http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/22968.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/47859.css
http://co.forum4.ru/files/000f/09/5e/41555.css
[НЕ ПРОПУСТИ!]
[29.11.] С 29.11. некоторые правила упраздняются к тому, что - за что голосовали, то и поставили (администрация снимает с себя все полномочия по выбору работ дня). Без ограничений на количество попаданий. Раз в неделю/две, тема с выбором будет закрыта. Что это значит? Это значит, что в таблице будет ВЫБОР АДМИНИСТРАЦИИ. В котором будут собраны все работы за неделю, зацепившие внимание амс. В Daily Art News о.2 выбор администрации будет отмечен отдельным сообщением с соответствующей пометкой.

[12.11.] Друзья! Обратите внимание на нововведение в выборе работ дня: теперь в таблице будут присутствовать три работы по итогам голосования пользователей, и три - по итогам голосования амс-состава. Сами правила голосования остаются прежними)
[12.10.] Товарищи ренессановцы! У нас изменился дизайн, искренне надеемся, что администрацию камнями не забьют (у нас демократия, помним)).
А еще у нас больше не будет баннера-дня, зато будет дизайн дня, за который вы можете проголосовать, ну или если не будет дизайна - будет еще один эпиграф или аватар.
P.S. А еще мы вернули голосование за работы дня и пересмотрели ранги, с новой системой, уже можно ознакомиться в соответствующем разделе ;)
» на рекордных скоростях
[БУДЬ В КУРСЕ]

[КОНКУРС: РЕКЛАМА ДЛЯ РЕНО] - - ПРОДЛЕНО ДО 3.12.

[лента в профиль] - для всех, у кого стояла лента - смена на новую - бесплатно. Для тех, кто хочет поставить себе - стоимость с 1500 флоринов, упала до 300. Предложение ограничено!
[открыто голосование на работы дня]

Photoshop: Renaissanse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Наборы; новости » постописание с патриком


постописание с патриком

Сообщений 41 страница 42 из 42

1

http://66.media.tumblr.com/66c1c1530d31ba27f4dbdefe9f83400d/tumblr_nzmfozI09x1r3jlq5o3_250.gifhttp://67.media.tumblr.com/515728935d451c5c41d503faa0eba2b6/tumblr_nzmfozI09x1r3jlq5o4_250.gif

Здравствуйте, дамы и господа :) Позвольте представиться. Так как моё основное амплуа на ролевых всё же Кроули, то называйте меня Патриком (логику поймут те, то смотрел сериал. Она там есть, поверьте).
Если вы заглянули в эту темку, то наверняка хотите найти для себя что-то новое. Умение писать красивые посты зависит и от навыков, и от вдохновения, и от таланта. Вместе они создают чудесные работы, которые хочется перечитывать и на которые хочется отвечать. Каждый ролевик проходит долгий путь, помогающий ему обрести свой стиль письма, лучше понять персонажей, проникнуться ими. Кто-то приходит к этому сам, кому-то помогают, но факт остаётся фактом: если вы хотите усовершенствовать себя как автор, вам необходимо учиться.
В этом-то я и собираюсь вам помочь.
Я понимаю, что каждый ученик требует индивидуального подхода, поэтому сразу говорить о том, что я научу вас, к примеру, грамотно писать и чувствовать персонажа, бессмысленно. Я научу вас тому, чего вам не хватает. Мы попробуем обратиться к разным манерам письма, развить вашего героя (героев) с помощью импровизации во всевозможных ситуациях, чтобы в итоге вы умели подстраиваться под любой сюжет, оставаясь при этом собой. Не пугайтесь, если в процессе обучения я буду просить вас обращаться к тем или иным произведениям/фильмам/сериалам, ибо искусство - наш лучший учитель.

Итак, чего вам от меня ждать:
1) Критики. Обычной конструктивной критики, которая очень важна при любых начинаниях. Ваши ошибки - это и подсказки, и лучший инструмент на пути к более хорошей технике написания постов.
2) Участия. Да-да, участия не в рамках "поправь вот это вон там", а участия в плане того, что я обязательно буду наглядно демонстрировать всё самое необходимое на примерах своих/чужих постов и литературных произведений.
3) Помощи. Вероятно, вам придётся раз за разом объяснять мне некоторые моменты, касающиеся вашего персонажа, но я помогу вам почувствовать атмосферу и настроение. Я - не суровый учитель с пером и указкой, который будет тыкать вас носом в неправильные запятые (хотя, если их будет очень много, я вполне могу заняться и этим), скорее я - проводник, берущий вас за руку и ведущий сквозь страшный тёмный лес.

Чего я жду от вас:
1) Желания учиться. И это - самое главное. Ваш энтузиазм должен помогать как вам, так и мне. Не воспрещается снабжать меня новыми идеями, тыкать со словами "смотри, что я придумал!" или "эврика!". Всё это очень даже замечательно и всегда приветствуется. Важно: если вы собираетесь исчезнуть на неопределённый срок, то обязательно предупреждайте меня об этом.
2) Ознакомления вот с этой статьёй. Да, там многабукафф, но просто пробегитесь по материалу глазами. И тогда вы поймёте, чего же от меня можно ожидать.
3) Отсутствия нытья по поводу того, что вы чего-то не можете. Нытьё зачастую ввергает меня в ступор и я не понимаю, чего же вы от меня хотите. В данном случае лучше высказать всё прямыми словами и поберечь нервы. Как мои, так и ваши. К тому же, вы можете всё, поверьте мне)

NB: немного о фандомах.
Я сам начинал свою ролевую карьеру с ГП, затем перебрался на Спн, где и остался на довольно-таки долгий срок. Безумно скучаю по Ганнибалу и пытаюсь удержаться от искушения не завязнуть в нём снова. Могу сказать, что с неохотой возьмусь за анимэ. Так уж сложилось, но ничто не мешает вам попытаться меня переубедить.
Если вас всё устраивает, разворачивайте шаблон и заполняйте анкету. Удачи)

Код:
[b]1. Имя/ник. [/b] 
словом, как мне к вам обращаться
[b]2. Биография персонажа.[/b]
если персонажей несколько, отлично, берём всех.
[b]3. Характер персонажа.[/b]
скидываете характер.
[b]4. Чему вы хотите научиться?[/b]
по пунктам.
[b]5. Вопросы/предложения.[/b]
чего вы ждёте от меня. можете оставить этот пункт незаполненным

P.S при наличии других предпочтений, вы можете менять анкету по своему усмотрению, оставляя лишь пункты 1.4.5.
Мои посты для примера:

1.

Когда ты становишься Королём Ада, очень важно не только уметь координировать весь душепыточный и демонотворящий процесс, но и периодически лично заниматься мелкими делами типа наказания провинившихся или поиска неугодных. Ибо увы и ах, а Преисподняя не сумела развить в себе систему разделения властей, и, раз уж с этим не сложилось, то монарх должен был сам представлять и исполнительную, и судебную, и законодательную ветки. Кроули-правительство, Кроули-парламент и Кроули-суд. На первых порах МакЛауда это вполне себе устраивало: по единому щелчку пальца демонская братия на всех парах неслась выполнять его приказы, отыскивала особо нежелательных лиц и с совершенно довольным выражением лица вела их на эшафот. Оставалось лишь сделать вид, что красноглазого очень интересует их мнение, которое, на деле, не стоило и выеденного яйца. Ну, или стреляной гильзы. Тут уж как карта ляжет. Но вот потом обязательства всё чаще и чаще стали походить не на лавры венценосного правления, а на беспросветную жизнь няньки или домработницы, чьи обязанности заключались в том, чтобы поддерживать порядок в доме, полном скулящих и непоседливых детей.
Однако Кроули любил власть и со всей ответственностью подходил к исполнению любого рода дел, связанных с нею. Зачем жаловаться, если ты сам выбился в короли? Ад снабжал его силой, связями и возможностями, он же взамен следил за тем, чтобы какие-нибудь мелкие шкеты не затеяли революцию во имя всеобщего блага и не похерили  систему. Гайки и винтики, ревностно зажатые в предприимчивых объятьях Его Величества, крутились в положенном направлении, день за днём заставляя полыхающую огнём махину смачно пережёвывать людские грехи. Преисподняя работала так, как ей и следовало работать, а поэтому Король не видел ничего зазорного в том, чтобы периодически разминать ноги и самолично отправляться по паршивые душонки тех, кто считал себя умнее него.
Как раз один такой случай и завёл его в Омаху, штат Небраска.
- Снег в середине июля?! - Демон изумлённо огляделся вокруг и задрал голову, пытаясь углядеть причину столь неожиданных атмосферных осадков. - Херувимы попутали прогноз погоды? Ангел-экспресс не долетел до Антарктиды? - Не получив должного ответа, он, прищурившись, устремил свой взор на незнакомую ему прежде улицу.
По левую руку он сразу же вырисовалась аптека с массивной надписью "Nathan Drugs", выполненной в стиле 50-60-ых годов прошлого столетия. По длине своей надпись занимала добрую половину второго этажа, выдаваясь наружу где-то на полметра, что могло говорить о желании хозяина сделать своё заведение заметным для покупателей. Впрочем, на пыльных витринах, заставленных многочисленными баночками, красовалась жирная вывеска "закрыто" и, судя по количеству пыли на подоконниках, аптека находилась в подобном состоянии уже довольно-таки продолжительное время. Кроули лишь презрительно фыркнул. Какой толк от пиара, если даже уборщица из тебя выйдет лучше, чем менеджер? Вот она, извечная проблема разорившихся предпринимателей - они не зрят в корень и считают, что вся соль кроется в рекламе. А ведь соль-то крылась в амбициях. Нет амбиций - нет прибыли. Нет прибыли - пиши пропало. Деловито запустив руки в карманы, Его Величество продолжил изучать окружающую обстановку.
По правую руку появляются магазинчики "Hawey & Hood" - ювелирный, "M.T. Rooms" - использованная мебель, небольшая забегаловка с итальянской пиццей да ресторан со звучным названием Джейд. Не ускользнул от его внимания и паб, оформленный в типично ирландских - а интересно, бывали ли владельцы вообще когда-нибудь в Ирландии? - тонах. И ни в одном из этих заведений не наблюдалось признаков жизни: окна, щедро украшенные размытыми разводами, потемневшие от грязи надписи, съеденные плесенью шторы и жалюзи. Сами же здания были выстроены из тёмного, местами покрытого облупившейся краской кирпича, с каркасом, переложенным деревянными балками, и высокими потолками. Так строили во времена золотой лихорадки: сперва возводили небольшие домишки из камня, а уже затем наспех достраивали верхние этажи. Золотая ведь лихорадка. Там не до жилья. И Кроули решил, что вероятно, он каким-то образом оказался в одном заброшенных за ненадобностью городов, однако демону не давали покоя некоторые детали. Во-первых, в Небраске и слыхом не слыхивали ни о лихорадке, ни о золоте. А во-вторых, какая-то неведомая хрень, подозрительно похожая на снег, продолжала беззаботно падать на его голову.
- Тленоград какой-то, - задумчиво пробормотал МакЛауд, ловя пальцами одну из "снежинок" и тщательно растирая её на ладони. К вящему удивлению демона, на его коже проступили не капли воды, а тёмные разводы, похожие на серу. - Хм... - С этими словами он беспардонно лизнул свой палец и сосредоточился на вкусовых ощущениях. Те незамедлительно сообщили одержимому о том, что с неба падает самый настоящий пепел. - Пеплоград, значит. - Кроули мгновенно пересмотрел своё отношение к ситуации. Он находился в каком-то незнакомом месте, не в Аду, и это было принципиально важным, ибо и сера, и пепел в Преисподней были несколько иного характера, не в Омахе, а где-то... невесть где. "Пеплоград" вполне себе оправдывал данное ему название, и, с одной стороны, демону хотелось разгадать эту загадку, а с другой - развернуться и удымить на все четыре стороны. Однако Король выбрал третий вариант. Открыв телекинезом двери паба, располагавшегося неподалёку от него, красноглазый прошагал вовнутрь и сразу же потянулся к бару. Выбор алкоголя оказался довольно-таки скудным, но здесь МакЛауду помогло его извечное правило: если не знаешь, что брать, бери то, что подороже. И, только его руки потянулись к Хайлэнд Парку двадцатипятилетней выдержки, как позади него раздался знакомый голос.
- Есть, - отозвался Кроули, невозмутимо шарясь по барной стойке в поисках стакана. - Убери ружьё, не на медведя же идёшь.

2.

“But no man's a hero to himself.”
― Ray Bradbury, Something Wicked This Way Comes

Почему они все умирают...?
Снег падал медленно, будто бы нехотя. Он кружился над плоскими черепичными крышами, над лакированными лавочками да над остроносыми минаретами; он, алебастрово-белый и невесомый, словно пуховое перо перелётной птицы, опускался на почерневшие от дыханья зимы клумбы, на тонкие безжизненные ветви деревьев, сквозь которые можно было увидеть клочки чернильного неба, на мощёные камнем дорожки, петлявшие средь уголков парка и опускавшиеся к самой набережной. Снег укрывал собою всё, и даже очертания зданий, тёмные и отдалённые, сквозь его пелену казались отчуждёнными, размытыми, и отчуждённость эта была подобна призрачному покрывалу, наброшенному на округлые плечи любимой дочери султана.
Редкие прохожие сновали мимо одиноко стоявшего у набережной мужчины в чёрном пальто, порою бросая непонимающие взгляды на этого незнакомца, решившего в посмотреть на залив в самый разгар февральской непогоды. Они кутались в шарфы, стягивали шапки к самым бровям, прятали руки в карманы и ускоряли шаг, стремясь как можно быстрее добраться до дома, а он был спокоен и невозмутим, и ничуть не обращал внимания на крупные хлопья снега, летевшие ему в лицо. Казалось, он наслаждался порывистым ветром, неутомимо взлохмачивавшим его волосы, и была в нём какая-то тайна, которую он надеялся навеки похоронить в холодных объятьях этой ночи.
Азраил вытянул руки ладонями кверху и они, мгновенно растапливая хрустальные снежинки своим теплом, вскоре покрылись мириадами прозрачных капель, в каждой из которых отражался устрашающий лик бушевавшей стихии. Возможно, это последний шторм уходящей зимы. Возможно уже завтра из-за плотной завесы облаков выглянет солнце, оно согреет продрогшую землю своими лучами, и уже к началу следующей недели газоны покроются пестреющим ковром из цветущих тюльпанов. А пока стоит наслаждаться тем, что есть, ибо даже посреди рокочущих волн, волею судьбы втиснутых в каменные тиски стамбульских набережных, можно найти покой и умиротворение. Покой - это тихий шёпот падающего снега, вобравший в себя калейдоскоп историй, рассказанных матерями на закате ушедшего дня, дабы сны их детей были сладкими и безмятежными, а умиротворение - солёные морские брызги, ненароком касавшиеся его лица извечной симфонией темнеющих глубин. Он вздохнул и посмотрел вдаль. Воздух, наполняя пустоту между небом и землёю, тяжелел от преисполнявшей его влаги, он испивал свинцовую тяжесть сумерек и пепельно-серым туманом устремлялся от самой кромки воды прочь, на другую сторону залива, где всецело поглощал едва теплившееся огоньки сонного города.
- Гиацинты! Белые гиацинты! Последний букет...
Уличный торговец насилу пробирался сквозь зимнюю стужу, ревностно прижимая к груди небольшую плетёную корзинку, из которой выглядывали кудрявые головки первых весенних цветов. Что он делал здесь в такую погоду? Азраил удивлённо посмотрел на старца - перед ним стоял почтенный эфенди, уже немолодой, но и назвать его "ветхим" было бы неправильно. Голову торговца покрывала потёртая вельветовая кепка, грязно-жёлтая от подтаявшего снега да прилипшей к ней грязи, а на плечах сидела, топорщясь в разные стороны, старенькая кожаная куртка, которая наверняка не столько согревала своего владельца, сколько мешала ему. Вот оно что. Архангел понимающе опустил взгляд. Он понял, что если старец не продаст этот букет, то ему придётся вернуться домой ни с чем, а цветы, вероятно, единственное, что помогает ему зарабатывать себе на жизнь и кормить свою семью.
- Гиацинты, эфенди! звонкий голос торговца упрямо пробивался сквозь снег и завывания ветра. Порадуйте свою супругу, ведь скоро весна.
- Сколько? - Поинтересовался он, шаря по карманам.
- Всего-навсего пять лир, эфенди!
- Держите, - архангел протянул бумажку в двадцать. - А сдачу оставьте себе.
Торговец, смущённый столь щедрой оплатой, бережно достал из корзинки букет, аккуратно перевязанный зелёною лентой, и протянул его Азраилу. Архангел взял цветы и благодарно склонил голову. Белые гиацинты, окутанные сочными зелёными листьями, воистину казались вестниками долгожданной весны посреди леденящего душу снежного плена. Они были нежными и хрупкими, словно сделанными из сахарной пудры, которая, едва ощутив чужое прикосновение, теряла свой первозданный вид. И в руках его гиацинты умирали. Он не видел этого, но предчувствовал их неминуемую погибель, ибо таков удел Смерти - из праха восстав, в прах обратит он всё живое. Сменятся поколения, каменные стены замков искрошатся в золотую пыль, история покроет свои скелеты вековыми полотнами забвения, и даже гиацинты, прекрасные гиацинты, призванные радовать взгляд возлюбленной, иссохнут, из искрящихся жизнью цветов превращаясь в безликий мираж утраченных навеки лет.
Почему они все умирают...?
Подойдя к самому краю набережной, туда, где воды Босфора были огорожены от улиц Кадыкёя невысоким узорчатым забором, Азраил взглянул вниз, на бурлящий и клокочущий залив. Темным и неприветливым было чрево морских глубин, поистёрлась привычная лазурь зеркальной глади, она стала грубой, уродливой, подобно содранной животной шкуре, оставленной прогнивать под чистым небом, и уже продёрнутой первыми прожилками грязновато-бурого разложения. Архангел пошатнулся, желая отступить назад, ибо пугал его вид мрачных вод, однако вскоре, переборов себя, он протянул руку вперёд и разжал пальцы, позволяя гиацинтам совершить стремительный полёт навстречу своей смерти. Волны, жадно разинув свою широкую пасть, мгновенно поглотили принесённый им дар, затягивая хрупкие цветочные тельца в седой кипучий водоворот. Отныне этот букет, в свой последний миг похожий на бледные запястья утопленника, будет покоиться среди илистых килей потонувших кораблей да белеющих костей, коих порфироносная Византия принесла в жертву своей красноликой преемнице - империи.
- Погодите, эфенди! - Он внезапно оторвался от созерцания пролива и обратился к торговцу, чей размытый силуэт всё ещё виднелся сквозь плотную пелену снега. - Эти цветы...они были живыми в вашей корзинке, они дышали, я чувствовал в них жизнь...но они умерли, стоило мне лишь коснуться их лепестков...
Старец остановился и обернулся к собеседнику. Было что-то неземное в его блуждающем взгляде, в мудром лице, испещрённом морщинами, и даже в мешковатой потрёпанной куртке, хлопающей от порывов ветра. Когда он заговорил, Азраил не перебивал его, навеки запоминая сказанные им слова:
"Что есть основа жизни? Подумайте. Подумайте, что есть у нас, людей, но чего нет у вас. Да, я о смертной душе. Увы и ах, этот благодатный дар ниспослан лишь на существо человеческого рода, способное к добродетели и состраданию, мужеству и справедливости, великодушию и терпению, а более того - любви. Любовь - это то, что принадлежит детям Адама и Евы, наше великое таинство, зерцало наших жизней, в котором, как на прозрачной озёрной глади, отражаются незабвенные черты нашего естества. Мы любим холод, зная, что можем отыскать тепло в смотрящих на нас глазах; любим этот воздух, осязая на своём плече лёгкое дыхание спящей женщины; мы любим эту землю, ибо она подарила нам то всепоглощающее чувство, являющийся альфой и омегой мироздания.
Но можно ли назвать бездушным создание, лишённое души? Будет ли оно мертвенно-холодным изнутри, безжалостным и отстранённым, или даже в глубинах подобной сущности возможно отыскать сострадание? Решать вам, эфенди. Только вам. Гиацинты умирают не от отсутствия души, а от её недостатка. Где вы ошиблись? Где оступились? Вспомните. И тогда они оживут даже в руках Смерти".
Азраил открыл глаза и помотал головой, прогоняя прочь туманно-молочные видения зимнего Стамбула. Что произошло? Где он? Почему мысли придавлены какой-то непонятной тяжестью? Он попытался пошевелить руками, но понял, что они сведены сзади и связаны. Попытался воспользоваться своими силами, но попытки его оказались тщетными. Кому понадобился архангел Смерти? Чью дорогу перешёл? Дождавшись, пока очертания комнаты перестанут расплываться, он внимательно посмотрел на источник доносившегося откуда-то голоса.
- Аид... - прошептал он, когда исключил все остальные варианты. Значит, спустя полторы тысячи лет язычники опять решили заявить о себе. Архангел искренне пожалел, что в своё время ограничился лишь тюркским пантеоном. - Кольцо Всадника? Вам не кажется, что вы немного ошиблись? - Даже несмотря на то, что Азраил догадывался, во что ему выльются подобные речи, он и не думал сдаваться просто так. - У меня нет никакого кольца. Обратитесь непосредственно к Всадникам, возможно, они утолят ваше любопытство, - ядовито прибавил он и умолк.

3.

Знала ли Рух, кто сгубил их? Кровь безлико мерцала на кончике осколка, который она держала в руке. Один шаг отделял её от матери, одно движение – от того, чтобы положить конец этой зловещей ночи. Ноема всегда следовала лишь одной правде: правде, надиктованной войной, безжалостной и беспощадной, требовавшей полного подчинения своим законам. Она сражалась за обречённую землю, дышала воздухом обречённого неба, ибо война никогда не возникает на пустом месте – её развязывают чужие пороки, и даже добродетель, вкусив стали, уподобляется им. Ждать иного исхода было бы бессмысленно. Когда крик первого нефилима эхом разнёсся по горной долине, Небеса уже готовились обрушить на них свою кару, а то, что случилось после – продавшие матерей и отцов полубоги, люди, вонзавшие клинки в сердца её братьев и сестёр – всё стало следствием их собственных ошибок. Осознавала ли самая младшая из отпрысков праматери себя частью того мира? Да, она была его частью, однако никогда не желала прикасаться к его граням, словно боялась вымазаться в скверне, которую видела в каждом, кто жил в нём.
И вера у неё сложилась своя. Не нужно быть богом, чтобы понять: в этой жизни, рано или поздно, каждый получит по заслугам. Пройдёт ли год или столетие, или же много тысяч лет, однако расправа наступит, обрушивая меч правосудия на головы виноватых. Они пришли к порогу их дома. Пришли, ибо так было нужно. Ноема и её семья столкнулись лицом к лицу с бедой, сделавшей из смертной женщины могучего призрака мести, а из её детей – павших тиранов. Соловей, попавший в стальную клетку, только и делает, что щебечет о неволе. Праматерь же предрекала беду так, словно судьба Ноемы непременно должна была повториться и с её дочерью.
Уж не рассказать ли ей о том, что суд свершился уже давно? Дора не отводила взгляд от налитых белым светом глазниц матери. Та походила на куклу-чревовещателя, застывшую в грозной позе и спокойным голосом говорившую о неизбежном. Но ничего не осталось от непокорной дочери, она погибла там, под водами Потопа, погребя под ними семнадцать лет навязанной жизни. Из-под покрова хмурых грозовых туч вылетела белая птица, а наказанием ей послужил тот мир, в котором она оказалась после.
Рух не сожалела о том, кем сделал её выбранный путь. Прошлое раз за разом приносилось в жертву настоящему, сжигались старые мосты, строились новые, сталью закалялась каждая обретённая сущность. Никто никогда не придёт к её порогу, не принесёт страшной беды, ибо нет в ней ничего, что вело бы её к тому покинутому миру. Так сложилось, что бороться всегда приходилось лишь за себя. Семья научила её ненавидеть своих врагов и расправляться с ними при нужных обстоятельствах. Осколок, что сейчас блестел у неё руках, мог столь же безжалостно вонзиться в сердце любого, посмевшего пригрозить ей.
Ноема тем временем продолжала вещать. Вещала она мерно, совершенно равнодушно, будто бы говорила не с дочерью вовсе, а с изваянием, хранившем в себе следы прошлого. С её изваянием. Дора чувствовала, как слова об их связи нацелены на то, чтобы пошатнуть её дух. Однако не за материнским советом пришла сюда Рух и даже не за материнским упрёком. Случайно наткнувшись на ту, чей образ был похоронен тысячи лет назад, она хотела увидеть в ней черты, коих не хватало ей самой. Но, стало быть, чудовище любить не умело, оно лишь поглощало чужую любовь, подпитывая ею собственное тщеславие. А умела ли она? Рука неловко дрогнула. Лунный свет, отражаясь от осколка стекла, бледной полоской падал на её лицо.
Ей вспомнилось то время, когда дар пылал в полную силу: чужие переживания раскалённым железом касались её души, вихрем смешивались внутри и сладость ликования, и горечь потери, и жгучее негодование ярости. И, стоило ей понять, что он не несёт в себе никакой пользы, а лишь долгую бесконечную боль, как она легко отказалась от него, предпочтя гордое одиночество способности испытывать то, что испытывали люди. Истина таилась в одном: когда совсем ещё юный щенок вместо любви получает по носу грязным башмаком, тогда-то он и вырастает очень злой собакой.
Ребристое острие уверенно коснулось пергаментно-бледной кожи праматери, а взгляд карих глаз скользнул вниз, к полу, и зацепился за замершую в уродливой гримасе отрубленную голову Мании. Кровь, тонкой струйкой сочась из перерубленных сосудов, тёмной лужицей собиралась у ног Ноемы. Жизнь покинула тело богини безумия, но лишь для того, чтобы перекочевать в жилы Рух. Силы всколыхнулись в ней с прежней силой, и женщина с опаской прислушалась к ним, глубоко вдохнув и прикрыв уставшие веки.
Сначала была пустота. Та пустота, что всю жизнь служила ей утешением: бездонная тьма, наполнявшая душу, как густой тягучий дёготь. И прежде ничего не было в ней, только вечный покой, холодное равнодушие, сродни тому, что демонстрировала мать. Пустота заглатывала сущность, вытесняя все прочие чувства и заставляя Рух – хранительницу этой пустоты – гордо беречь её в назидание себе. Теперь, однако ж, что-то изменилось. Будто кто-то протягивал к ней руки, стремясь получить слова поддержки, стремясь дать и обрести понимание, которого они она были лишены.
Не бойся. Я не дам тебя в обиду.
Одной гордости недостаточно, – подняв голову, произнесла она. Дыхание стало ровным, едва слышным – сейчас она знала, что делала, и знала, что необходимо как можно быстрее выбраться наружу и оставить эту страшную ночь позади. Демон не окажется правым, нет. Ноема не желала видеть в дочери нечто отличное от её прочих детей и поэтому упрямо твердила то, что сказала бы любому другому из своих отпрысков. Не тому учила Рух жизнь. Не тому выучила она себя, чтобы сейчас кивнуть и раствориться в темноте коридора. – И даже любви не хватит, чтобы согреть детское сердце. – Осколок медленно опустился на пол, слабо завякнув от прикосновения к кафелю. – Нужно уважение. И принятие. Ты так и не сумела принять то, чем я являюсь, и чувство это стало взаимным. – Коснувшись ладонью дверной ручки, она толкнула её и, – о, чудо, – дверь со скрипом поддалась. Уже почти выйдя из комнаты, она замерла на мгновение и прибавила: – Теперь уже поздно что-либо менять. Мы все мертвы, мама.
Холодная ночь дула промозглым ветром её в лицо. Она обернулась, бросив взгляд на опустевшие окна лечебницы, кое-где разбитые и вымазанные кровью, а затем поспешила прочь, и вскоре силуэт её растворился в густом белом тумане.

Отредактировано грешный патрик; (05.08.2015 13:37:57)

+2

41

Набор закрыт.

0

42

На потом, когда откроется

1. Имя/ник.
Эрик // Табаки.

2. Биография и характер персонажа.

Северус

● ДЕТСТВО ●

Снейп родился девятого января в семье чистокровной волшебницы и маггла, и был единственным ребёнком в семье. Из-за частых ссор родителей (доходивших до физического насилия и пьянства), Северус рос в одиночестве и бедности, у него не было друзей или знакомых, с которыми он мог бы общаться. Одежда, которую приносил ему отец, — Тобиас, — часто была велика и не стиралась месяцами, что и отпугивало сверстников мальчика. Впрочем, с самого детства Северус знал, что он — волшебник, как и его мать, ибо первый выброс стихийной магии случился, когда мальчику было около семи лет.

Когда Северусу было девять, он повстречал соседских девочек — Лили и Петунью Эванс. Мальчик сразу понял, что Лили тоже волшебница, как и он сам. Ребята быстро нашли общий язык: Снейп рассказывал Лили о Хогвартсе, где им предстояло много учиться вместе. В то же время с Петуньей отношения были намного хуже. Сестра Лили тоже мечтала попасть в волшебную школу, но из-за отсутствия дара её туда не приняли, а потому девочка ненавидела всё, что связано с колдовством. В 1971 году Лили и Снейп, наконец, отправляются в Хогвартс и уже в поезде знакомятся с Джейсом Поттером и Сириусом Блэком. Снейп выражает своё желание поступить в Слизерин, в то время как Джеймс и Сириус хотят быть на Гриффиндоре. Между мальчишками происходит небольшая перепалка, которая впоследствии перерастёт в настоящую вражду.

Как и ожидалось, Северус Снейп попадает на факультет Слизерин, а его лучшая подруга детства — на Гриффиндор. Это становится небольшой, но всё же стеной в их отношениях, хотя дружить они не перестают.

● СТУДЕНЧЕСТВО ●

В школе у Северуса не становится больше друзей. Он общается с Эйвери, Малфоем, Мальсибером, однако не может сказать, что они его друзья. Больше времени мальчик проводит либо с книгами и учебниками, либо с Лили Эванс. Уже с первых курсов Северус делает большие успехи в зельеварении, чем радует старину Слагхорна. Тем временем война с мародёрами накаляется: нападки Джеймса и Сириуса становятся всё более частыми и всё более грубыми. Лили выражает своё недовольство компанией Северуса, но он только отмахивается от этого и в свою очередь указывает на Поттера, который тоже не блещет благородством и добротой.

Вскоре Северус начинает не только делать успехи в зельеварении, но и создаёт свои собственные заклинания, дабы защищаться при помощи них от нападок своих врагов. Эти заклинания Снейп записывает на полях учебника, который раньше принадлежал его матери, а теперь принадлежал ему самому. Помимо заметок к зельям, он записывает туда и собственноручно созданные заклинания (и только собственные), а сам учебник подписывает как «собственность Принца-Полукровки». На пятом курсе Северус снова становится жертвой нападки заскучавших Джеймса и Сириуса, но в этот раз потасовка становится действительно жестокой. Поттер применяет заклинание, которое придумал Снейп и которого знать он попросту не может. Это наводит Северуса на мысль, что заклинание Джеймс узнаёт именно благодаря Лили, которой он (Снейп) одолжил свой учебник. Вспышка гнева тут же ослепляет его, и потому, когда Эванс пытается вмешаться, Снейп бросает фразу, которая становится окончанием их и без того подвешенных отношений.

После того, как Северус теряет единственного близкого человека, девушку, которую он любил, он становится ещё более замкнутым и мрачным. Злость и обида растут в нём с каждым днём, а отчаянье захлёстывает с головой. Это становится толчком для того, чтобы согласиться стать пожирателем смерти вместе со своими друзьями со слизерина. Снейп погружается с головой в изучение тёмных искусств, и уже в конце седьмого курса принимает тёмную метку от Волдеморта.

● ПОЖИРАТЕЛЬ СМЕРТИ ●

Приняв метку от тёмного Лорда в 1978 году, Северус окончательно погружается в изучение тёмных искусств. Он овладевает окклюменцией и легиллименцией практически в совершенстве и продолжает над этим работать изо дня в день. Также Снейп не забывает и о зельях. Так, в 1980 году, в поисках очередных ингредиентов, он забредает в трактир «Кабанья Голова», где подслушивает пророчество о мальчике, который станет единственным победителем тёмного Лорда. Снейп рассказывает о нём своему повелителю, и Волдеморт решает, что речь идёт о сыне Джеймса и Лили — Гарри. Понимая, что тёмный Лорд не оставит их в живых, Снейп умоляет Волдеморта пощадить Лили, но не находит отклика.

Тогда Северус обращается к Дамблдору и просит защитить семью Поттеров, так как знает, что тёмный Лорд ведёт охоту на них. Взамен Снейп присягает на верность Ордену Феникса, а также принимает свою ошибку, понимая, что доверился не тому человеку. Дамблдор убеждает Поттеров применить заклятие «Фиделиус», однако хранитель тайны, Питер Петтигрю, становится предателем и выдаёт Волдеморту настоящее местонахождение Лили, Джеймса и Гарри. Ночью Волдеморт отправляется в Годрикову Впадину и убивает Джеймса Поттера. Он, по просьбе Снейпа, хочет оставить в живых Лили, однако та ставит себя между ним и Гарри, что губит не только её, но и тёмного волшебника.

Известие о смерти Лили окончательно ломает Снейпа: жизнь теряет для него краски и он не знает, что ему делать дальше. Волдеморт побеждён мальчишкой, а ему самому грозит Азкабан. Однако на горизонте снова появляется Дамблдор и говорит о том, что тёмный волшебник ещё жив, что вскоре сыну Джеймса и Лили понадобится сильнейшая защита. Альбус предлагает Снейпу вступить в ряды Ордена Феникса и стать двойным агентом, на что Снейп соглашается при условии, что о его любви к Лили никто и никогда не узнает. Дамблдор публично объявляет о том, что Снейп — его шпион (из-за чего он избегает Азкабана), а после назначает преподавателем зельеварения в Хогвартсе и деканом Слизерина.   

● РАБОТА В ХОГВАРТСЕ ●

В 1981 году Северус занимает место профессора Слагхорна и становится преподавателем зельеварения и деканом слизерина. Первые годы работы даются ему нелегко: Снейп не скрывает своей неприязни к другим факультетам, кроме Слизерина, и пользуется любыми возможностями, чтобы снять баллы с Гриффиндора. Естественно, как преподаватель он становится любимчиком всех слизеринцев и не пользуется популярностью среди учеников других факультетов. Многие побаиваются его, многие испытывают страх. Однако, как преподаватель Северус показывает себя с лучшей стороны: на уроках у него тихо, ученики внимательно слушают его и делают успехи. Тем не менее, из раза в раз Снейп просит Дамблдора назначить его на место преподавателя ЗоТИ, однако тот не до конца доверяет Северусу и отказывает ему в этом, ссылаясь на то, что Снейп прекрасный зельевар.

Когда Гарри появляется в Хогвартсе, Северус сразу же выказывает ему свою неприязнь. Мальчишка слишком похож на своего отца и постоянно впутывается в переделки. Тем не менее, Снейп не раз спасает мальчику жизнь, и, несмотря на их взаимную неприязнь, почти враждебность, худшее зло, которое делает Снейп — это снимает с мальчика баллы или оставляет его на отработки. Северус активно пользуется своей ролью преподавателя и всячески вымещает свою обиду на Гарри, хотя в глубине души он и понимает, что Джеймс и Гарри совершенно разные люди.

В 1996 году наконец-то становится преподавателем защиты от тёмных искусств. Вполне возможно, что случись это раньше, то у Хогвартса было бы намного меньше проблем.

Возрождение тёмного Лорда заставляет Снейпа вновь играть двойного агента: и Дамблдор, и Волдеморт думают, что Северус — абсолютно свой человек. Несмотря на это, Снейп оказывается весьма хорошим актёром, при том всё также оставаясь верным директору Хогвартса. Вскоре сын Малфоя, Драко, получает задание: провести пожирателей смерти в Хогвартс и убить Дамблдора, и Снейп, как ожидается, должен помочь мальчишке в этом. Северус знает, что директор школы скоро умрёт от проклятья, и по его же просьбе сам убивает старика при помощи заклинания «Авада Кедавра». Это ещё раз доказывает Волдеморту, что Северус на его стороне. Вместе с Пожирателями Смерти Снейп сбегает из школы, однако по приказу тёмного лорда уже готовится туда вернуться.

Эрни

Будучи единственным ребёнком, родившемся в семье чистокровных волшебников, Эрнест рос несколько избалованным и с завышенным мнении о собственной важности. Магия окружала мальчика с самого его рождения, и он, как и многие дети из семей магов, практически ничего не знал о жизни тех, кому магия недоступна. Тем не менее, благодаря своему пытливому уму и любознательности, уже в детстве Эрни мог похвастаться такими знаниями, которые были недоступны его сверстникам. В какой-то мере можно сказать, что детство его прошло беззаботно и легко, хотя уже в раннем возрасте в нём проглядывался принципиальный юноша.

В десять лет, как и ожидалось, получил письмо из Хогвартса. Был распределён на факультет Хаффлпафф и не зря. В нём сочетались такие качества как трудолюбие и преданность своим друзьям. Первыми лучшими друзьями на факультете стали Джастин Финч-Флетчи и Ханна Аббот, с которыми Эрнест проводил большую часть своего времени. Эрни сложно было назвать одарённым волшебником: у него не было предрасположенности к чему-либо и всё, чем он располагал, было достигнуто непомерным трудом.

Вскоре в Хогвартсе начинают происходить страшные и странные события, влекущие за собой цепочку неприятных совпадений. Гарри Поттер, местная знаменитость, пытается остановить змею при помощи неизвестного для Эрни языка. И, конечно, со стороны Эрнесту кажется, будто звёздный мальчик, напротив, пытается натравить змею на его лучше друга Джастина. Этот поступок провоцирует в мальчике чувство сильной неприязни, которое он испытывает впервые. А потому МакМиллан становится первым человеком, кто распустил слух о том, что Гарри Поттер — наследник Слизерина, который убивает полукровок и магглорождённых. Впрочем, когда инцидент разрешается, Эрни с чистой душой просит у Поттера прощения, что говорит как раз о том, что уже тогда он был способен брать ответственность за свои поступки. Он проявляет лидерские качества, которые ему, отнюдь, не чужды.

Несмотря на своё чистокровное происхождение, Эрни вовсе не имеет предубеждений по поводу магглорождённых и полукровных волшебников. Даже его лучшие друзья родом далеко не из чистокровных семей, а потому мальчик даже не задумывается над этим вопросом, пока он не встаёт ребром. Перемирие с Гарри Поттером длится недолго, потому что на четвёртом курсе, поспешный в своих выводах, он снова начинает обвинять знаменитого мальчика в том, что тот подбросил своё имя в кубок. И действительно открыто выражает своё недоверие и некоторое презрение ровно до тех пор, пока Седрик не разговаривает с ребятами. Тогда Эрни вновь меняет своё мнение насчёт Поттера и с того момента уже навсегда.

Ещё не раз, впрочем, МакМиллан показывает свою открытость, доверчивость и прямолинейность. Он не лезет за словом в карман, а своё мнение привык выражать открыто и ничего не боясь. Помимо трудолюбия и верности ему также присущи такие качества, как храбрость, гордость, умение признавать свои ошибки, лидерское начало. На пятом курсе это проглядывается в его желании стать лучшим по зельеварению. Он никогда не сдаётся и всегда стремится к своим целям. Конечно, ему далеко до всезнающей Гермионы или до Гарри, который пользуется подсказками из учебника, и, тем не менее, он продолжает бороться, даже когда становится обидно до слёз. В итоге Эрни становится единственным человеком, который получает отметку "Превосходно" за СОВ по зельеварению. Также Эрни, будучи больше теоретиком, в числе первых соглашается вступить в отряд Дамблдора, который организовал Гарри. Несмотря на свой страх потерять роль старосты, Эрнест всё же усердно продолжает ходить на тренировки Поттера, начиная общаться с ним наиболее близко. Его первой большой победой становится вызов телесного патронуса в виде кабана, что в очередной раз говорит о его твердолобости и нежелании останавливаться на достигнутом.

4. Чему вы хотите научиться?
Грамматика, пунктуация, описания чувств и эмоций персонажа, собственному стилю.

5. Вопросы/предложения.
Чая с печеньками. С:
Вообще, мне было бы удобнее общаться в вк, чем на форуме, так как форума у меня жутко лагают. Но это не принципиально.

0


Вы здесь » Photoshop: Renaissanse » Наборы; новости » постописание с патриком


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC