другом, чтобы выяснить всё об интересах твоего собеседника, его круг общения, места, где он недавно побывал?
Какая чушь. Посмотрите в окно и убедитесь, что мы находимся именно в двадцать первом веке. Спасибо доброму дяде Цукербергу, вогнавшему очередной гвоздь в гроб свободного интернета — теперь всё необходимое можно найти на личной страничке искомого человека. И если этот самый Артур имел неосторожность вести такую страницу под своим именем, то Тереза быстро узнает о нём много нового. Но пока на это не было времени — скоро нужно было отбывать на миссию, а значит напарник прибудет с минуты на минуту. Поэтому МакМеллори решила оставить увлекательные брождения про просторам Фейсбука на потом, посвятив всё внимание сборам. Она закинула в рюкзак ноутбук, флешки со всякими нужными для работы приблудами и полезла в шкаф за жемчужиной своей коллекции: набором маленьких дронов-следопытов в комплекте с планшетом, который ими управляет. Эти бойкие малютки, оснащённые камерами и сканерами, залезут в самые потайные уголки базы, так что Тереза на этой миссии была во всеоружии.


Читать

0

28

Леонардо не любил долгие поездки. Другое дело, что ради необходимости и по приказу босса он любое своё "хочу" умел без больших проблем отложить на самую дальнюю и пыльную полку, куда сваливал неопределённые и не обязательные планы на будущее. Вот и теперь он приехал из Нью-Йорка с целой охапкой настораживающих сведений и собственных неприятных подозрений. Американские партнёры Семьи отпускали расплывчатые намёки о том, что скоро в оборот поступит редкий, эксклюзивный, и, ввиду этого, чрезвычайно дорогостоящий товар. Какие-то новые коробочки и доселе не виданные никем кольца... Утверждали, что это способно перевернуть весь мир, потому что с такими потрясениями человечество в целом и криминальный мир в частности в последний раз сталкивались, когда сами коробочки были изобретены, вошли в обиход и распространились в среде мафии. Ведь те события произвели в криминальных сферах истинный фурор... Лео потёр ладонью лоб, запустив руку под длинную чёлку. Он прекращал что-либо понимать, но покупать кота в мешке, разумеется, не стал. Впрочем, ему хватило благоразумия на то, чтобы не отказываться прямо, ведь впоследствии это могло оказаться выгодно. Он уклончиво сказал, что рассчитывает на долгое сотрудничество и Семья Риколетти выступит в числе первых клиентов, едва лишь что-нибудь прояснится. Ведь, действительно, нельзя делить шкуру даже ещё и не выслеженного, не то что не убитого, медведя. Вроде бы, удалось прийти к консенсусу, а на душе всё равно осталось слегка погано. Как будто его обманули, а он и не догадался. Так подсказывали чутьё туманника и основанные на жизненном опыте ощущения.
Или, может быть, обманули не они. Может, он сам, своими усилиями, вполне успешно попал впросак.
***
Родной Палермо, как и обычно, встретил палящим солнцем, золотившим окна и стены домов, и гомоном народа на оживлённых улицах. Леонардо предпочитал сторониться больших скопищ людей, так что предпочёл наблюдать за ними со стороны, сквозь затонированное стекло такси. Да, он мог позволить себе пользоваться услугами более дорогих профессионалов, а не кататься на старом рыдване, с вечно смолящим и давно забывшим свою национальность, а на местном языке так и не выучившимся толком говорить водителем. Так что салон был чистым и довольно просторным, сиденье — мягким, а музыка — ненавязчивой и относительно спокойной. Кажется, что-то из Вагнера. Да, всегда приятно встретить ценителя классики, хотя, Лео предпочёл бы Шопена или Бетховена. А можно и русского Чайковского. Но и это ничего, даже более чем хорошо, гораздо лучше, чем шансон, рэп или терзающий барабанные перепонки тяжёлый рок. Они же там постоянно голосят так, что голова начинает немилосердно раскалываться. А Леонардо очень ценил свои здоровье и комфорт, если и терять их — то во имя нужд Семьи, а не ввиду отсутствия вкуса у некоторых отдельных индивидов.
Следовало, пожалуй, поспешить в штаб, но Лео никогда не торопился. Ведь по прибытии ему надлежало отчитаться, и ему стоит заранее продумать и взвесить каждую фразу, что он планирует озвучить боссу. Спешка и стихийная импровизация — не его уровень, если бы он не понимал, какое значение имеют даже самые небольшие и кажущиеся незначительными поступки индивида, занимающего пост лидера Хранителей, он бы и не сумел подняться так высоко. Естественно, он доложит о каждом своём шаге в качестве представителя Алехандро Риколетти в Америке, но... Всё было слишком запутанным и разрозненным, и подавать блюдо прямо так, без предварительной "сервировки стола" и красивого оформления самого кушанья — весьма дурной тон.
***
Леонардо никогда не пил. Более того, он презирал выпивку, считая её уделом слабых и несостоявшихся. Но в этом клубе подавали и минеральную воду, и сок, а, кроме того, ему нравились приглушённое освещение и компания "своих". Ну, то есть, не одной лишь его Семьи, конечно же, а всех приличных мафиози. Шпану, шушеру и мелких исполнителей сюда не пускали, в клуб вводили только его участники, без личного приглашения нечего было и надеяться получить допуск. Здесь обычно не надирались до бесчувственного состояния, не горланили истошными воплями лужёных глоток не в такт и не в лад глупые песни, и не наполняли весь зал едкой никотиновой вонью и зависающим в воздухе угнетающей пеленой дымом.
А ещё здесь можно было быстро узнать все свежие новости. Лео часто этим пользовался, умело выуживая даже из замкнутых и неболтливых людей все необходимые ему сведения. И никаких способностей иллюзиониста при этом не задействовал.
— Добрый вечер, синьор Антонио, — негромко поздоровался, приблизившись к стойке, Хранитель Тумана Риколетти. Остановившись на безопасном расстоянии, он намётанным взором оценил обстановку. Да и состояние розоволосой женщины угадывалось по её нестабильной, источающей опасность ауре, — Синьора Бьянки, Ваша красота чем-то сегодня омрачена, видеть привлекательную женщину обеспокоенной и взволнованной... — он-то понимал, что она злится, но решил не заострять на этом внимание, ещё сильнее накаляя обстановку, — ...для меня весьма болезненно. Мне хотелось бы, чтобы Вы улыбались, Вам это очень идёт, — он и сам улыбнулся, мягко и одними уголками губ, — Могу ли я чем-нибудь Вам помочь?
Нехорошо, очень нехорошо, Бьянки "Ядовитый Скорпион" была откровенно выбита из колеи, её душевное равновесие оставляло желать лучшего. Если она утратит оставшийся самоконтроль — может положить многих, и тут, и по дороге туда, куда отправится отсюда, и крупно повредить даже само здание. Лео очень не хотел прибегать к таким мерам, как, например, клетка из пламени Тумана, поскольку уважал Бьянки. И, вообще — насилие — последний аргумент беспомощного, не умеющего обуздать ситуацию мирными методами.


Читать дальше

0

29

http://s4.uploads.ru/t/tPsiX.jpg
Сюжет | Акции | Список ролей | Хронология игры

0

30

Лох — это судьба. В эту дурацкую поговорку Кларисса никогда не верила, и всю свою жизнь положила на то, чтобы доказать всем, миру, докторишкам и этим жутким мафиози, что нескольким неудачам никогда не определить её путь. И почти же! Почти получилось! Она прошла через уличные драки, сломанные кости, ножевые ранения на улице, жуткие мучения при вживлении хадо, год безвылазно просидела в клинике, выполнила кучу мелких поручений и тут, когда, казалось бы она обрела мощь и силу, чтоы защититься — началась чрная полоса... Сначала этот жуткий Ямамото Такеши, а теперь Вария... Черт! Техника Обратной тороны Лун должна была подействовать, но этот коротышка в лягушачей шляпе каким-то образом развеял такую чудесную иллюзию! Кларисса была вынуждена сбежать, как оказалось, уже после Циссы (Вот, предательница!), оставив на поле боя вполне убедительную копию самой себя. Снова проиграла... "Ты всего лишь жалкое отребье! Смирись и оставайся на улице, где тебе и место. И пусть тебя заживо сожрут крысы, раз ты такая слабачка, что не можешь приложить парочку разфуфыренных козлов." Внутренний голос как всегда отвратительно честный, сейчас бесил и лишь ухудшал и без того не самое лучшее настроение.
Раны, нанесенные пламенем Варии болели, однако кровь вроде перестала идти. Оставалось надеяться, что не будет заражения или, что ещё хуже, внутреннего кровотечения. Крови Клара потеряла прилично, однако отлично знала, что раны снаружи куда лучше лечатся, чем внутри. Пламени в хадо оставалось всего ничего, едва-едва для того, чтобы не пугать прохожих своим потрепанным видом.
Над Палермо опустилась ночь, стало холоднее, или это девушке так показалось из-за её нынешнего состояния. Редкие прохожие спешили домой. Сил оставалось всё меньше, да и плана никакого в голове не созрело, но девушка упорна продолжала переставлять ноги.
Внезапно пошёл дождь. Дождь? Хаха... Сказать это — не сказать ничего! Ощущение было, то весь гребанный океан решил вылиться на голову несчастной, и без того не обделенной жизненными трудностями. Проклиная все на свете, начиная со своей матери, которая по неосторожности или прихоти привела Клару в этот мир, Розенкройц щурилась в водяных потоках, пытаясь отыскать хоть какое-то укрытие от дождя. Ей повезло найти навес, под который она забежала. Рядом располагался ресторан, из которого чудесно пахло чем-то вкусным, свежим и, вероятно, довольно дорогим. Ужасно хотелось есть... Но что делать? Ни денег, ни документов у Клариссы не было. При чём такое ощущение, что отродясь.
Вздохнув поглубже, втайне надеясь, что запах сможет её хоть немного насытить, розововолосая принялась стягивать с себя верхнюю одежду, а точнее её остатки, дабы хотя бы выжать из них воду.
В это время из ресторана вышли несколько человек, видимо семья. Впрочем, Кларе было не до того, так что та мирно продолжила выжимать одежду. У них был славного вида мальчуган, непоседливый. В руках он держал модель самолета. Изображая жужжжание реактивного двигателя, малыш носился туда-сюда, увлеченный игрой под навесом, пока его родители увлеченно обсуждали, как же добраться до дома в такой дождь.
И надо же было такому случиться, что он столкнулся с Клариссой, упал и разбил коленку. Клара тоже упала, но быстро поднялась и уже была готова дать сдачи, когда увидела, что это всего лишь малыш. Глаза мальчишки наполнились слезами при виде разбитой коленки и сломанного самолёта. Нахмурившись, девушка подняла останки лайнера и, воспользовавшись пламенем починила его. Нагнувшись к мальчишке, она широко улыбнувшись протянула ему самолет, совершенно забыв про маскировку. Как оказалось, напрасно. Увидев лицо, покрытое царапинами и ссадинами, руки в синяках малыш не просто разрыдался, а завопил так, что Кларисса аж отпрянула. Родители, стоявшие на крыльце, обернулись и завидев своё чадо, ревущее на полу с разбитой коленкой и непонятное существо в ошметках ткани с его самолетом решили, что их ненаглядное детище обижают.
Они тут же завопили что-то на итальянском. Из ресторана начали выходить люди, да и не смотря на шум дождя на их крики начали выглядывать и из соседних заведений.
Объяснять, что она не виновата у Клариссы не было времени и сил. Оставалось лишь скрыться, но и для этого девушке пришлось изрядно потрудиться. Пламя гасло. Собрав последние остатки Воли, Клара стала невидимой и выбежала под дождь. Ей уже было без разницы, куда бежать, она лишь надеялась, что не столкнется ни с кем в этом дожде, из-за которого ничего не было видно. Невидимость спадала и снова появлялась, хотя в таком дожде различить её черты всё равно было бы тяжело. Наконец она забежала в какой-то проулок, споткнувшись о гору мусора, шумно упала навзничь.
"Всё. Я никуда не пойду, пока не отдохну!" — вполне убедительная ложь для того, чтобы сдохнуть в этой расщелине между домов, которую даже улицей не назвать. На четвереньках девушка подползла к стене, облокотилась на неё. Силы оставили Клариссу. Всё, на что пока хватало сил — не закрывать глаза и надеяться, что этот проклятый дождь закончится раньше, чем она замерзнет насмерть.

Читать

0

31

http://sf.uploads.ru/PjMn7.png

0

32

http://s9.uploads.ru/t/BP4GM.png
(Минерва Орландо, "Хвост Феи")

Имя, фамилия:
Карла Сфорца | Carla Sforza.

Возраст:
36 лет.

Информация о персонаже:
Эту женщину хочется представлять себе с девятихвостой плетью в руках. Или же - в качестве величественной всадницы-валькирии в чёрном, ведущей за собой целые армии. Она не жестока, но все её решения отличаются холодным, рациональным расчётом. Она легко может пожертвовать кем угодно ради цели, кажущейся ей благой. Например, кем-то из Хранительниц - ради спасения Семьи в целом, или Семьёй - ради спасения города. Для неё не имеет никакого значения участие, важна лишь победа. Обычно вступает в бой самой последней, если есть хоть кто-то, кого можно выставить вместо себя - она отправит сражаться этого человека. И нет, ей совсем не свойственен страх, но: "Королеве негоже самой обращать внимание на мух, если есть слуги, обязанные их отгонять". Ей легко даётся командовать людьми, и она умеет добиваться послушания. Уважать Карла будет лишь людей, которых не получилось подчинить или сломать. Также она терпеть не может предсказуемости, ей становится скучно: "Дешёвый уличный спектакль смотреть отраднее и полезнее, чем наблюдать за вами".
Карла - единственное дитя у своих родителей, Альберто и Нелии Сфорца. Мать, произведя девочку на свет, больше не могла рожать, а отец, крепко любивший ту, возненавидел "соплячку". Помимо того, что Карла подорвала здоровье обожаемой им женщины, он, во-первых, мечтал о сыне, и был невероятно разочарован, а, во-вторых, поскольку в первые годы жизни Карла отличалась физической и моральной слабостью, не выносила боли и была настоящей плаксой, он не признавал её и не считал своим ребёнком. Нелии удавалось до поры до времени смягчать его крутой нрав, однако, когда Карле шёл десятый год, Нелия умерла, и больше некому было защитить девочку перед отцом. Тот часто кричал на неё, предъявлял завышенные требования, даже начал бить... В двадцать Карла покинула родной город и постаралась даже имя этого жестокого мужчины забыть.
Основала Семью Сфорца, чтобы доказать, что она тоже сильная и самостоятельная личность.

Пламя Карлы - Небо. Оружие - два стальных веера с остро заточенными кромками, без труда способными перерезать горло, или даже отсечь чью-нибудь конечность. Также взмахами вееров может посылать серпообразные дуги из чистого пламени Неба в противников, один такой заряд может перерубить ствол молодого дуба. Кроме того, с помощью быстрых движений своего оружия способна концентрировать пламя Неба перед собой и вокруг себя, создавая из него щиты, держащиеся от нескольких секунд до минуты.
Охранная стойка - Карла прикладывает левую руку с веером к груди, а правую вытягивает вверх на всю длину. Пока она так стоит, никакие атаки, кроме атак пламенем Неба от А-ранга и выше, либо сопоставимого по силе и чистоте, не проходят по ней и полностью нейтрализуются, а веера поглощают чужое хадо, подпитывая тем самым запасы пламени хозяйки. Врукопашную до неё также не добраться, поскольку хадо будет впитано, а голым оружием, без пламени, пробить пламя нельзя. В такой позе, однако, вообще нельзя двигаться.
Животное из коробочки - венценосный журавль Неба, Агата. Эта самка с объятыми пламенем Неба крыльями, лапами и клювом. Её крылья могут создавать волнообразно распространяющиеся порывы хадо Неба. Кроме того, птицаспособна развивать скорость звука, а также обладает высокой манёвренностью, когда она в небе - по ней есть шанс попасть разве что какой-нибудь масштабной техникой, накрывающей огромную площадь за раз.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Нестандарт; » Katekyo Hitman Reborn: Burning Sky


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC